И вечный бой

16 февраля 2009, 00:00
  Северо-Запад

От редакции

Многострадальный закон Петербурга о режимах зон охраны объектов культурного наследия (РЗО) наконец принят вопреки энергичному противодействию строительного лобби. Все последние годы недобросовестные девелоперы через своих лоббистов в отраслевых комитетах городской администрации прикладывали неимоверные усилия, чтобы правила Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) не обретали силу закона и чтобы можно было строить как хочется, игнорируя общественную заинтересованность в сохранении историко-культурного наследия великого города – единственного в стране, где ЮНЕСКО включило в свой список всемирного наследия не отдельные памятники, а целые территории.

Хотя КГИОП подготовил РЗО уже в 2005 году, еще до принятия Генерального плана, в главный градостроительный закон они так и не вошли: чиновники сослались на то, что РЗО будут включены в Правила землепользования и застройки (ПЗЗ). Но когда трехлетняя эпопея с разработкой ПЗЗ стала подходить к концу, выяснилось, что и в этом законе режимов зон охраны не будет: руководство Комитета по градостроительству и архитектуре сочло нецелесообразным «загромождать» ПЗЗ. Учитывая, что к тому времени в ходе «корректировки» федерального законодательства КГИОП был исключен из процедуры согласования строительных проектов даже в зонах охраны, историческое наследие Северной Венеции ожидала печальная судьба.

Неизвестно, чем бы все обернулось, если бы не нарастающее недовольство общественности, известных в стране и мире деятелей культуры множащимися градостроительными ошибками, явно нарушающими историческую архитектурную среду. Масла в огонь, несомненно, подлил вышедший на международный уровень скандал вокруг небоскреба «Охта-Центр» – ЮНЕСКО пригрозило исключить Петербург из фонда культурного наследия. В конце концов губернатор Валентина Матвиенко публично пообещала, что Закон о РЗО будет принят одновременно с Законом о ПЗЗ. Впрочем, как показали дальнейшие события, даже ей пришлось проявить изрядную настойчивость, чтобы проект РЗО не был упрятан в бюрократические закрома.

Принятие Закона о РЗО можно считать крупной победой общественности, и в первую очередь – Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, организации «Живой город» и Центра экспертиз «ЭКОМ». Благодаря их усилиям законопроект, разработанный КГИОП (ему тоже надо отдать должное), строительным лоббистам не удалось сильно испортить. В результате закон вышел на удивление качественным (хотя и далеко не идеальным) – весьма редкое явление в законотворческой практике Петербурга последних лет.

Помимо прочих достоинств, Закон о РЗО содержит революционное новшество – впервые в российской практике в нем формализованы критерии градостроительного стиля. Введен так называемый «код среды» – некий общий градостроительный принцип, распространяющийся на весь город, включая исторические окраины (Пушкин, Павловск, Петродворец, Сестрорецк и т.п.). Для каждой из определенных законом средовых зон (например, в центральной части города их установлено 14), отражающих многообразие городской среды, соответствующий «код среды» содержит набор основных параметров, соблюдать которые в процессе реконструкции и строительства теперь обязательно. Они характеризуют плотность и характер застройки, особенности фронта застройки, уровень детализации фасадов и их типичную для данной зоны ширину, преобладающую этажность и высотность и т.п. Соблюдение «кода среды» предотвратит появление неуместных зданий, диссонирующих с окружающей застройкой, – главную угрозу исторической архитектурной среде.

Однако история на этом не заканчивается. Хотя Валентина Матвиенко свое обещание выполнила и Закон о РЗО принят еще 24 декабря 2008 года и подписан губернатором, он до сих пор (на момент сдачи номера в печать) не опубликован, а значит, не вступил в силу. Видимо, чиновники хотят успеть протащить еще какие-то важные для них девелоперские проекты, нарушающие правила КГИОП.