Без газа и пыли

Собственник и генеральный директор компании «Планета Эко» Платон Завьялов считает, что кризис дает шанс нишевым российским производителям, обладающим уникальными технологиями

Когда в середине 1990-х годов Платон Завьялов создавал «Планету Эко», его расчет базировался на двух постулатах. Первый – рано или поздно российское природоохранное законодательство непременно будет приведено к жестким стандартам, принятым в развитых странах. Второй – на гребне волны окажется тот, кто сможет производить очистное оборудование по собственной уникальной технологии.

Технология у компании уже была – ее основу заложил специалист в области аэродинамики профессор Юрий Завьялов, отец создателя «Планеты Эко». Его разработки дали толчок дальнейшим исследованиям (сейчас у фирмы на счету 13 патентов) и позволили запустить производство установок для промышленной газоочистки, которые оказались вполне востребованными. Генеральный директор «Планеты Эко» уверен, что кризис даст компании шанс «подвинуть» основных конкурентов и расширить рынок сбыта.

Жизнь до кризиса

– Что представляло собой ваше предприятие к началу кризиса?

– Фирма небольшая – проектно-конструкторское бюро и две производственные площадки в Выборге. На одной мы серийно производим промышленные пылесосы, в зависимости от спроса – 15-20 штук в месяц. На второй площадке под заказ изготавливаем несерийное оборудование – это основное направление нашего бизнеса. Сначала проектируем объект, потом сдаем его заказчику, что называется, на бумаге (сейчас – в электронном виде) и только после этого воплощаем заказ в железе. Изготавливаем оборудование, отвозим на завод, монтируем, обслуживаем.

– Кто ваши заказчики?

– Металлургическая, цементная, химическая промышленность – все дымящие, пылящие, газообразующие предприятия. Промышленные пылесосы, а также стационарные системы промышленной пылеуборки (то, что называется встроенным пылесосом) находят спрос практически во всех производственных отраслях. Наши заказчики – это вся Россия, даже в Уссурийске есть наш клиент. В дальнее зарубежье пока не выходили, а с Казахстаном, Украиной, Киргизией работаем. Крупный заказ был из Узбекистана, поставляли оборудование в Навои на горно-металлургический комбинат.

Большие надежды

– Почему такие скромные объемы производства – три-четыре сотни серийных пылесосов в год? Рынок узкий?

– Наш рынок очень специфический – не конфетами торгуем. Люди могут смотреть на наше изделие, но не всегда понимают, что это и зачем. Им надо объяснять, как оно используется, какие плюсы, какие минусы, что есть у конкурентов. Потом уже возникают договорные отношения. Специально для продвижения продукции открыли маркетинговое представительство в Москве. Но потенциал российского рынка в области промышленной экологии огромный, неисчерпаемый. При условии, что промышленные предприятия перестанут относиться к санитарно-экологическим мероприятиям по остаточному принципу. Это произойдет, если у нас будут законы как в Финляндии.

– Если до кризиса промышленные предприятия экономили на охране природы, то теперь могут, воспользовавшись тяжелой ситуацией как предлогом, вообще забыть об экологической безопасности. На чем основана ваша уверенность, что количество заказов возрастет?

– На данный момент на рынке наше оборудование наиболее дешевое. При вполне приличном качестве оно в пять-десять раз дешевле, чем у наших основных конкурентов – европейских производителей. Сейчас, когда курс евро растет, даже крупные заказчики – металлургические комбинаты, тот же «РУСАЛ» – не смогут покупать дорогостоящее западное оборудование по многомиллионным контрактам.

Среди отечественных производителей газоочистного оборудования у нас тоже есть конкуренты. Но они используют в своих установках фильтры различных видов. Наше ноу-хау – использование инерционно-вихревого принципа в системах пылеулавливания. Этот принцип газоочистки имеет эффективность, сходную с матерчатыми фильтрами. Но его неоспоримое преимущество – дешевизна установок в эксплуатации. Не требуется дорогостоящих ремонтов, не нужны специальные сервисные бригады, а служит оборудование долго. В то время как эксплуатация матерчатых и других фильтров – очень дорогое удовольствие. Ну и к кому пойдет заказчик в период дефицита свободных средств?

Предпринимателя надо охранять

– Каким-то образом кризис вас задел?

– Конечно. Во-первых, неплатежи такие, будто мы вернулись в 1990-е годы. Во-вторых, опять пошли проверки, выколачивание денег со стороны налоговых органов. Считаю, что нельзя на предпринимателя смотреть как на преступника. Предпринимателя надо охранять. Мы даем рабочие места, платим зарплату людям, налоги в казну. Мы – движущая сила страны.

– Как складываются отношения с банками?

– Никак. Мы развивались вообще без кредитов. Считаю, что это утопия – работать с нашими банками. А государственная помощь так называемая – способ всех производителей глубже загнать в долги. Не надо рассчитывать на помощь или кредиты. Правило одно – жить поскромнее.

– Вы жили скромно или приходится ужиматься в связи с кризисом?

– Мы жили по средствам. Фирма небольшая, сотрудников немного, так что мы никого не сокращаем и зарплаты не урезаем. Зарплаты у нас не заоблачные – от 25 до 40 тыс. рублей. Считаю, нормально с учетом того, что наш персонал – конструкторы и рабочие высокой квалификации. Завышенные зарплаты – вообще огромная проблема российского бизнеса. Одна из причин кризиса в том, что мы стали оценивать свой труд несоразмерно его результатам. Особенно в столицах: люди требуют огромную зарплату просто за перекладывание бумажек. Я называю это кризисом эгоизма.   

Санкт-Петербург