Научим их жить по-людски

Любые более или менее экстраординарные события русский человек воспринимает как удар судьбы. А к воле рока, как известно, подготовиться невозможно, и сопротивляться ей бессмысленно

Недавно один финский предприниматель рассказал мне о своих злоключениях на российско-финской границе. Он собирался ввезти в Россию видеодвойку и рекламные материалы, которые были ему нужны для работы на отраслевой выставке в Северной столице. На все оформление ушло целых три дня, и ему еще повезло, что он начал готовиться заранее. Выяснилось, что аппаратуру следует везти только через Петрозаводск, чтобы зарегистрировать ее там. Вдобавок пришлось собрать немыслимое количество печатей с подписями и загрузить работой десяток таможенников. Причем он как на духу поведал, что опытные российские коллеги советовали ему ввозить все как личные вещи, тогда никаких осложнений не возникнет. Но нет, он решил сделать так, как положено, без уверток: раз техника принадлежит фирме, пусть так и оформляется. И кому он сделал хуже? Только себе. Ну не могут финны жить по-людски, честное слово!

Похожих случаев во время последней моей мартовской поездки в Финляндию набралось множество. Для начала: обратил внимание, что водители трамваев меняются каждый час. Видимо, их профсоюз не лежит под администрацией муниципальной компании Helsinki City Transport (HCT) и заботится о том, чтобы водители не копили усталость, а значит, не снижалась безопасность движения. Если принять во внимание сложную ситуацию на дорогах в крупных российских городах, то в наших трамваях пересменок надо делать еще чаще. Однако в профсоюзе петербургского «Горэлектротранса» не смогли внятно сказать, через какой промежуток времени в течение рабочего дня водителю полагается передышка. При этом с уверенностью добавили, что так часто, как в Хельсинки, в Петербурге не меняются. Впрочем, зачем уж так строго к самим себе? Ну как можно клонировать эту финскую «чехарду», если у нас налицо банальный дефицит водителей, а молодежь не спешит садиться за рычаг управления трамваем. И без преувеличения высший пилотаж продемонстрировал вагоновожатый из HCT, когда на очередной остановке неожиданно вышел на пять минут покурить. Зачем такие сложности? Можно было и в кабине подымить...

Или вот еще. С какой стати, скажите, финским сотовым операторам который год держать самые низкие тарифы в Европе? Как рассказал один из консультантов финского агентства технологий и инноваций Tekes, его сын-тинейджер (это категория наиболее активных пользователей) платит за телефон смешные 5 евро в месяц. Больше того, почему в условиях кризиса сотовики сохраняют невысокую плату за услуги и даже планируют ее снижать? Ведь так они только усложняют себе жизнь: приходится думать о запуске и популяризации новых дополнительных услуг и сервисов, которые окупятся не сегодня и не завтра. Некоторые российские операторы в условиях кризиса тяготеют к другой стратегии – повышению тарифов. И правильно делают, ведь иначе не получится быстро и без особого труда компенсировать выпадающие доходы.

ИТ-технологии глубоко проникли в жизнь финнов, как повседневную, так и деловую. Совершить коммунальные платежи, отрегулировать на расстоянии климат в теплице на хуторе, купить билет в театр, на самолет по мобильнику – обычная практика. Кстати, для того чтобы снизить нагрузку на окружающую среду со стороны все того же городского пассажирского транспорта и повысить мобильность населения, в Хельсинки тестируется новая система управления движением. Современное программное обеспечение и беспроводные технологии обеспечат автобусам и трамваям приоритет перед другими видами транспорта на регулируемых перекрестках.

Спору нет, российские мегаполисы тоже идут по этому пути. В Петербурге на ключевых магистралях организована так называемая «зеленая волна», позволяющая всем участникам движения ехать с определенной скоростью и не попадать на красный сигнал светофора. Продолжается апробация автоматической системы управления движением, которая регулирует работу светофоров в зависимости от интенсивности потока. Но эти системы не предусматривают приоритета для автобусов, трамваев и троллейбусов. Хотя, видимо, некое ценное указание насчет ускорения их движения есть. Во всяком случае, трамваев – точно. Оно гениально по своей простоте и эффективности – просто сокращено время остановки. И это правильно: тот, кто хочет быстро ездить, должен сам становиться расторопным. Особенно это касается стариков.

И наконец. Помнится, когда я после десятилетки в 1986 году собирался поступать в Ленинградский кораблестроительный институт, мне все завидовали: мол, едешь в культурный город. И для многих основным мерилом культурности города Ленина было то, что его жители очень любезно и без суеты могли объяснить приезжему, как добраться до нужного места. Сегодня для петербуржцев такая отзывчивость – ненужный пережиток прошлого, сумасшедшему ритму жизни она только мешает. А финны, наоборот, поступают не по-современному, они совершенно не озлоблены кризисом. Во время моих прогулок по городу несколько раз приходилось доставать карту, хотя, честно говоря, Хельсинки так мал против Петербурга, что заблудиться в нем очень сложно. И столько же раз возле меня оказывались люди совершенно разного возраста, предлагая помочь сориентироваться на местности.

Теперь серьезно, без иронии. Каждая поездка в Финляндию дает много приятных впечатлений. Их и сюрпризами-то назвать нельзя. Ведь так, как сегодня живут наши бывшие соотечественники, мечтают жить (а не выживать), пожалуй, большинство россиян. К сожалению, организовать это у себя своими руками у нас не получается. Может быть, дело в том, что любые более или менее экстраординарные события русский человек воспринимает как удар судьбы. А к воле рока, как известно, подготовиться невозможно, и сопротивляться ей бессмысленно. Проще жаловаться на жизнь и завидовать тем, кто преодолевает кризис как очередную будничную проблему.