Спасибо за захват

Кто-то незаконно захватывает береговые территории? А ведь благое дело совершает

Простая летняя история. Собрались за город на шашлыки. Не к кому-нибудь на дачу, а просто на природу. Возник вопрос: где эта самая природа у нас есть? Прикинули и решили, что проще всего (в плане доступности и знания дороги) будет поехать за Большую Ижору: сосны, песок, шелест прибоя. Доехали. Увиденную картину даже скучно описывать: машины, машины, машины, мусор, мусор, мусор… Кое-где встречаются сосны. Машины дорогие. По песку безопаснее всего ходить в армейских ботинках. От залива воняет. По-соседству чьи-то дети сосредоточенно жгут в костре пластиковые бутылки. Шелеста прибоя не слышно, потому что неподалеку пьяными голосами выводят про Владимирский централ. В голосах – надрыв и слеза. В общем, природа. И культурный отдых.

А недавно пообщался с приятелем, который несколько лет назад уехал на ПМЖ в США. Живет он в штате Вашингтон – в тех местах, где Линч «Твин Пикс» снимал. Приятель говорит, что там так же красиво, как в фильме. Вот только мистики никакой, одна провинциальная скукотень. «Чем занимаетесь на выходных?» – спрашиваю. «Да нечем тут особо на выходных заниматься, – отвечает приятель. – Тут единственный вид отдыха – взять палатку и уехать с ночевкой на озеро». Мне вспомнился берег залива: «Владиме-е-ерский центра-а-а-ал»… «Тихо там у вас на природе?» – «Ага, птицы всякие щебечут». – «А мусора много?» – «Нет вообще. С этим строго. Если что – сразу штрафуют. Тут все такое, будто по нему „Фотошопом“ прошлись. Скука страшная». Угу, подумал я, зато у нас весело. Так весело, что в пляс хочется пуститься. Под «Владимирский централ».

В общем, впечатления у нас от разговора были прямо противоположные. Как в том анекдоте, где богатый мечтает о селедочке с картошечкой да на коммунальной кухне, а бедный говорит, что уже три дня не ел. Бедный – это я. Все мы. Все, кому доводилось выезжать в окрестности Петербурга на природу, которая у нас выглядит так, что любой «Фотошоп» сломается.

Здесь по законам жанра следовало бы начать клеймить и совестить, но тогда дальше никто читать не будет. Поэтому продолжу провокационным заявлением, которое уже прозвучало в самом начале: незаконный захват береговых территорий – это хорошо. Хорошо не потому, что самым наглым образом нарушается закон. С этой стороны, наоборот, крайне плохо, и не дай бог мне подумать иное, понести эту мысль в массы и ввести ею кого-либо в соблазн. Захваты хороши лишь с той точки зрения, что их инициаторы, исходя из сугубо личных, эгоистических побуждений, в итоге совершают благое дело – сохраняют природу. Ведь из-за чего побережье залива за Большой Ижорой выглядит так, как оно выглядит? Во-первых, от безнаказанности. Во-вторых, от общедоступности.

В советское время были специальные инспекции, которые ходили по лесам и прочим живописным уголкам и штрафовали всех, кто костры в неположенном месте жжет и консервные банки по кустам раскидывает. Инспекции существовали на общественных началах, но службу несли исправно. Табличка при входе в лес «Штраф за разжигание костров – 5 рублей» была не просто пугалкой, а реальным предупреждением, подтвержденным соответствующей статьей закона. Поэтому такого мусорного разгула при выезде на природу, как сейчас, не наблюдалось. Но инспекции упразднили. В результате возникла безнаказанность.

Что касается общедоступности, то везде, где она существует, рано или поздно начинается помойка. Во всяком случае в нашей стране. И черт знает почему. Можно, конечно, обвинить всякие асоциальные элементы: дескать, помойку устраивают только гопники и алкоголики. Но дорогие иномарки в описании побережья Финского залива были упомянуты не зря. В асоциальные элементы их владельцев не занесешь, а кроме как на машине туда не доберешься. В общем, все хороши.

Но вернемся к «захватчикам». Помимо того что нарушают закон, они выполняют две важные функции: пресекают общедоступность и устраняют безнаказанность. То, что и требуется. На практике это забор и охранник. Через забор не перелезешь, а если перелезешь, то обратно вернешься по воздуху. И, естественно, на захваченных территориях поддерживается образцовая чистота и порядок. Там теперь люди живут, а где живут – там известно чего не делают. Делают там, где все общедоступно и безнаказанно. Вот такие вот «санитары береговых территорий».

Есть ли альтернатива? В принципе, есть. Можно, например, организовать заборы и охранников с благословения государства. Создать систему частных или муниципальных пляжей, взимать плату за вход. Такое уже кое-где (в том числе и в нашем городе) предпринимается, но распространения не получает. Почему? Не вдаваясь в детали, можно ответить так: волокита, канитель и бюрократия. Тот гордиев узел, который можно разрубить только с помощью или очень крупной взятки, или очень хороших связей. Поэтому «захватчики» опережают и выигрывают.

Сколько такая ситуация продлится, сказать под силу только писателям-фантастам и политикам. И у тех и у других воображение в плане описания широчайших перспектив развито наилучшим образом. Да, какие-то меры принимаются: проводятся специальные «горячие линии» и прокурорские проверки. Но все это как-то фрагментарно, вяло и малоутешительно. А заборы все появляются и появляются. И будут появляться до тех пор, пока заборы не появятся в сознании. У чиновника – с надписью «Не брать!», у владельца дорогой иномарки – «Не мусорить!» или «Петь только у себя дома!» и т.д. и т.п.

А пока остается только сказать «захватчикам»… спасибо. Спасибо за то, что, возможно (именно «возможно», потому что в нашей стране возможно все), когда-нибудь наши дети, общаясь с зарубежными друзьями, будут с зевотой в голосе рассказывать, как ездили на природу и там щебетали птицы, а папу с мамой за случайно оброненный фантик чуть не оштрафовали. «Захватчики» на самом деле ничего не захватывают. Они консервируют. До лучших, сознательных времен. Или до лучших времен сознания.