Без субординации

Нет смысла строить инновационный процесс в России сверху вниз, так как советский опыт доказал, что это дорого и неэффективно. Необходимо стимулировать развитие горизонтальных связей и создание на их основе сетевых открытых систем

На Санкт-Петербургском экономическом форуме в ходе встречи с представителями банков президент РФ Дмитрий Медведев констатировал, что переход российской экономики на инновационные рельсы пока не удается. Не зря в мае он создал специальную комиссию по модернизации и технологическому развитию экономики. «Я считаю правильным, что этими вопросами (перехода на инновационный путь развития экономики) занимается президент, поэтому я создам отдельную комиссию», – заявил Медведев.

В начале июня на встрече премьер-министра Владимира Путина со спикером Госдумы Борисом Грызловым шла речь уже о блоке «инновационных законопроектов». Как сообщил Грызлов, они могут быть приняты уже в период осенней сессии парламента. В основу законопроектов, судя по всему, положен разрабатываемый «Единой Россией» партийный проект Национальной инновационной системы. Идеолог и главный разработчик проекта депутат Государственной думы РФ Виктор Зубарев планирует покрыть всю страну инновационными советами, в составе которых наряду с чиновниками и бизнесменами будут функционировать экспертные и научно-консультативные группы. Забавно, что аналогичный проект разрабатывался в Ленинграде еще лет 15 назад фондом «Политехнический союз». Тогда проект потерпел неудачу, его современный аналог тоже имеет мало шансов на успех.

Попытки если не восстановить, то хотя бы воспроизвести в новых условиях советскую систему управления разработками (с ее бюрократической надстройкой и внеэкономическими методами понуждения к внедрению результатов) уместны на предприятиях ВПК, а как институциональное решение для экономики в целом обречены на провал. В рыночных условиях более уместны сетевые структуры с их гибкостью и ориентацией на горизонтальные связи, стимулировать создание которых и должна власть.

По нужде

«Основная проблема заключается в том, что, несмотря на правильные программные установки, существенных изменений в технологическом уровне нашей экономики не происходит», – говорит Дмитрий Медведев. Как приговор ответственным за инновации чиновникам прозвучало такое утверждение президента: «Пока не показали серьезных результатов ни малые фирмы, которые мы пытались и пытаемся создавать, ни технопарки, ни различного рода центры трансфера технологий, всякого рода новые формы, которые мы пытаемся использовать, ни Российская венчурная компания, ни технико-внедренческие особые экономические зоны. Все это в основном, надо признаться откровенно, существует только на бумаге».

Подобный результат во многом был ожидаем, так как инновации, как и многие другие тонко организованные экономические объекты, в бюрократической неволе не размножаются. Попытка влить молодое вино в старые мехи всегда заканчивается одним – протечкой. Вот и нынче игры в инновации в исполнении чиновников оказались эффективным инструментом только для образования новых «кормушек». Для того чтобы прокурорские отчеты не оказались единственным итогом «модернизации экономики» России, необходимо сначала разобраться с предметом.

Это не пирожки

Сегодня в результате развития экономической теории появилось множество концепций, посвященных исследованию природы инноваций, их типологии, содержания и форм. Однако большинство специалистов согласны с тем, что любая экономическая деятельность только тогда становится инновационной, когда имеет своей целью и результатом воспроизводство благ, обладающих новизной.

Принято считать, что инновационные экономические отношения образуют инновационную сферу экономической системы и выступают фактором ее развития. Когда инновационные экономические отношения становятся значимым фактором развития экономической системы и воспринимаются ею, она трансформируется в инновационную экономическую систему. Именно о таком сценарии развития российской экономики и мечтают руководители страны.

В экономической теории существует мнение, что первичным толчком, началом инновационного экономического процесса является научная деятельность, имеющая своим результатом идею в форме научного достижения, открытия, изобретения или рационализации. Однако не всякое научное достижение порождает инновационный процесс. Инновационную идею отличает осознание возможности ее материализации в новый продукт, технологию, услугу.

Рассматривая экономическое содержание инновационного процесса, принято выделять этапы возникновения инновационной идеи в ходе научных исследований, получения технического решения в ходе прикладных исследований, разработки прототипа или опытного образца самого новшества и его коммерциализации. На этапе потребления нововведения происходит или признание его полезности и закрепление в качестве традиции с одновременным становлением и развитием новой потребности в нем, или отторжение, непризнание нововведения существующей структурой потребностей, если она не принимает его как полезное новшество.

В результате следует сделать вполне определенный вывод, что специалисты рассматривают инновационную экономическую деятельность как специфическую воспроизводящуюся систему экономических отношений между людьми по поводу создания, распространения, потребления и обновления новшеств. Структура этих отношений является не только разнообразной и сложной, но и противоречивой. В ней прослеживаются как объединяющие, так и разделяющие участников инновационного процесса экономические тенденции. А это означает, что для инновационных экономических отношений требуются эксклюзивные средства их реализации.

Капиталу конец

Даже традиционные представления о собственности в условиях функционирования инновационной экономики выражаются в качественно новых формах. Дело в том, что инновационная деятельность превращает имущественные элементы богатства в перманентно дешевеющие, исчезающие и заменяемые новыми. Изменяются и основы общественного присвоения богатства, когда эксплуатация возможностей индивидов трансформируется в мотивированное сотрудничество между ними.

Втягиваясь в рыночные отношения, инновации становятся товаром, причем специфическим. Если одну и ту же вещь, рабочую силу, одно и то же количество денег можно обменять лишь однократно, то отдельно взятая инновация может обмениваться различными способами (устно, документально, содержательно) любое количество раз со всеми, кому интеллектуальный товар представляется полезным.

В инновационной экономике деньги с нарастающей энергией тянутся к новациям, по мере того как состязание интеллектов ускоряет процесс морального старения и обесценивания средств производства и товарной массы. Обращение товаров и денег, представляющих совокупность разрозненных актов отчуждения и присвоения, в инновационной экономике трансформируется в систему многосторонних кредитных отношений, построенных на основе заимствования прав на собственность различных категорий. Такая система может функционировать лишь на основе выстраивания условий для создания осознанной заинтересованности и зависимости всех участников – от частных лиц и бизнеса в целом до государства.

Бюрократические дрожжи

Все российские институты, которые необходимо задействовать в инновационном процессе, построены на бюрократических началах. В наследие от Советского Союза, научные исследования которого представлены во всех областях знания, российской науке досталось огромное количество научных кадров и исследовательских учреждений. По количеству научных работников на душу населения Россия до сих пор входит в число лидеров.

В отношении финансирования наука ближе всего к армии – на нее нет и не может быть платежеспособного спроса населения. Поэтому даже в США – в стране с наиболее развитым наукоемким производством – расходы на фундаментальные и большую часть прикладных исследований являются исключительной обязанностью государства.

Государство наконец готово сформулировать, что ему нужно от науки: российская наука должна производить инновации, которые позволят диверсифицировать экономику. Эти инновации должны быть востребованы не столько посредством госзаказа, сколько потребителями и частными инвесторами. Однако ответить на этот запрос российская наука оказалась не в состоянии.

Нуждается в реорганизации и отраслевая наука – сфера, в которой прежде всего заинтересован бизнес. Сегодня спроса со стороны российских компаний на результаты деятельности отраслевой науки практически нет. Предприятия обрабатывающей промышленности стремятся покупать иностранные технологии, поскольку дешевле и проще купить технологии за рубежом, чем ждать отдачи от российских НИИ и КБ.

Мир знает, как

Во всем мире государственную политику в области науки и ее финансирование проводят в интересах государства государственные органы. Например, в США финансирование научных исследований и разработок, выполняемых весьма разнообразными по «ведомственной» принадлежности и социально-финансовому статусу исполнителями, осуществляется не из одного центра, а развитой системой федеральных агентств, остро соперничающих за долю бюджетного пирога, выделяемого на исследования и разработки.

Успех инновационной деятельности в западных странах во многом обеспечен тем, что собственником результатов становится их создатель, который далее может персонально работать с любым из десятков тысяч потенциальных инвесторов. Научным и инвестиционным процессами, как и любым творчеством, нельзя и не нужно руководить. Необходимо не организовывать их, а создавать условия – законодательные, налоговые, структурные, технические.

Так как ни один из участников не изолирован в своей инновационной деятельности, связи и обмен опытом становятся решающими факторами. Доказано, что наиболее эффективной формой управления в инновационных системах является сетевая структура. Экономисты утверждают, что рынки создают высокие операционные затраты, бюрократия – высокие организационные затраты, в то время как сети оптимизируют оба вида затрат. С другой стороны, социологи утверждают, что инновации, оперирующие в большой степени неявными знаниями, зависят от надежности связей между участниками системы, которые возникнут скорее в сетевой структуре, чем в рыночных или иерархических взаимосвязях.

Известно, что научная результативность пропорциональна лишь логарифму от объема ассигнований, но прямо пропорциональна эффективности организации науки. Интересно отметить, что наука тоже организована по сетевому принципу. Рассматривая научные дисциплины с точки зрения теории организации социальных систем, специалисты уже давно сделали вывод, что «локальная» наука внутри каждой дисциплины имеет сетевую структуру, характеризующуюся такими свойствами, как децентрализованное управление, неформальные отношения, горизонтальные связи и самоорганизация.

Распределенные по дисциплинам знания требуют установления и укрепления междисциплинарных связей. Наука и инновации становятся все более коллективным делом и ищут решения своих проблем в сетевых структурах.

Третий путь

Переход к рыночным отношениям Россия осуществляет от экономики, где преобладали административно-командные методы хозяйствования и вертикальные, а не горизонтальные связи. Кроме того, в отечественной экономике отсутствуют традиции частной собственности, в том числе на объекты интеллектуального продукта и процесса. Отсюда особые, дополнительные трудности, возникающие в процессе перехода к инновационной экономике.

Российское государство, разочаровавшееся в рыночных инструментах обеспечения технического прогресса и модернизации, планирует использовать традиционную политику прямого госуправления динамикой технологического развития посредством и с помощью бюрократических организаций. Это займет много времени, обойдется гражданам слишком дорого, так как бюрократическая субординация мало способствует инновациям.

Однако в российском обществе достаточно устойчивы коллективистские начала, которые могут быть использованы для запуска инновационных процессов на основе современных сетевых технологий. Если к этому добавить стимулирующую роль государства, то есть возможность перейти к этапу инновационной экономики, минуя этап индустриального рыночного хозяйствования. Государство в этом процессе может сыграть роль катализатора инновационных процессов, поддерживающего исследования и инновационную деятельность в новой организационной сетевой парадигме, роль арбитра расходящихся интересов и перспектив, роль организатора диалога между участниками будущих разработок и инициатора новых программ и задач.  

Санкт-Петербург