Мощь эмоций

Владимир Кехман: «Телевидение – очень мощная, влиятельная сила, но эмоциональные прорывы, на которые способен театр, ему недоступны»

Заключительная церемония национального телевизионного конкурса ТЭФИ в этом году проходит в два этапа. Первый, объединяющий номинации «Профессия», состоится в Москве, заключительный – «Лица» – 26 сентября в Санкт-Петербурге в Михайловском театре. Поскольку именно это действо будет транслироваться в эфире, ему и достанется звание главного телевизионного события года. Как проходит подготовка к вручению телевизионных премий, рассказывает генеральный директор Михайловского театра Владимир Кехман.

– Михайловскому театру предстоит принимать заключительную церемонию ТЭФИ. Вас как зрителя устраивает сегодняшнее качество телеэфира, содержание передач?

– Я всегда благодарен телевидению, когда вижу в эфире сообщения о культурных событиях. Телевидение существенно расширяет наше общее культурное пространство. Михайловский театр активно сотрудничает с целым рядом телеканалов. Премьеру «Лебединого озера», которой мы открыли сезон, многие федеральные и почти все петербургские телеканалы включили в новостные программы как одно из важнейших событий. Мне многое нравится в практике кинопоказов.

Престижная площадка

– Как возникла идея пригласить мэтров телеэфира в Михайловский театр?

– Идея принадлежит президенту Академии российского телевидения Михаилу Швыдкому – я ее с энтузиазмом поддержал. Телевидение существует для всей страны. Михайловский театр становится очень популярной и престижной площадкой. Надеюсь, наше сотрудничество даст нужный результат.

– Вас часто приглашают в передачи самого разного характера. Что вы можете сказать о телевидении как участник эфира?

– У меня есть некоторый опыт, но обобщений я бы делать не хотел. Расскажу об одном недавнем случае: я был в числе участников ток-шоу, вопросы которого в основном касались меценатства и благотворительности. Были интересные гости – Владимир Бортко, Николай Буров, депутат Госдумы Наталья Карпович. События вокруг Пикалево тогда были в разгаре, и разговор незаметно переместился в эту плоскость. Участники передачи старались искренне отвечать на непростые вопросы, и ответы получались непростыми, как минимум небанальными.

Думаете, телеаудитория оценила эту искренность? В студию шел поток звонков, без преувеличения, маргинального характера. Умные люди пытались с экрана рассказать, что в непростых ситуациях не бывает простых решений, а зрители от них требовали призывов «отнять и поделить». Или «пересажать». Вот такой «диалог». Самое печальное, что телевидение само приложило руку к такому крену аудитории: лозунги повышают рейтинги, вдумчивый разговор, видимо, этому не способствует.

– Противоречия и конфликты внутри телевизионного сообщества привели к тому, что в прошлом году стоял вопрос о целесообразности дальнейшего существования ТЭФИ. Вы следили за развитием событий?

– Хочется верить, что напряженный момент во внутрителевизионной жизни миновал, хотя за подробностями я не следил. Театр отдает свою сцену для яркой церемонии, которую Пятый канал, имеющий федеральный статус, покажет всей стране. Нам приятно будет видеть на своей сцене и в зале людей, которых любит и которыми восхищается огромная телеаудитория. Мы готовы обеспечить высокий организационный и технический уровень мероприятия, все сделаем красиво и качественно. Вот что важно для меня и для театра. А конкуренцией между каналами я, признаться, не слишком интересуюсь. Даже не знаю, какие изменения в регламенте выдвижения на ТЭФИ произошли в этом году, знаю только, что было много разговоров на эту тему.

– Теперь выдвижением программ на ТЭФИ занимаются их производители, а не вещатели.

– Замечательно. И те и другие будут нашими гостями. Мы их встретим достойно.

Обеспечить уровень

– Поразите обновленным интерьером театра?

– Исторический интерьер зрительного зала полностью восстановлен. Заключительным этапом этой работы стало возвращение живописного плафона, который впервые за 150 лет был демонтирован и отреставрирован в мастерских. Проделана действительно уникальная работа не только по реставрации, но и по монтажу плафона. За полтора месяца смонтировали и покрыли лаком 390 кв. м живописи. Тогда как только на то, чтобы поставить леса в зале, обычно уходит три недели.

– Техническое оснащение театра имеет значение?

– Колоссальное. У нас суперсовременная система сценического света, мы полностью поменяли ее два года назад. Кстати, до этого в театре осветительные приборы не менялись с довоенного времени, с середины 1930-х годов. Я просто поражаюсь, как с этими лампочками Ильича люди вообще могли работать. Михайловский театр до 2007 года оставался единственным учреждением культуры, где электрические сети были рассчитаны на напряжение 127 вольт. Теперь, после модернизации, он стал действительно уникальной площадкой, сочетающей исторические интерьеры с современным техническим оснащением. В театре проходят в том числе мировые кинопремьеры. Но все технические возможности мы используем в первую очередь в спектаклях текущего репертуара.

– Театр и телевидение – что у них общего?

– Невозможно сравнивать нашу аудиторию: театральных зрителей не считают на миллионы. Телевидение – очень мощная, влиятельная сила, но эмоциональные прорывы, на которые способен театр, ему недоступны.

– Вы вложили в реконструкцию и переоснащение театра колоссальные личные средства. Почему не поискали, например, телеканал с низким рейтингом и невыразительным контентом? Наверное, нашли бы, и не один?

– То, что я делаю в театре, – это не вопрос инвестиций, денежного интереса здесь нет. Это моя любовь.