Без прикрас

В погоне за ростом страховщики потеряли осторожность. Теперь на повестке дня – выживание в условиях высокой убыточности

Статистические данные развития страхового рынка в первом полугодии 2009 года четко свидетельствуют: период роста сменился падением. Объем собранных премий по сравнению с аналогичным периодом прошлого года сократился на 10,4%. Северо-Западный регион отражает общероссийскую ситуацию. По данным Федеральной службы страхового надзора (ФССН), в среднем по России объемы страховых взносов упали на 7,5%. При этом в 21 субъекте РФ зафиксировано падение сборов более чем на 20%.

Само по себе сжатие рынка не должно напрягать страховщиков. С другой стороны, ключевой показатель их деятельности – уровень убыточности – внушает определенные опасения. В первом полугодии он превысил 60% (почти на 35% больше, чем в аналогичный период прошлого года). При этом главными виновниками данного явления стали сегменты, которые год назад были локомотивом рынка, – каско и добровольное медицинское страхование (ДМС). «Если говорить о ситуации в целом, то можно констатировать, что наиболее серьезно пострадали рынки ДМС и каско», – подтверждает директор Северо-Западной дирекции компании «РОСНО» Алексей Рожнев. В первом полугодии эти сегменты не только не дали прирост, но и увеличили общую убыточность. На них пришлось 54% всех сборов и одновременно 74% всех выплат. Рынок каско здесь безусловный фаворит. Если смотреть на компании по отдельности, выстраивается прямая зависимость между убыточностью страхового портфеля в целом и тем, какую долю в этом портфеле занимают договоры каско.

Простые явления

Причина кроется не в психологическом факторе (страховщики любят рассказывать, что в кризис вырастает количество страховых случаев и мошенничеств) и не в активном повышении цен со стороны компаний, выставляющих счета страховщикам (хотя в медицине данный момент, безусловно, оказывает влияние на убыточность). Рынок остановился и наконец стал очевиден реальный уровень убыточности, с которым работают страховщики. «Выплаты всегда догоняют премии – накрывают спустя восемь-девять месяцев», – замечает директор петербургского филиала страховой компании «Спасские ворота» Алексей Куликов. Поэтому когда страховщики постоянно наращивали портфели по убыточным видам страхования, оставалась иллюзия, что они не столь убыточны, – выплаты не успевали догнать премии.

Основная причина остановки рынка каско достаточно прозаична. Аналитики предсказали это еще весной. Специалисты сделали прогноз буквально по одному критерию – оценили, какой процент от общего числа договоров составляют так называемые вмененные страховые договоры, которые заключаются под давлением банка при выдаче кредита. Оказалось, что в 2008 году эти добровольно-принудительные страховки и обеспечили рост сегмента каско почти на 30% (в целом их доля составила 11,6% от всех собранных премий). Поскольку объемы банковского кредитования физических лиц с конца 2008 года явно пошли на спад, стало очевидно, что этих премий страховщики точно недосчитаются. Иными словами, падение сборов – результат не столько того, что клиенты в массовом порядке отвернулись от страховщиков, сколько того, что основной драйвер роста рынка – банковское кредитование – перестал его подталкивать. Рынок каско сокращается именно за счет новых автомобилей. «В сегменте подержанных автомобилей изменение количества проданных полисов каско незначительно», – замечает Алексей Рожнев.

С рынком ДМС ситуация несколько иная. Его сокращение напрямую завязано на ухудшение общей экономической ситуации в стране. ДМС так и осталось продуктом, ориентированным на корпоративного клиента, а как корпоративный продукт продолжает играть роль дополнительного стимула для сотрудников. Поскольку в кризис дополнительная мотивация сотрудников отошла на второй план, компаниям ДМС оказалось не столь необходимо. К тому же полис ДМС всегда растет в цене, поскольку сегодня стоимость медицинских услуг имеет тенденцию к постоянному повышению. В начале лета страховщики Северо-Запада сделали попытку сдержать этот рост, но она потерпела фиаско (ФАС признала их совместную инициативу неправомерной).

Тревожные звонки

Особым вниманием пользуется и рынок ОСАГО. Страховщики не могут добиться от государства повышения тарифов по данному виду. По их оценкам, убыточность ОСАГО уже вышла за пределы допустимого. В целом по региону она составила 66% (увеличившись по сравнению с первым полугодием 2008 года на 10%), в некоторых областях, в частности в Мурманской и Вологодской, уже не первый год зашкаливает за 90%.

Кроме того, Российский союз автостраховщиков (РСА), который расплачивается по ОСАГО за тех страховщиков, кто этого сделать не может, выступил с заявлением, что в свете увеличения числа неспособных рассчитаться по ОСАГО его резервов может хватить только до конца первого квартала 2010 года.

В действительности проблема с выплатами по ОСАГО серьезнее, чем просто неспособность РСА выплачивать возмещения обратившимся к нему застрахованным лицам. В автостраховании есть такое понятие, как регресс. Выплачивая в случае аварии клиенту по каско, страховщик получает возможность выставить счет по ОСАГО страховой компании виновника ДТП (конечно, если виновник есть). В итоге, как замечает руководитель Северо-Западного дивизиона компании «Ренессанс страхование» Павел Муретов, возвраты по регрессу позволяют сократить объемы выплат по каско на 10%. Понятно, что для компании, уверенно стоящей на ногах, исчезновение того, кто возмещает часть выплат, будет неприятностью, не более. Но для небольшого игрока это испытание, которое он может и не пережить. И, однажды начавшись, процесс ухода небольших страховщиков, работающих в сегменте автострахования, может затянуть больше, чем одну-две компании.

Другое явление, также вызывающее тревогу участников рынка, – рост демпинга. Масштабы явления таковы, что оно заинтересовало надзорные органы. «Известно, что в текущем году отдельные страховщики привлекали внимание ФАС, потому что предлагали очень низкие тарифы», – рассказывает генеральный директор компании «Капитал-Полис» Алексей Кузнецов.

Другие участники рынка подчеркивают, что неосторожное одномоментное повышение тарифов (с начала года все крупные компании поэтапно проводили корректировку тарифов) сразу вызывает отток клиентов. Вопрос цены по-прежнему играет первостепенную роль в выборе клиентом страховой компании, то есть демпинг дает необходимые результаты. Значит, он остается.

Именно поэтому, кстати, первых банкротств страховщики ожидают как раз в третьем квартале. Настоящий демпинг по каско и непомерные комиссионные по ОСАГО начались как раз в конце 2008-го – начале 2009 года. Соответственно волна выплат, которая даст неоправданно высокую убыточность, начнется в ноябре. «Громких уходов пока не наблюдается, но думаю, что все еще впереди – как говорится, по осени подсчитаем», – немного мрачно предсказывает Алексей Рожнев.

Нет оптимизма в оценке перспектив развития рынка и у директора петербургского филиала «РЕСО-Гарантии» Дмитрия Большакова. «Если даже экономика пойдет вверх, страховой рынок в силу своей консервативности запаздывает по отношению к реальному производству. В этой связи представляется, что следующий год будет определяющим для послекризисной расстановки сил на страховом рынке как региона, так и России», – считает Большаков.

С другой стороны, несмотря на то что массовых уходов страховщиков на Северо-Западе не зафиксировано, процесс консолидации рынка продолжает набирать обороты. «Крупнейшие участники рынка, несмотря на негативные тенденции, по-прежнему обладают достаточными резервами и маржой платежеспособности для выполнения взятых на себя обязательств. В результате процессы консолидации ускорились. Доля 20 крупнейших компаний в целом по рынку достигла почти 60%», – рассказывает Павел Муретов. Безусловно, заметным событием в данной области стало поглощение «Росгосстрахом» одного из крупнейших региональных игроков – страховой компании «Русский мир».      

Санкт-Петербург