Так закалялась японская сталь

Культура
Москва, 26.10.2009
«Эксперт Северо-Запад» №41 (438)
Понять истинную ценность и магнетизм произведений японского оружейного искусства можно только после погружения в философскую сущность тандема «самурай и его меч»

Искусство войны в Древней Японии было и остается лейтмотивом многих фильмов и литературных произведений. Некоторые являются историческими трудами, другие не лишены вымысла и чисто художественных деталей, которые, по замыслу авторов, должны придать произведению остроту и зрелищность.

Что такое меч самурая – филигранно выполненное холодное оружие, торжество кузнечного дела Страны восходящего солнца или символ этического и нравственного наследия эпохи, вобравший в себя не только философию японской нации, но и более глубинные аспекты мировоззрения и культуры? Экспозиция в новом зале выставки «Самураи: art of war» посвящена цубам – гардам японского меча. Многовековая традиция запрещала мужчинам в Японии носить ювелирные украшения, и они демонстрировали свое богатство и вкус, украшая оправы мечей, в первую очередь – их цубы.

Философия стали

Что касается выставки в целом, то она включает в себя кирасы доспехов японских самураев XVI-XVIII веков, предметы быта и гардероба жителей средневековой Японии, гравюры одного из самых известных мастеров японской ксилографии Утагава Куниёси из частной коллекции Юрия Варшавского. Не отрицая ценности вышеперечисленных артефактов, стоит отметить, что самой магнетически притягательной можно назвать коллекцию самурайских мечей, демонстрируемую в рамках выставки.

Куратор выставки Юрий Аистов считает, что ее цель не в демонстрации антикварной ценности коллекции. «Несомненно, она имеет место быть. Но мы хотели бы акцентировать внимание публики на этническом содержании экспонатов. Самурайское сословие средневековой Японии – неотъемлемый пласт истории Страны восходящего солнца, оказавший существенное влияние на мировоззрение современных японцев», – говорит Аистов.

Холодный блеск стали, отточенные, но при этом удивительно плавные и гармоничные линии клинков посетителям, поверхностно знакомым с историческим прошлым мечей, могут доставить лишь эстетическое наслаждение. Понять их истинную ценность и магнетизм можно только после погружения в философскую сущность тандема «самурай и его меч».

Весь путь меча неразрывно связан с его создателем, владельцем и учениями, которые в то время формировали мировоззрение японцев. Основой самурайского кодекса, как и воспитания сознания самурая, был синтоизм – древняя религия, представляющая собой сочетание культа природы, предков, веры в магию, существование души и духов.

Основа техники владения мечом самурая – в первую очередь не телесное, а духовное развитие, воспитание силы сознания. Отсюда и восприятие самурайством меча: считалось, что в стальном клинке заключена душа воина, она томится в ножнах в ожидании, когда ее освободят. Меч практически отождествлялся с личностью владельца, и отношение самурая к оружию было соответствующим. Каждой детали присущ символизм: мечи, доспехи посвящались определенным божествам и передавались от поколения к поколению в каждом клане. Поэтому сегодня иностранным археологам, в том числе российским, непросто производить изыскания на территории Японии. «Жители страны щепетильно относятся ко всему, что связано с их историей, и ограничивают доступ ко многим святилищам и хранилищам достояния предков, – рассказывает Аистов. – Так как опасаются, что чужое вмешательство потревожит божества, охраняющие артефакты, а возможно, и духов предков. Когда в зал, где мы выставляли экспозицию в Москве, зашел японец, его первыми словами были: „Здесь пахнет смертью“. Возможно, он почувствовал ауру окружающих предметов».

Тайна Мурамаса

Считалось, что в мече заключен внутренний мир самурая. Не менее важной была и личность создателя оружия. Искусство мастера состояло не только в совершенном владении кузнечным делом, но и в том, какое внутреннее состояние он испытывал, находясь за работой, какой смысл вкладывал в изделие.

Мастер мог вложить в свое изделие смысл и предназначение, которые считал нужным. Согласно японским традициям, мечи самураев никогда не носили карающего характера, не символизировали войну и захват, их основной функцией была защита. Тем не менее на выставке представлены уникальные экземпляры, связанные с иной философией. Их создатель – известный мастер Мурамаса. Согласно преданиям, Мурамаса совершал суровые аскезы и обладал мистической силой, которая позволяла ему заковывать в свои мечи заклинания и воинствующих духов. Японцы считали, что его мечи жаждут крови.

Известно, что с мечами этого мастера и его потомков связана череда смертей и несчастных случаев в династии великого Иёясу Токугавы. Именно поэтому он принял решение уничтожить все мечи Мурамаса, которые хранились в семье, и его примеру последовали другие знатные воины. Однако мечи были так хороши, что многие самураи решили сохранить их тайно, за что некоторые были приговорены к смертной казни.

Погрузившись в эти исторические и философские детали, по-другому смотришь на идеально выполненное оружие, холодно мерцающее за стеклом в приглушенном свете. Перед каждым экспонатом стоит провести несколько минут, внимательно всматриваясь в изгибы стали: мельком такие предметы не осматривают. Остановив взгляд на тонком лезвии, можно заметить, что от его острой грани расходятся волнистые линии – boshi. Эти переливы – результат закалки меча. Японцы говорят, что такой узор означает бесконечность. Еле уловимый рисунок действительно напоминает знак бесконечности, особенно если пристально смотреть на лезвие дольше десяти секунд.

Неискушенной публике демонстрируют технику освобождения меча. Не извлечения, а именно освобождения души самурая из ножен. И первое, что нужно сделать, прежде чем приступить к этому действу, – поклониться мечу. Меч самурая требует поклона.

Военно-исторический музей артиллерии Санкт-Петербурга.

Выставка «Самураи: art of war»

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№41 (438) 26 октября 2009
N41 (438) 26 октября
Содержание:
Стратегическая инициатива

Власти Петербурга видят будущее в инновациях и промышленном развитии, завязанном прежде всего на транспорт и логистику. Но неблагоприятные социально-экономические прогнозы могут свести на нет этот оптимизм

Реклама