Сезон, отличный от других

Туристический сезон в 2009 году развивался по антикризисному сценарию

Туристический бизнес чутко реагирует на объективные экономические и политические факторы, но в большей степени – на то, как они воспринимаются массовым сознанием. Насколько глубоко кризис затронул туристический рынок – ударил со всей мощью или прошел по касательной – мнения специалистов отрасли сильно разнятся. Но то, что сценарий туристического сезона 2009 года не совпадает с закономерностями прошлых лет, участники рынка признают единодушно.

Ждали зря

«Кризис мы почувствовали год назад, осенью 2008-го, но не мы были первыми, – говорит исполнительный директор компании „Авис“ Сергей Акулинин. – Наши клиенты осознали это раньше: мы их по-прежнему ждали, а они перестали к нам приходить».

Российские туристы славятся бесстрашием и готовностью ехать куда угодно, несмотря на природные или политические катаклизмы. Но одно дело – угроза цунами или волнения среди аборигенов и совсем другое – тревога за судьбу собственного дела или сохранность сбережений. Туристические компании столкнулись с тем, что раньше сложно было представить: люди отказывались от спланированных и оплаченных путешествий, в том числе в период новогодних каникул. «Наши постоянные клиенты, много лет мечтавшие о поездке в Австралию, были вынуждены отменить тщательно подготовленный и очень дорогой тур, – вспоминает события годовой давности директор фирмы „Аливект“ Марина Пулина. – На возврате авиабилетов они теряли 10 тыс. долларов, но утрата бизнеса могла вылиться в несопоставимые суммы».

Сценарий, по которому проходила девальвация рубля, и невозможность предсказать развитие ситуации на валютном рынке поставили под угрозу перспективы большинства туристических направлений. Те, кто фактически пострадал от кризиса, и те, кому внушили, что они могут пострадать, играли равную роль в падении турпотока. «Какие путешествия, если завтра доллар будет стоить 70 рублей?» – рассуждал среднестатистический россиянин, если тема отдыха вообще приходила ему в голову.

Из зимы в лето

Самыми тревожными месяцами, по мнению специалистов, были январь, февраль и март. Привычное вялое межсезонье приняло более тяжелую и затяжную форму. Наиболее заметно пострадали направления зимнего пляжного отдыха. Не было необходимой загрузки чартерных рейсов и их снимали один за другим. Полностью провалился и был сокращен до минимума Таиланд (решающую роль сыграла политическая нестабильность в этой стране), отменен чартер на остров Хайнань (Китай), к концу зимы из запланированных ГТК «Россия» 16 бортов в Египет осталось только шесть.

Участники рынка даже в таких условиях не прекращали попытки осваивать новые перспективные направления. Генеральный директор фирмы «Солвекс» Тамара Халецкая отмечает, что, «еще не разобравшись, какой оскал у этого кризиса», они самостоятельно или в кооперации с партнерами зимой подняли три новые чартерных программы. Из Петербурга были поставлены чартеры в Гоа (Индия), Коломбо (Шри-Ланка) и Эйлат (Израиль). Судьба последнего направления сложилась драматично. «После отмены визового режима с Израилем, опираясь на многолетний опыт работы с этой страной, мы просто обязаны были попытаться поднять чартер на израильский курорт на Красном море, – рассказывает Халецкая. – Программа успешно стартовала, но начались военные действия в секторе Газа и с 20 января этот еженедельный рейс пришлось снять. Возобновили его только 22 марта».

В ожидании лета немногие брались делать прогнозы. «Мы привыкли, что в туризме никакие прогнозы не сбываются, потому что по отрасли бьет все: теракты, эпидемии, аварии на транспорте, землетрясения, погодные аномалии – то, что не поддается предвидению», – делится наблюдениями Сергей Акулинин. Его коллеги к перечню непредсказуемых факторов добавляют меры по госрегулированию. «Мы и до кризиса не могли планировать свою деятельность на перспективу, выстраивать долгосрочные планы, – развивает тему Марина Пулина. – Каждый сезон проходит с истериками. Нас без конца „кошмарят“, пересматривают правила, меняют лицензии на финансовые гарантии, потом меняют лимиты ответственности (последние изменения введены в действие в сентябре 2009 года. – „Эксперт С-З“)». Выработанная предыдущими событиями стрессоустойчивость в этот непростой для туристической отрасли период стала единственным фактором стабильности.

Под крылом самолета

Дезориентированный, потерявший устойчивость рынок в преддверии летнего сезона пытался найти хоть какую-то опорную точку. Перевозка – основа турпродукта: исходя из нее рассчитываются все остальные параметры. «Понятным сигналом для туроператоров стало решение ГТК „Россия“ о сокращении на 20% объема перевозок на лето, – считает Тамара Халецкая. – Когда оно было сформулировано, туроператоры смогли здраво оценить свои амбиции и перейти к конкретному планированию летнего сезона».

Большинство традиционных направлений летнего отдыха сохранилось. Пострадала разве что Португалия – не стало прямого авиарейса на Фаро. На большинстве направлений перевозки оптимизировали, а на некоторых даже увеличили, например на Грецию, создав таким образом идеальные условия для демпинга. Что осталось в прошлом, так это нехватка мест на рейсах: желающие могли улететь практически в любом направлении. Среди немногих исключений называют Хорватию: на отдельные даты наблюдался некоторый дефицит мест, но только потому, что направление обслуживали самолеты небольшой вместимости.

Туристы с крепкими нервами использовали ситуацию по максимуму. Тот, кто не хотел платить за перелет до Барселоны и обратно 400 евро (как в прайс-листе), если имел в паспорте шенгенскую визу и был готов собрать чемодан за считанные часы, летел за 150. Отдельным счастливчикам удавалось потратить всего 90 или даже 60 евро. Хотя это направление подверглось оптимизации не на 20, а на все 50%: в сезоне 2008 года на Барселону из Петербурга ставили девять рейсов в неделю, летом 2009-го осталось шесть.

Суммарное снижение перевозок по всем авиакомпаниям минувшим летом составило около 30%, и, как полагают представители отрасли, ровно на столько же выросла конкуренция на туристическом рынке. Рынок перешел в другой режим – цена каждой ошибки резко возросла, любой неверный шаг грозил тяжелыми последствиями.

Драться за цену

Туроператоры предпринимали все возможное, чтобы повысить конкурентоспособность своего продукта. «Мы пытались сократить собственные расходы до минимума, – говорит Сергей Акулинин. – Главным направлением наших усилий были условия сотрудничества с зарубежными партнерами. В результате себестоимость турпродукта удавалось снизить до 30% в валюте, но рублевая стоимость из-за девальвации все равно увеличилась».

«Мы дрались за цену», – такие или похожие слова произносили многие профессионалы турбизнеса, оценивая тренды летнего сезона. Сотрудница компании Akorn Destination Management Антонина Ситник рассказывает, какие сражения шли на туристическом рынке Иордании, который для России пока не входит в число приоритетных. «В этом сложном сезоне нам удалось сохранить очень важный показатель: каждый пятый турист в Иордании – из России, – говорит Ситник. – Мы добились этого только потому, что вели битву с отелями и не дали им поднять цены. Многие отели даже снизили цены, хотя раньше поднимали минимум на 10-12% в год».

Сергей Акулинин хвалит партнеров из Арабских Эмиратов: «Эмираты, и в первую очередь Дубай, не дожидались, когда их начнут душить, а сами пошли на корректировку цен и даже предлагали туристам бонусы, например ваучеры на бесплатное посещение аквапарков. Очень важно, что отели и туроператоры имели поддержку в этих начинаниях на правительственном уровне, в результате в ОАЭ сезон состоялся».

Греция, по оценкам специалистов, в этом сезоне проявила себя как «абсолютно антикризисная страна». Неделя в отеле уровня «три звезды» в двухместном номере с полупансионом обходилась туристу в июне-июле в среднем в 400 евро (с учетом маленькой маркетинговой хитрости – 399 евро). Гибкую ценовую политику вели отели Болгарии. Приметой сезона стала компенсация туристам из России расходов на оформление визы – как правило, в виде ваучера на бесплатные дополнительные услуги в отеле.

Недалеко и недолго

Быстрее или медленнее, но сезон заставил перестроиться всех участников рынка. Постепенно стало понятно, какая необходима коррекция. В условиях кризиса в разряд излишеств попали экскурсионные поездки, тогда как путешествие на море с семьей сохранило статус базовой потребности. Сократилась доля дорогих и продолжительных поездок, снизилась категория отелей. Пляжные туры имели приоритет, а экскурсионные автобусные туры упали больше всего.

К общей картине участники рынка добавляют любопытные наблюдения. «Клиенты, ориентированные по преимуществу на индивидуальные поездки, заметно сократили расходы на путешествия, – отмечает Марина Пулина. – Вместо привычных шести-восьми зарубежных поездок в год ограничиваются тремя или четырьмя и отели выбирают без лишних наворотов». Антонина Ситник утверждает, что если в 2008 году российские туристы, отдыхая на Мертвом море, предпочитали самые дорогие отели, то в 2009-м выбирают в основном более демократичные «четверки» (разница в цене в валютном эквиваленте составляет около 30%).

Соседняя Финляндия смогла заполучить дополнительных визитеров из числа тех, кто прежде пренебрегал ее возможностями. В ожидании второй волны кризиса люди боялись уезжать из России надолго, но три-четыре дня в соседней стране могли себе позволить. Пробки на финской границе по четвергам это подтверждали. Директор специализирующейся на северных странах турфирмы «Скандика» Виктор Шубин отмечает, что его клиенты дольше, чем в предыдущие годы, раздумывали над покупкой эксклюзивных туров по норвежским фьордам, зато решение провести уик-энд в финском коттедже принимали за считанные минуты.

Морские маневры

На рынке пляжных туров, к которому кризис проявил снисходительность, в летнем сезоне разворачивалась захватывающая интрига.

В начале сезона Турция выставила цены на отели на уровне прошлого года. Ценовая корректировка стала реакцией на полупустые отели, но произошла она с заметным опозданием. С присущей дипломату сдержанностью это признает генеральный консул Турции в Санкт-Петербурге Мехмед Джинар: «В мае было негативное впечатление от рынка, но завершался сезон для турецких отелей очень успешно».

Запоздав на старте, Турция начала отвоевывать позиции в июне-июле. «Около 20 тыс. рублей в середине лета стоила невзыскательная „трешка“ в Анталии с очень скромным „все включено“, – поделились наблюдениями сотрудники „Аливекта“. – В Испании можно было отдохнуть примерно за те же деньги. Неделя в хорошем трехзвездочном отеле (а „звезды“ в Испании другого уровня) стоила 25 тыс. рублей. Наши люди при разнице 5 тыс. рублей выбирали Турцию. Видимо, не хотели тратить деньги на напитки за ужином и экскурсии. Но стандарты сервиса упали и в Испании. За те деньги, за которые этот турпродукт продавался, шведский стол сравнительно с другими годами стал много скромнее, да и салфетки лишней в ресторане не допросишься».

Операторы действовали кто во что горазд. Кто-то, поддавшись панике, предлагал российскому рынку небывало низкие тарифы. Отправившись в организованный тур на Майорку в середине лета, наши соотечественники с удовольствием обнаруживали, что для туристов из Германии (благо среди них немало русскоговорящих – наших бывших соотечественников) тур с аналогичными условиями обходится на 200 евро дороже. Бывало и наоборот: просидев ночь в интернете, клиент мог найти отель, цена которого напрямую была ниже, чем у туроператора с его по определению более низким тарифом.

Если бы не август…           

К середине лета рынок устоялся. Стало понятно, что выездной турпоток недосчитался каждого пятого туриста. Но оставалась надежда, что высокий сезон (а у нас применительно к выездному туризму таковым считается август) поправит ситуацию. Но в действительности все произошло с точностью до наоборот: вместо традиционного всплеска в августе и сентябре имел место провал – до 40% от объема прошлого года. Версий, почему это случилось, несколько.

По опыту предыдущих лет клиенты хорошо знали, что август – самый дорогой месяц. Отдых с такими же параметрами, например, в июне может стоить в два раза дешевле. Те, кто это знал и считал свой бюджет, перенесли отпуск на другие даты. «Мы годами убеждали туристов, что не стоит планировать отпуск на август: это не лучшее время, потому что самое дорогое. Но они игнорировали наши объяснения и переплачивали. Неужели в этом году они вспомнили наши аргументы?» – недоумевает Марина Пулина.

Тамара Халецкая искренне признается, что не видит причин для такого обвала: «Лето для нас было хорошее, и, хотя глубина продаж беспокоила, такого плохого августа мы никак не могли ожидать». Возможно, на подсознательном уровне у большинства наших сограждан сработали воспоминания о предыдущем кризисе и, как следствие, созрело решение: в августе надо оставаться в своей стране.

А рынок пошел вразнос, спецпредложения от отелей потекли рекой. Скидка на 10-15% стала нормой, но доходило и до 50%. «Скидки 50% на дорогие отели в августе в Испании – такого не было никогда! – утверждает Марина Пулина. – Они стоили как „трешки“ в начале сезона».

Август запомнится еще одним событием – крахом раскрученной и амбициозной сети туристических агентств «Мир без границ». Проблемы у нее начались еще весной, от проницательных коллег их не могли скрыть ни активная рекламная кампания, ни броские лозунги. Так или иначе, объемы продаж у агентской сети были значительными и до последнего дня обязательства перед туристами она старалась выполнять. Стратегия, оправданная в условиях роста, но не соответствующая реальному состоянию рынка, неумелое оперативное управление – и в результате груз проблем оказался непосильным для неопытного менеджера. Впрочем, туристы, которые пострадали, потеряв деньги и никуда не поехав, думали не столько о причинах краха фирмы, сколько о несовершенстве закона. Финансовые гарантии, предусмотренные законодателем, распространяются только на туроператоров. Фиаско агента в законе не прописано и потери туристам вряд ли возместят.

Лихорадка, сотрясавшая туристический рынок в августе, прошла к середине сентября. К этому моменту были свернуты основные чартерные цепочки на популярные морские курорты, горящих предложений практически не осталось. Турция с ее достаточно продолжительным сезоном вырвалась в лидеры. Турагенты с достоинством отвечали на вопросы тех, кто интересовался ценами: «У нас ничего не горит, цены на ближайшие даты значительно выше, чем на более отдаленные». Мехмед Джинар имеет все основания утверждать: «Все отели на турецком побережье в конце сезона были заполнены. Наибольшее количество туристов прибыло к нам из России».

Белые ночи со скидкой

Страсти, бушевавшие на рынке путешествий, не обошли стороной Санкт-Петербург. Здесь тоже сезон развивался нестандартно. По приблизительным оценкам, иностранцев к нам приехало на 40% меньше, чем ожидалось, а российских туристов – на 30%. Особенно пострадал круизный туризм.

Администрация города мало что смогла сделать, чтобы поддержать объемы въездного туризма. Иностранцы умеют считать деньги и любят экономить. В Европе с ее развитыми низкобюджетными авиаперевозками трудно объяснить, почему так дорог авиаперелет в Петербург. Еще труднее объяснить итальянцу или испанцу, почему в ресторане он должен заплатить 100 евро за бутылку вина, которое в своей стране он покупает за 10.

Петербургские отели снизили стоимость проживания, но проявили нерасторопность – сделали это только в преддверии сезона. У серьезных западных операторов турпакеты формируются за полгода, а ценовые предложения отелей, вошедшие в каталоги перед Лондонской и Берлинской туристическими выставками, рассчитывались из докризисных реалий. Обвал цен пошел в мае-июне, но высокий сезон уже был потерян. Обычно в июне, в разгар белых ночей, отели переполнены, а этим летом туристов было значительно больше в июле и августе. Июньская дороговизна (коэффициент 2 к обычной цене) отпугнула, а белые ночи не сработали в качестве фактора притяжения.

Летний сезон завершен, какой будет зима, никто не знает. Рентабельность бизнеса стала ниже, хотя и без этого была невысокой. Ажиотажа по поводу новогодних туров покупатели не проявляют. «Трудно входим в сезон, – говорит Халецкая. – Глубина продаж небольшая». Есть уверенность, что будет хороший спрос на Египет. Планируются дальнемагистральные чартерные программы в Доминиканскую Республику, Индию (Гоа), на Шри-Ланку – это большая работа и большие риски. Оправдаются ли оптимистичные ожидания? Специалисты уходят от прямых ответов, ссылаясь на то, что состояние туристической отрасли – производное от реакции народа на кризис: «Если будем ждать со страхом очередной волны – отрасль накроется. Не будем – выправится».  

Санкт-Петербург