Задача для одержимых

Полимерная отрасль обладает инновационным потенциалом, но раскрыть его не позволяет отсутствие единой стратегии развития

На рынке полимеров Северо-Запада сложилась двоякая ситуация: потенциальный спрос существует, а предложение далеко не всегда конкурентоспособно по качеству и срокам. Генеральный директор петербургского НПО по переработке пластмасс им. «Комсомольской правды» Сергей Цыбуков уверен, что полимерная отрасль может совершить качественный рывок и встать на инновационный путь развития. Но пока это скорее сверхзадача и предприятий, готовых взяться за ее решение, совсем немного.

– Наш завод ориентирован сразу на три рынка сбыта. Во-первых, с момента создания он был военным предприятием, и до сих пор у нас работают первый отдел и военная приемка, мы выполняем определенную долю заказов для оборонной промышленности. Второй сегмент – массовый рынок: производство тары и упаковки для пищевой промышленности, деталей для заводов, работающих на территории СЗФО, таких как «Мерлони», «Витал Фарм», «Светлана – Оптоэлектроника» и др.

Существенный тормоз для промышленности – отсутствие на большинстве производств испытательного стендового оборудования. А это значит, что внедрение инноваций затягивается на годы

Но на данный момент мы делаем ставку на производство высокотехнологичных технических изделий с заданными свойствами из новых конструкционных материалов. Три года назад вместе с химическим факультетом СПбГУ получили грант Фонда Бортника на разработку технологии переработки сверхвысокомолекулярного полиэтилена, что стало своеобразным прорывом для предприятия. Сегодня выпускаем различные изделия из полимеров, но именно инновационные разработки в области новых конструкционных материалов я считаю стратегически перспективными. Будущее – за полимерами. Металл использовать все менее выгодно, и это все понимают. Наша глобальная задача на будущее – создание изделий из сверхвысокомолекулярного полиэтилена с нанодобавками. Это должно стать очередным шагом к укреплению инновационного подхода в производстве уникальных технических изделий.

Гремучая смесь

– О необходимости развития инноваций в стране говорится и на высоком уровне. Что, на ваш взгляд, препятствует ускорению этого процесса?

– Основной недостаток инновационных процессов в России – низкий уровень коммуникаций. Отсутствие во многих областях единых технологических платформ развития промышленности, которые доказали свою эффективность в странах Евросоюза. Сегодня лишь единицы промышленных предприятий нашей страны имеют возможность в максимально короткие сроки реализовать цепочку «фундаментальные разработки – прикладные исследования – опытная партия – испытания – серийный выпуск» в сжатые сроки. Причина этого как в несогласованности работы всех участников процесса – от университетов до производителей отдельных компонентов изделия, так и в том, что нет единой информационной и технической базы для комплексного внедрения инновационных разработок. Ощущается и нехватка масштабных инновационных проектов. Их реализация сопряжена со многими трудностями, и далеко не все готовы за это браться.

– На базе вашего предприятия функционирует Институт полимеров. Имея возможность проводить на единой с производством площадке научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы, вы можете говорить о большей оперативности при внедрении и реализации инновационных продуктов?

– Действительно, в сентябре 2001 года при участии нашего объединения состоялось открытие российско-германского Института полимеров в рамках программы «Трансформ» при участии Центра полимеров немецкого Вюрцбурга и Торгово-промышленной палаты Петербурга. Институт проводит комплексные научно-исследовательские работы в области наукоемких технологий, в частности подбор оптимальных материалов для выпуска изделий с заданными свойствами, новых рецептур. Тем не менее каждый такой проект для нас как первый: возникает масса трудностей, начиная от готовности персонала работать максимально гибко и заканчивая тем, что постоянно приходится искать новые пути решения поставленных заказчиком задач. Да и отлаженного механизма быстрой реализации инновационных продуктов на рынке пока нет.

– Многие предприятия с советским прошлым сталкиваются с проблемой старения коллектива. А как она решается у вас?

– Ведем работу с молодежью весьма активно – ребята приходят на работу к нам уже на третьем курсе университета. При внедрении инноваций делаем ставку на молодые кадры, так как они достаточно гибкие, способны адаптироваться и воспринимать новое, охотно обучаются. Молодежь – один из трех китов нашей кадровой политики. Другие два – это «старожилы» производства с огромным опытом и состоявшиеся профессионалы, приглашаемые со стороны. Хотя это гремучая смесь, требующая особого подхода в управлении. Это разные поколения, иногда с полярными взглядами на рабочий процесс и производственные задачи. Мы риски минимизируем путем создания инновационной среды и нацеленностью на выпуск конкурентоспособного продукта любой ценой.

Среда для инноваций

– Насколько конкурентен сегодня ваш рынок?

– По масштабам отрасли наш завод небольшой, существуют гораздо более крупные предприятия. Но еще с советских времен сложилось, что у нас есть возможность на собственной площадке перерабатывать различные типы полимеров разными технологиями. Гиганты же в основном имеют четкую специализацию. Нам удается оставаться конкурентоспособными благодаря готовности браться за изготовление сложных изделий с заданными свойствами. Могут быть разные варианты работы с заказчиками. Наиболее простой – предлагать клиенту то, что ты можешь делать, тот продукт, который поставлен на поток. И гораздо более трудо- и наукоемкий подход – выяснить, что нужно заказчику. Как изделие должно вести себя при эксплуатации, какими свойствами обладать, какие задачи решать. Мы стараемся идти по второму пути.

– Какие тенденции на рынке полимеров в России и СЗФО вы можете отметить?

– Исходная ситуация следующая: увеличивается количество проектов глубокой переработки нефтегазового сырья, растет потребность в новых полимерных материалах и изделиях с заданными свойствами, готовы к реализации инвестиционные программы крупнейших компаний страны. В качестве примера могу привести транспортную отрасль. В частности, близится пятидесятилетие Санкт-Петербургского метрополитена, и, как следствие, идет масштабная модернизация. Глобальных проектов, для реализации которых потребуется использование инновационных технологий переработки полимеров, немало – это и реконструкция аэропорта «Пулково», и строительство скоростных автомагистралей.

На данный момент мы активно работаем с Российскими железными дорогами. В 2007 году совместно с РЖД нами организован Инженерный полимерный центр. На данный момент центр при участии Технического университета Мюнхена работает над созданием стенда статистических и динамических испытаний различных конструкций верхнего строения пути и его составных элементов, проверки и обоснования проектных решений. Когда он будет создан, это станет прорывом для транспортной отрасли страны. В которой, что немаловажно, и стоит ожидать рывка в сфере переработки и внедрения высокомолекулярных полимеров, здесь можно говорить о массовом производстве изделий с использованием этого материала, прорыве в миллионах штук. Также перспективными я бы назвал нефтегазовую и энергетическую отрасли, медицину, оптоэлектронику и энергосбережение.

– Что мешает полимерной отрасли удовлетворить эти потребности?

– Отсутствие единой инфраструктуры, как информационной, так и технологической, для развития полимерной отрасли и смежных областей – нефтехимии, машиностроения, металлообработки, ИT-индустрии. Без создания инновационной среды, единой площадки для работы всех звеньев цепочки – исследователей, разработчиков, испытателей, производителей и конструкторов – рассчитывать на инновационный прорыв бессмысленно.

Простой пример того, что замедляет процесс роста конкурентоспособности отрасли сегодня. Поступает заказ от компании на изготовление изделия с заданными свойствами, например светодиодного. Институт разрабатывает инновационный продукт, далее к воплощению идеи подключаются остальные участники – проектировщики и разработчики, изготовители оснастки и пресс-форм (как правило, зарубежные), производители опытных партий. Когда изделие поступает для сборки, выясняется, что где-то произошел сбой, и оно отправляется на доводку. А это потерянное время и деньги на таможню, согласования и т.д. Причина все та же – отсутствие налаженных коммуникаций и возможностей на единой базе координировать все процессы. Раньше подобную координацию между крупными заводами проводил промышленный отдел обкома партии, сейчас же государство прекратило жесткое администрирование, а рыночные механизмы пока малоэффективны.

Другое дело, когда все участники процесса находятся на одной площадке большого технопарка. При этом организована соответствующая инфраструктура: лаборатории, площадка и оборудование для стендовых испытаний, здесь же производят лабораторный анализ и доводку изделий, изготавливается оснастка и идет сборка изделия для опытной партии. Тогда все испытания на каждом конкретном этапе можно проводить оперативно и мобильно корректировать результат. Оптимальным решением этих проблем я бы назвал создание кластера, который позволит предприятиям, объединившись, совершить качественный рывок в развитии и стать более конкурентоспособными. Кластер мог бы стать своеобразной управляющей компанией такого технопарка, но в чьих силах его построить?..

– У вашего НПО уже есть опыт объединения участников рынка под одной крышей…

– Да, в 2002 году подписано соглашение между администрацией Санкт-Петербурга, агентством развития территории «Бекар» и нашим предприятием о создании Делового полимерного парка в Петербурге. Сейчас в него входят более 20 компаний, работающих в сфере производства полимерной продукции и в смежных отраслях.

Но этого недостаточно. Я говорю о полноценном инновационном кластере, оптимальными территориями для создания которого я бы назвал технико-внедренческую зону «Нойдорф – Стрельна» и Наукоград СПбГУ. Организация здесь кластера позволит сформировать единую отраслевую технологическую платформу, а также создать эффективную систему взаимодействия как между предприятиями – участниками кластера, так и со сторонними организациями, в первую очередь – научными и образовательными.

Замкнутый круг

– Проблема лишь в отсутствии единой технической платформы для работы предприятий?

– Конечно, нет. Нет единого темпа развития участников процесса в инновационном русле. Одни уже готовы совершить рывок, другие не имеют для этого технической возможности либо не готовы к преодолению возникающих на этом пути препятствий. Существенный тормоз для промышленности – отсутствие на большинстве производств испытательного стендового оборудования. А это значит, что внедрение инноваций затягивается на годы. Заказчики боятся внедрять новую продукцию, не прошедшую испытания, из-за небезопасности процесса. А испытания невозможно провести, потому что отсутствуют сертифицированные стенды. Замкнутый круг.

– Причина – в дороговизне этого оборудования?

– По стоимости оно для многих является роскошью, особенно если потребность в его использовании – не чаще трех раз в месяц. Если на территории кластера такое оборудование будет установлено, им смогут пользоваться по мере необходимости все – испытатели, производители, зарубежные поставщики деталей. Также исследования смогут проводить университеты и учебные заведения.

– В мировой практике такой подход существует?

– За рубежом одни стенды редко используются, но там давно развито компьютерное моделирование, а для этого нужны суперкомпьютеры и специальный программный продукт. Нам до таких собственных технологий еще далеко.

– И все-таки надежда на то, что наша промышленность встанет на инновационные рельсы, есть?

– Я любитель примеров, приведу еще один: по одной из работ мы хотели смоделировать на компьютере, как будет вести себя щебень на высоких скоростях, но выяснилось, что у нас расчеты заняли бы 115 лет. Для этого нужен новый суперкомпьютер. И так во многом. Хотя тема инноваций сегодня модная, в этой сфере так много больших и мелких проблем, что только одержимые доходят до финиша. Но обязательно доходят.     

Санкт-Петербург