Рассекая штормовые волны

Банки Северо-Запада пережили год без серьезных потрясений

Для банков Северо-Запада 2009 год сложился по-разному, но в целом достаточно спокойно, учитывая, что работать пришлось в кризисных условиях. Некоторые игроки покинули рынок, другим на помощь пришло государство. Вторая волна кризиса, которую многие эксперты пророчили осенью в связи с большим объемом просроченной задолженности, не накрыла банковский сектор. «Токсичные» активы продолжают тянуть банки на дно, но теперь они научились работать с просрочкой. Вот только скорого восстановления экономики участники рынка не ждут. Спрос на кредиты со стороны компаний остается на крайне низком уровне, и зарабатывать банкам становится все сложнее. Так что конкуренция за хорошего заемщика будет расти.

Что на смену?

Для банков 2009 год начинался тревожно. Первая волна банковского кризиса, связанная с отсутствием у участников рынка доверия друг к другу, «высушила» рынок межбанковского кредитования, что привело к резкому снижению текущей ликвидности. Банки закрыли лимиты на своих контрагентов и перестали предоставлять кредиты. Остановка этого механизма могла бы привести к прекращению расчетов, но, к счастью, с этой проблемой удалось успешно и достаточно быстро справиться – систему вовремя поддержали беззалоговые аукционы Банка России, вспоминает президент Ассоциации банков Северо-Запада (АБСЗ) Владимир Джикович. Стабилизации положения в Петербурге способствовала и инициатива АБСЗ по проведению торгов межбанковскими ресурсами на СПВБ в конце 2008 года. Они продолжаются и сегодня, хотя их объемы невелики (за год – 14 млрд рублей).

На смену успешно преодоленному кризису ликвидности пришла проблема «плохих» долгов, на фоне которой и возникли прогнозы экспертов относительно второй волны кризиса. В предкризисный период российские компании увеличивали долговую нагрузку, в том числе краткосрочный долг, вкладываясь в проекты с длительным сроком окупаемости и высокими бизнес-рисками. «В течение нескольких лет такая стратегия работала практически безотказно. Неудивительно, что двойной внешний шок вследствие мирового экономического кризиса – обвальное падение мировых цен на сырье и закрытие внешних долговых рынков – поставил ряд крупнейших заемщиков на грань банкротства», – отмечает заместитель руководителя аналитического департамента «Совлинк» Ольга Беленькая. В связи с высокой концентрацией кредитных рисков в российском банковском секторе уже это создало существенную угрозу, добавляет она.

Вторую волну ожидали осенью, когда заканчивались сроки кредитов, реструктурированных банками в начале кризиса. «В худшем случае это означало, что банковская система и крупнейшие банки могут столкнуться с падением достаточности собственного капитала ниже критического уровня, а то и с отрицательным капиталом», – рассказывает Ольга Беленькая.

Этот эффект усилился общим сжатием платежеспособного спроса в российской экономике, закрытием производств и массовой безработицей. Проблемы предприятий реального сектора (в первом квартале 2009 года обвал по выручке был наиболее значительным) напрямую переросли в проблемы банков по невозвратам кредитов. Просроченная задолженность с почти нулевых позиций подскочила до 7-10% от общего объема кредитного портфеля, а реальный уровень потенциально проблемной задолженности стал оцениваться в 20-50% от общего количества кредитов, говорит начальник коммерческого отдела Банка БФА Федор Зобнев.

Банки начали пересматривать свои системы оценки рисков и концентрировать внимание на проблемах текущих кредитных портфелей, а выдача новых кредитов практически встала. Для компаний перекредитоваться либо получить новый кредит стало на порядок сложнее, чем годом ранее, к тому же серьезно увеличился уровень процентных ставок (на 3-5%), что усугубило ситуацию по обслуживанию и возврату текущих обязательств по кредитам. «По сути, образовался замкнутый круг: кредиты пролонгировались либо не возвращались потому, что невозможно было перекредитоваться или взять новый кредит, а новые кредиты не выдавались потому, что рос уровень неплатежей и реструктуризаций. Банки спасали свой бизнес, компании – свой», – рассуждает Зобнев.

Своевременная поддержка

Рынок в своих пессимистичных прогнозах недооценивал потенциальную силу государственной поддержки финансового сектора. Между тем ее общая стоимость в 2009 году, по оценке правительства РФ, составила 4,5% ВВП, с учетом мер Центробанка – 12%. Только в качестве субординированных кредитов банки в 2009 году получили 555 млрд рублей. А всего в 2008-2009 годах сумма, направленная на эти цели, оказалась равна 1,2 трлн рублей, уточняет главный экономист УК «Финам Менеджмент» Александр Осин. Благодаря снижению норматива по обязательному резервированию банки сохранили в своем распоряжении ресурсы примерно на 250 млрд рублей. Кредиты Центробанка составляли 3,3 трлн рублей на начало текущего года, но на данный момент их размер сократился до 1,5 трлн рублей, говорит Осин.

Параллельно с масштабными вливаниями ослаблялись нормативные требования к банкам, осуществлялась господдержка системообразующих предприятий, начал действовать механизм госгарантий. Ставка рефинансирования Банка России к началу декабря 2009-го снижена до 9% годовых против 13% в начале года. Центробанк пошел навстречу кредитным учреждениям и сдвинул сроки отнесения кредитов на просрочку, что также облегчило ситуацию. Но основной вклад, подчеркивает Ольга Беленькая, все-таки внесли внешние факторы – повышение мировых цен на сырье, размораживание внешних кредитных рынков, спрос на сырье со стороны Китая, ожидания восстановления мировой экономики. На этом фоне сырьевые компании почувствовали себя лучше, что позволило избежать наиболее негативного развития событий для экономики в целом.

Долги остаются

Сегодня проблема «плохих» долгов остается, хотя рост просрочки по банковской системе замедлился с 25% в феврале до 3-4% в последние месяцы. Объем просрочки в банках Северо-Западного округа увеличился с начала года в 3,6 раза и составляет 7,8% от общей суммы займов против 5,1% по России в целом, отмечает Александр Осин. Темпы прироста снижаются: если в августе просрочка росла на 6,4%, а в сентябре – на 9,4%, то в октябре – уже на 4%.

Есть мнение, что официальная статистика не всегда отражает достоверную картину. Эксперты уверены, что доля «плохих» кредитов в отчетности банков занижена, недостоверно отражен и показатель формирования резервов за счет вывода с балансов проблемной задолженности. Принимая во внимание методику расчетов просрочки Банка России, ориентировочная доля «плохих» долгов банков СЗФО составляет на данный момент порядка 17-20%, считает Осин. Хотя, по его мнению, и при подобных расчетах это значение не представляет угрозы для банковских финансов. Однако в случае роста объема просроченных кредитов до отметок выше 12% от общей суммы банкам Северо-Запада, возможно, потребуется дополнительная финансовая помощь государства.

С просрочкой или с прямым невозвратом в том или ином виде столкнулись все банки. «К сожалению, пока эта проблема не решена. Были надежды на новый механизм кредитных фондов, который мог бы помочь расчистить балансы. Но Банк России посчитал, и, наверное, справедливо, что проблемные активы нельзя выводить за баланс, не создав адекватные резервы. А это в конечном итоге не решает проблему высвобождения средств и не меняет ситуацию», – говорит Владимир Джикович. Сегодня каждый банк использует свою уникальную модель: либо проводя реструктуризацию, если заемщик «живой», либо поднимая вопрос о реализации активов, чтобы вернуть вложенные ресурсы, отмечает Джикович.

Рост просроченной задолженности выявил все недостатки законодательства в сфере защиты кредитора при урегулировании отношений с заемщиками, констатирует руководитель дирекции бизнес-развития и координации банка «ВТБ Северо-Запад» Елена Зулина. Доля просроченной задолженности в корпоративном кредитном портфеле ВТБ Северо-Запад составляет 5,6%, резервы банка за девять месяцев увеличились на 57,5% – с 8 до 12,6 млрд рублей. Сегодня объем резервов в банке в полтора раза превышает объем просроченной задолженности.

Банк «Санкт-Петербург» за девять месяцев 2009 года увеличил объем резервов в 2,6 раза, до 11,4 млрд рублей. На 1 октября доля просроченных кредитов в банке составила 4,49%, при этом уровень покрытия резервами – 166%. Объем резервов в Международном банке Санкт-Петербурга (МБСП) вырос за десять месяцев до 950 млн рублей. «Ситуация с „плохими“ активами серьезная. Трудно объективно оценить их динамику, так как значительная часть этих кредитов реструктурирована», – делится управляющий филиалом «Петербургский» банка «ГЛОБЭКС» Юрий Красковский. По его словам, в филиале сегодня два проблемных кредита, по одному из них перспектива возврата достаточно хорошая – он был обеспечен залогом. С мая этого года ни одного нового «токсичного» актива не добавилось.

Необходимость кратного увеличения отчислений в резервы стала главным негативным фактором для прибыли банков. Банки Северо-Запада, по данным АБСЗ, в январе-сентябре 2009 года понесли суммарный убыток в размере 1,7 млрд рублей против 23,3 млрд прибыли по итогам соответствующего периода 2008-го. Наибольшие убытки по итогам трех кварталов понесли «КИТ Финанс» (9,1 млрд рублей), петербургский филиал Связь-банка (3 млрд) и Балтийский банк (1,495 млрд).

Параллельно с резервами банкам приходилось наращивать капитал. В частности, допэмиссию в пользу единственного акционера разместил осенью ВТБ Северо-Запад, увеличив собственные средства на 6 млрд рублей. МБСП в середине года увеличил капитал, проведя допэмиссию на 144,4 млн рублей по номиналу. В результате его собственные средства выросли на 404,4 млн рублей, превысив 5,5 млрд. В начале декабря акционеры банка «Петровский» приняли решение об увеличении уставного капитала на 2,4 млрд рублей. В целом по отрасли, в том числе и на Северо-Западе, объем капитала и резервы к активам, взвешенным по уровню риска, для российских банков на данный момент в среднем превышают 28%, а это признак сохранения достаточного уровня устойчивости кредитной системы РФ в среднесрочном периоде, полагает Александр Осин.

Все дело в заемщиках

На сегодняшний день кредитование вновь стало развиваться. В авангарде идут его залоговые виды, такие как ипотека и автокредитование, по которым банки пересматривают условия в первую очередь, замечает генеральный директор филиала Банка Сосьете Женераль Восток (BSGV) в Санкт-Петербурге Елена Шевелева. Позитивной тенденцией является снижение ставок и либерализация условий кредитования, считает Шевелева.

Все это в совокупности способствует выходу отрасли на новый уровень развития. Однако спрос на кредиты остается очень низким, что мешает банкам зарабатывать. «Вторая большая проблема после просрочки кроется в самих заемщиках. Несмотря на заявления высокопоставленных чиновников о том, что мы прошли кризис, экономическая ситуация остается сложной. Бизнес остановил свое развитие, у него нет потребности в кредитах на новые проекты», – сетует Владимир Джикович. Конечно, ситуация в компаниях разная, но практически все они приостановили реализацию планов.

Чтобы сформировать устойчивый спрос на банковские продукты, необходимо существенно снизить их стоимость

Так что ссудная задолженность у банков растет в основном за счет кредитов на поддержание текущей деятельность компаний и фактически остается на одном уровне. В январе-октябре в СЗФО объем выданных кредитов сократился на 1,7%, что несколько хуже среднего российского показателя, который за это же время продемонстрировал рост на 1,7%. Пока спрос в стране поддерживает только государство, и нужна программа, нацеленная на развитие внутреннего спроса, а не на точечное вливание денег, убежден Джикович. Это был бы сигнал для бизнеса, в каком направлении действовать.

Участники рынка и эксперты считают, что быстрого улучшения в сфере кредитования не произойдет. Чтобы сформировать устойчивый спрос на банковские продукты, необходимо существенно снизить их стоимость. Это маловероятно, учитывая сохраняющиеся проблемы в государственных и корпоративных финансах мировой экономики и связанные с этим фактором относительно высокие инвестиционные и инфляционные риски, убежден Александр Осин. На восстановление кредитного сегмента потребуется несколько лет.    

Санкт-Петербург