Слово и дело

Антиалкогольная концепция правительства РФ принята своевременно. Но обозначенные в ней цели выглядят утопическими, а механизмы их достижения прописаны слабо

В предпоследний день прошлого года правительство России одобрило Концепцию реализации государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года. Антиалкогольная концепция подготовлена в сжатые сроки – соответствующее поручение президента страны дано менее чем за четыре месяца до подписания документа. В документе поставлены масштабные цели: к концу первого этапа ее реализации (2010-2012 годы) снизить уровень потребления алкоголя на душу населения на 15%, к завершению второго (2013-2020 годы) – в два с половиной раза, а заодно ликвидировать нелегальный рынок алкогольной продукции.

Назрело

Фактическое потребление алкоголя в России более чем вдвое превышает показатель 8 литров чистого алкоголя на душу населения в год – уровень, определенный Всемирной организацией здравоохранения как безопасный для здоровья человека. Авторы концепции оценивают российский среднедушевой уровень потребления с учетом спиртосодержащих лекарственных настоек и крепких спиртных напитков домашней выработки в 18 литров в год.

К слову, Центр исследований федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) настаивает на недостоверности приведенных данных. «Если считать на душу по европейскому примеру (без подростков до 16 лет), то у нас потребление 16 литров, а в целом на душу – около 14 литров чистого алкоголя», – говорится в обзоре ЦИФРРА.

Но и скорректированные показатели выглядят тревожно. По данным, приведенным в докладе Общественной палаты РФ в мае 2009 года, «злоупотребление алкоголем приводит к преждевременной смерти около полумиллиона человек ежегодно. Каждая четвертая смерть в России прямо или косвенно связана с алкоголем – около 30% смертности среди мужчин и 15% среди женщин. Алкогольная смертность включает не только случайные отравления алкоголем, но и две трети смертей от несчастных случаев и насилия, четверть – от сердечно-сосудистых заболеваний».

Исследователь алкогольной смертности в России член-корреспондент РАМН профессор Давид Заридзе указывает на еще более жесткую причинно-следственную связь пьянства и уровня смертности населения: «Мы выявили, что причина смерти более 50% мужчин в возрасте от 15 до 54 лет связана с чрезмерным потреблением алкоголя. Процент женщин, которые умирают по причине чрезмерного потребления алкоголя, ниже – 20%».

Меры расплывчаты

В ситуации, угрожающей не только здоровью, но и выживанию нации, необходимость экстренных мер не обсуждается. «Самое главное, что такая концепция появилась. Второй положительный момент – при ее разработке учитывалось мнение легальных производителей алкоголя. В итоге получился, в принципе, неплохой документ. Слабая сторона – мало конкретики. То есть много говорится о необходимости искоренения пьянства, а вот про практические шаги – как-то не очень», – отмечает президент промышленной группы «Ладога» Вениамин Грабар.

Меры, перечисленные в концепции, условно можно разделить на пропагандистские и запретительные. Первые довольно расплывчаты: пропаганда здорового образа жизни, укрепление нравственности и самосознания у детей и молодежи, разработка и реализация мер антиалкогольной политики в местах работы граждан, основанной на просвещении, профилактике, раннем выявлении и лечении алкогольной зависимости. На их осуществление, в том числе на социальную рекламную кампанию, по поручению премьер-министра Владимира Путина Минздравсоцразвития РФ выделит в этом году 350 млн рублей. Для широкомасштабной пропагандисткой кампании средства более чем щедрые. Для того чтобы предложить молодежи взамен доступного алкоголя столь же доступные мероприятия из разряда «здоровый образ жизни», сумма явно недостаточная.

Вторая часть намерений авторов концепции адресована алкогольному бизнесу и направлена на ослабление пропаганды и снижение доступности его продукции. Большинство инициатив не новы и известны еще с советских антиалкогольных кампаний – продавать спиртное в меньшем количестве точек, в определенное время суток и по более высоким ценам.

К веяниям сегодняшнего дня относится предложение ограничить (вплоть до полного запрета) скрытую рекламу алкогольной продукции и запретить столь популярные среди молодежи пивные фестивали. Заместитель директора по корпоративным связям и информации компании «Балтика» Алексей Кедрин заявил, что, хотя «Балтика» активно использовала пивные фестивали для продвижения своей продукции, принципиально она согласна с недопустимостью пропаганды алкоголя среди подростков и молодежи. «Мы по своей инициативе начали трансформировать наши мероприятия. Так, на прошлогодний пивной фестиваль в Петербурге были приглашены музыкальные группы, ориентированные на взрослую аудиторию. Пока законодательно эти фестивали никто не запрещал. Но мы не заинтересованы в конфронтации с политикой федеральных или региональных властей», – подчеркнул Кедрин.

Мероприятия, снижающие доступность алкоголя, начали проводиться еще до подписания концепции. С сентября 2009 года запрещена продажа спиртных напитков на привокзальных площадях. С января 2010-го повысились ставки акцизов на алкогольную продукцию с объемной долей этилового спирта до 9% включительно, проиндексированы в среднем на вино на 30%, на пиво – на 50%. С той же даты на полках магазинов не осталось дешевой водки – государство установило минимальную розничную цену 89 рублей за бутылку.

Незакрытые лазейки

Как отмечает генеральный директор ЦИФРРА Вадим Дробиз, повышение цены бутылки водки вовсе не обязательно ведет к снижению потребления россиянами спиртного. Так, в 1960-1980-е годы относительная стоимость водки была высока (при средней заработной плате 70 рублей пол-литровая бутылка стоила около 2 рублей, при средней зарплате 100-130 рублей – 3,6 рубля и т.д.). То есть среднестатистический россиянин мог приобрести на зарплату 30-35 бутылок «сорокаградусной». Тем не менее потребление начало быстро расти именно в годы относительной дороговизны водки.

Как показал опыт горбачевской антиалкогольной кампании, если цена на водку становится неподъемной, потребители дешевого алкоголя переключаются на самогон. Совершенно неясно, как авторы концепции намерены бороться с домашним самогоноварением (тем более что в нынешнем российском обществе, приобщившемся к западному пониманию прав личности, представители закона рискуют натолкнуться на многочисленные иски по поводу нарушения частного пространства).

Помимо граждан, отстаивающих свое право на привычный досуг, незакрытые лазейки будет искать нелегальный и полулегальный бизнес – как производители алкоголя, так и ритейлеры. «Законопослушные производители водки приветствуют установление минимальной розничной цены на их продукт, так как предполагают, что при равной цене потребитель выберет все же брендированную водку, а не неизвестный напиток северокавказского происхождения. Но есть опасность, которую мало кто замечает: место нелегальной дешевой водки вполне может занять нелегальный дешевый коньяк, доля которого, по нашим оценкам, и сегодня приближается к 40% отечественного коньячного рынка», – комментирует исполнительный директор Северо-Западного альянса участников алкогольного бизнеса «АЛБИ» Дмитрий Хохлов.

У государства нет реальной возможности поставить заслон расширению сегмента теневого коньяка (портвейна, вин). Более того, до сих пор нет механизма, позволяющего безошибочно выявить мутные потоки нелегального спиртного. Единая государственная автоматизированная информационная система (ЕГАИС), которую начали внедрять в 2006 году для того, чтобы создать обобщенную электронную базу, позволяющую мгновенно оценить легальность каждой бутылки алкоголя, не выполняет своих функций. «Системы, по сути, не получилось – и оптовое звено, и розница остались вне ее. В ЕГАИС сегодня передают данные только производители и импортеры алкоголя. Причем непонятно, для каких целей, так как этими данными ни одно ведомство не пользуется», – рассказывает Хохлов.

Весной 2009 года президент РФ Дмитрий Медведев вспомнил о ЕГАИС и предложил «замкнуть» систему, подключив к ней оптовиков и розницу. По мнению участников рынка, второе на сегодня реально лишь в случае государственной монополизации розничной продажи алкоголя: разрозненным магазинам финансово не потянуть включение в ЕГАИС. По данным ЦИФРРА, четырехлетние экзерсисы с ЕГАИС обошлись государственному бюджету в 10 млн долларов, бизнесу – в 450 млн долларов прямых вложений и в 2,5 млрд долларов ущерба от сбоев в ее работе.

На старые грабли

Отучить Россию пить пытались неоднократно. Первым был Николай II, запретивший в 1914 году торговлю спиртными напитками на период войны. И, надо сказать, весьма успешно – до прихода к власти большевиков Россия была самой непьющей страной в Европе (0,83 литра абсолютного алкоголя на душу населения).

В 1958 году, во времена Хрущева, принято постановление «Об усилении борьбы с пьянством и о наведении порядка в торговле крепкими спиртными напитками». Оно запрещало продажу водки во всех предприятиях торговли, расположенных вокруг вокзалов и аэропортов, рядом с промышленными предприятиями, детскими учреждениями, больницами. Закрытие многочисленных рюмочных породило привычку определенной части граждан распивать «на троих» в ближайшей песочнице. За 1960-е годы потребление чистого алкоголя на душу населения выросло в 1,7 раза – до 6,7 литра.

Брежневское постановление 1972 года «О мерах по усилению борьбы с пьянством» запомнилось введением ограничений времени продажи спиртных напитков (с 11 до 22 часов) и намерением пристрастить население к более слабому алкоголю. Благое намерение вылилось в обычное российское исполнение – вдвое возросло производство и потребление низкосортных дешевых плодово-ягодных вин. Объем потребления заметно подорожавшей водки продолжал расти.

Указ «Об усилении борьбы с пьянством и алкоголизмом», прозванный в народе «полусухим законом», был принят в мае 1985 года. Горбачевская кампания принесла ощутимые позитивные результаты. В 1985-1987 годах официально зарегистрированные среднедушевые продажи спиртного в стране снизились более чем в два с половиной раза, показатели рождаемости и продолжительности жизни улучшились. Неофициально же в эти годы развились новые болезни общества – токсикомания, потребление всевозможных спиртосодержащих жидкостей, наркомания.

«Печальные результаты антиалкогольной кампании 1985-1988 годов, а также питейных реформ 1958-го и 1972 года подводят к следующему выводу: при сохранении у населения объективно обусловленного высокого спроса на спиртные напитки любые насильственные действия и запреты с целью преодоления пьянства и утверждения трезвости неизбежно вызывают эффект обратного действия, оборачиваются еще большим обострением алкогольной обстановки», – отмечает в своем докладе доктор социологических наук, главный научный сотрудник ВНИИ МВД РФ Григорий Заиграев.

Высокий спрос на спиртные напитки, по мнению опрошенных респондентов, объективно обусловлен социально-политической ситуацией в стране, отсутствием (или наличием) экономической стабильности и уверенности россиян в завтрашнем дне. Эти краеугольные моменты очередная антиалкогольная концепция обходит молчанием.     

Санкт-Петербург