Читальный зал

Русский бизнес
Москва, 08.02.2010
«Эксперт Северо-Запад» №5 (451)

Генри Якоби. Хаус и Философия: Все лгут. – «Юнайтед Пресс», 2010.

Хорошо ли это – переоценивать себя? Неужели мы действительно эгоистичные грубые животные, пресмыкающиеся по Земле в бессмысленном существовании?

Устроило бы вас меньше читать и больше смотреть телевизор? Доктор Хаус – мастер восточной философии или обыкновенный грубиян?

«Доктор Хаус» – один из трех самых популярных драматических сериалов в США, собирающий у экранов более 19 млн телезрителей каждого эпизода. Сериал «Доктор Хаус» отмечен престижной кинонаградой «Эмми». Доктор Грегори Хаус – пожалуй, самый сложный и неоднозначный антигерой в истории телевидения, но есть ли что добавить этому заносчивому гению, кроме «серого вещества» и самолюбия? Книга внимательно изучает Хауса, демонстрируя подоплеку популярного драматического сериала о врачах и неуравновешенном, скандально грубом поведении главного героя. Из всего этого получается незаурядный персонаж – отчасти Шерлок Холмс, отчасти последователь философии Сократа, отчасти супермен Ницше, отчасти краснобай даосист – и вовсе не такой испорченный, как вы могли подумать. Вместе с философией от Аристотеля до Цзэн «Хаус и Философия» увлекательно рассказывает о всеобщем любимце, гении-мизантропе и его команде.     

Логика догадок Шерлока Холмса и доктора Хауса. Исследование Джеральда Абрамса (отрывок из книги «Хаус и Философия: Все лгут»).

В имени Dr. Gregory House, M.D. («д-р Грегори Хаус, доктор медицины»), словно в ребусе, зашифрованы имена трех прославленных Артуром Конан Дойлом детективов – Шерлока Холмса, Джона Уотсона и Тобиаса Грегсона. <…>

<…> Интеллектуальная заурядность Грегсона и Уотсона важна, потому что способности Холмса ошарашивают их так же, как читателей. Грегсон и Уотсон смотрят на Холмса с того же ракурса, что и мы, обычные люди. Аналогично, мы вряд ли могли бы симпатизировать блестящему Хаусу, не говоря уж о том, чтобы сравнивать себя с ним, не будь у него личных проблем и физического недостатка. Проблемы делают Хауса ближе к простым смертным, совсем как Уотсон и Грегсон приближают к читателю и зрителю Холмса.

Хаус и Холмс

Хаус, однако, не просто позаимствовал у Холмса некоторые черты. В каком-то смысле он и есть Холмс, ухитряющийся существовать в двух параллельных вселенных, одна – в настоящем, в Принстон-Плейнсборо, другая – в прошлом, в доме 221Б на лондонской Бейкер-стрит. Хаус даже разговаривает как Холмс – глядя на пациентку, спрашивает: «Кто наши подозреваемые?» (пилотный эпизод), а поставив диагноз, гордо заявляет: «Я решил это дело» (там же). Подбираясь к болезням-злодеям, Хаус смотрит на пациентов как на притворщиков – точно так же, как Холмс смотрит на своих клиентов. Пациенты часто врут и только мешают врачу, поэтому для поиска истины Хаус использует нетрадиционные методы. Он вламывается в их дома, крадет их личные вещи, роется в шкафах и вообще идет на все, чтобы добыть улики, – опять же как Холмс.

И, как у Холмса, у Хауса всегда под рукой верные помощники – команда молодых врачей. Это уотсоны Хауса – Кэмерон, Форман и Чейз, каждый – специалист в своей области. Правда, в отличие от своего коллеги конца XIX – начала XX века, они не являются друзьями или наперсниками Хауса. Эта роль зарезервирована за уотсоном №4, коллегой Хауса Джеймсом Уилсоном, у которого те же инициалы, что и у холмсовского Уотсона: Dr. J. W., M.D. Уилсон даже какое-то время делит кров с Хаусом, в точности как Уотсон с Холмсом на Бейкер-стрит. Четыре уотсона постоянно одолевают Хауса вопросами, которые возникают у нас, зрителей, по ходу постановки диагноза – так же, как Уотсон вечно спрашивает у Холмса, как продвигается расследование. Они – наша возможность приблизиться к гению. Не будь их, мы не смогли бы проникнуть в его мир. Хаус и Холмс – закрытые люди. Оба одиночки, холостяки, люди с минимумом социальных связей; их мало волнуют окружающие, они бывают резки и грубы даже со своими помощниками. Фактически единственное, что их по-настоящему волнует, – загадка. Азарт исследователя – единственное, ради чего они живут. Их научные занятия, музыкальные интересы, своеобразный отдых, даже их наркотическая зависимость… – все это средства достижения цели: узнать, кто же преступник.

Логика Хауса

Но самым важным является сходство их методов. Оба считают, что руководствуются дедукцией, и оба глубоко заблуждаются. Все великие детективы мировой литературы принимают свои методы за дедукцию, и большинство, подобно Холмсу, заявившему: «Я никогда не гадаю», с презрением относятся к умозаключениям, построенным на догадках. На самом же деле Холмс, как все детективы и все диагносты, догадки использует. И Хаус – туда же: «Чтобы предполагать, нужно обладать дедуктивным мышлением» («Принятие» (2/1)) и «Из его слов о том, что у него болит горло, я должен был заключить, что у него простуда» («Бритва Оккама»). Однако если бы Холмс и Хаус действительно использовали дедукцию, их умозаключения были бы неизменно безошибочны, поскольку обязательное условие этого метода – следование истинного заключения из истинных посылок. Взяв, к примеру, две истинных посылки: «Все врачи допускают ошибки» и «Хаус – врач», мы с уверенностью заключаем: «Хаус допускает ошибки». Мы уверены, что наш силлогизм верен, ибо знаем обо всех врачах достоверный факт, а именно: они допускают ошибки. Здесь нет места гипотезе или вероятности. Но ни одно из умозаключений Холмса не следует из посылок с неизбежностью. Все они гипотетичны. Это очень хорошие гипотезы, и все же это гипотезы…

…Защищая свой чреватый ошибками метод, Хаус предстает почти полной противоположностью Холмсу, который гордо заявляет Уотсону, что его метод безупречно верен: «Тут невозможно ошибиться». У Холмса есть основания так говорить: он практически всегда оказывается прав, так что каждый новый успех только придает ему уверенности в себе, но мы видим, что на всех победах Холмса лежит легкая тень неверного понимания методологии. Хаус, однако же, не повторяет этого заблуждения Холмса. Он постоянно ошибается, но точно знает, что ошибки неизбежны и только приближают его к истине. Поэтому Холмс по крайней мере в этом отношении уступает Хаусу…     

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №5 (451) 8 февраля 2010
    Школа
    Содержание:
    Вечный эксперимент

    Средняя школа давно живет в режиме постоянного реформирования, и новые инициативы не вызывают ажиотажа

    Реклама