Может, рано доить?

Спецвыпуск
Москва, 08.02.2010
«Эксперт Северо-Запад» №5 (451)
Российские разработчики заказного ПО еще не выросли, но уже должны платить налоги по полной

Отечественные компании, программные продукты которых известны и хорошо продаются за пределами страны, можно пересчитать по пальцам: Kaspersky Lab (антивирусные программы), ABBYY (электронные словари и системы распознавания текста), Transas (системы навигации для морского транспорта и авиации), Parallels (программы виртуализации). В 2008 году объем профильного рынка составил порядка 800 млн долларов – менее 1% глобального рынка.

Может возникнуть впечатление, что российские программисты в большинстве своем работают только на внутренний рынок (относительно небольшой) или же находятся в штате крупных западных компаний. Однако продажа готовых программных продуктов – лишь треть экспорта ПО. Основную его часть составляют ИT-аутсорсинг или услуги по разработке программного обеспечения (в западной терминологии – оффшорное программирование). С учетом этого сегмента объем российского экспорта ПО достигает, по данным ассоциации разработчиков заказного программного обеспечения «Руссофт», порядка 2,7 млрд долларов.

Не самые дешевые, зато умные

Есть красивая история возникновения компании, занимающейся разработкой ПО на заказ, характерная для большинства заметных предприятий в данном сегменте. «В 1990 году я, тогда еще студент, поехал работать на выставку в Швейцарию. К слову сказать, ничего общего с ИТ моя работа не имела – меня взяли только потому, что я свободно говорил по-немецки, – рассказывает генеральный директор и основатель „Рексофта“ Александр Егоров. – Но на выставке я познакомился с одним из местных бизнесменов, у которого была компания по разработке ПО. Он захотел узнать, какова зарплата программиста в России. Правдивая цифра была 100 долларов, но я сказал: „300 долларов“. После этого швейцарец объявил, что ему надо закрыть свою компанию и передать разработки в Россию, потому что он платит своим программистам ровно в 10 раз больше». К настоящему времени разница в зарплатах снизилась: по оценке президента ассоциации «Руссофт» Валентина Макарова, российские программисты получают лишь в два-три раза меньше, чем западные коллеги.

С другой стороны, россияне имеют репутацию разработчиков, способных решать наиболее сложные задачи, поэтому конкурируют не с дешевыми программистами из Индии и Китая. «Российские компании конкурируют с желанием клиента нанять в штат локальных специалистов», – уточняет генеральный директор американской компании DataArt Михаил Завилейский. Есть три основные модели, по которым компании из Америки и Европы работают с удаленной командой, рассказывает директор по технико-экономическим исследованиям Exigen Services Андрей Заикин.

Первая модель – когда владелец бизнеса не хочет доверяться компаниям из «варварских» стран и обращается к своим аутсорсерам. Те набирают штат так называемых контрактеров, которых сажают в офисе заказчика, а часть работы отдают в свои офисы в «дешевых» странах. Так работают все известнейшие ИT-аутсорсеры, такие как IBM Global Service, Acsentures и CMC, чаще всего в связке с крупнейшими индийскими корпорациями. В России так работают мало: у нас нет компаний такой величины, с таким большим штатом, как у индийцев, замечает Заикин.

Вторая модель – есть компании, которые хотят найти самых дешевых программистов. Они идут в Китай или в Индию, в крупные города, где находят людей, готовых работать «за еду». При этом они четко понимают, что таким программистам можно поручать лишь элементарные задачи, их надо контролировать. В компании, как правило, есть свой специалист, который решает сложные вопросы и организует работу данной команды.

И третья модель – это, собственно, та ниша, в которой работают российские предприятия. Заказчик рассчитывает, что нанятая команда «включит голову», аутсорсеры находят правильное решение объявленной задачи, задают правильные вопросы, спорят, то есть четко понимают, что они делают. Естественно, в большинстве случаев клиенты с такими требованиями – это относительно небольшие компании, чей основной бизнес не связан с ИT-решениями. «Например, приходит заказчик и говорит: „Я хочу систему бронирования сети гостиниц с сайта, но это все, что я могу сказать. Дальше придумайте сами – что нужно, чтобы она была удобна для пользователя“. Тогда садятся наши специалисты, обследуют исходные системы, по десять раз общаются с заказчиком и в конце концов создают систему», – объясняет Александр Егоров.

Подобный статус ценится среди клиентов. «По объему заказов отечественные компании еще не являются мировыми лидерами, высокий класс разработки позволяет нам занимать в мировых рейтингах шесть-восемь позиций среди 100 ведущих мировых поставщиков услуг», – отмечает Валентин Макаров. В оказании услуг по разработке новых программных продуктов российские сервисные компании уже лидируют. «Например, в рейтинге Global Services в 2009 году из 10 ведущих мировых поставщиков услуг по разработке программных продуктов пять мест занимают российские предприятия», – рассказывает Макаров. По объемам заказов Россия находится на третьем-четвертом месте после Индии и Китая – рядом с Бразилией.

Спешат подоить

Мировой финансовый кризис не мог не сказаться на экспорте ПО и услуг по его разработке. Денег на поддержку и внедрение ИT-решений у компаний стало меньше, однако необходимость экономии побуждает большее число предприятий отдавать ИT-системы на аутсорсинг и искать разработчиков более простых и эффективных решений. Несмотря на общее падение на мировом рынке ИT, объемы экспорта российской индустрии ПО на заказ в 2009 году, если их рассчитывать в количестве проданных человеко-часов, остались примерно на том же уровне, что и в 2008-м, утверждает Михаил Завилейский (если оценивать в рублях, то за счет снижения курса рубля по отношению к доллару рынок показывает незначительный рост).

Валентин Макаров с сожалением отмечает, что для стран, в которых в период кризиса приняты меры государственной поддержки индустрии, результаты оказались намного лучше. Яркий пример – Китай: там за счет реализации программы «10-100-1000» (10 крупных центров аутсорсинга, 100 центров разработки крупных зарубежных компаний, 1000 крупных китайских сервисных компаний) за два кризисных года ИT-индустрия смогла увеличить экспорт услуг с 3 до 9 млрд долларов (согласно китайским источникам). Крупнейшие индийские аутсорсеры тоже явно выиграли, добавляет Андрей Заикин: «Они сумели по выгодной цене выкупить крупные ИT-отделы других компаний, то есть успешно воспользовались тем, что кризис ударил не только по ним, но и по их клиентам». Российские предприятия оказались в числе тех, кто не успел воспользоваться предоставившимся шансом. Но это закономерно: по размерам, объективным условиям существования на рынке (среднему уровню зарплаты, налоговым отчислениям) отечественные компании несопоставимы с зарубежными конкурентами.

Для активного развития компаниям необходимы дополнительные преимущества, прежде всего – за счет поддержки государства. Быстрый рост индийских разработчиков, который наблюдается с 90-х годов прошлого века, равно как и китайских аутсорсеров, происходит при активной поддержке правительств этих стран. В частности, в Индии в рамках госпрограмм экспортеры ПО и услуг по его разработке освобождались от выплаты всех налогов на пять лет, в Китае – на три года, и это без учета специальных программ по кредитованию и сниженного социального налога (в Китае – в режиме индустриального парка 20%, в Индии – 6%).

В России ситуация иная. До 2010 года ИT-компании пользовались льготной ставкой по единому социальному налогу (ЕСН) – 13%. Но с 2010 года ЕСН заменен уплатой страховых взносов во внебюджетные фонды (Пенсионный фонд, Фонд социального страхования, Фонд обязательного медицинского страхования). Все льготы, которых ИT-разработчики добивались много лет, в новой схеме не предусмотрены.

Между тем для российских ИT-компаний это изменение ощутимо. «Платить придется больше тем, у кого доля оплаты труда в расходах выше. ИТ-отрасль по этому показателю всегда была на одном из первых мест», – замечает директор по маркетингу компании «АйТи» Дмитрий Ведев. При этом 2010 год – переходный: объем выплачиваемых страховых взносов не превышает единую ставку ЕСН. Если сравнивать со ставкой страховых взносов 2011 года, налоговая нагрузка для ИT-разработчиков в среднем возрастает на 80% (в зависимости от того, какое в компании соотношение работников с низкой и высокой зарплатой: для первых увеличение налоговой нагрузки составит от 104 до 95%, для вторых – от 80 до 60%).

«Можно понять государство: в кризис необходимо больше денег, чтобы расходовать их на социальные нужды», – признает Андрей Заикин. В той же Индии государство постепенно увеличивает налоговую нагрузку. Но индусы уже выросли, успешно вписались в мировой рынок. Один контракт крупного индийского аутсорсера – как половина всего российского рынка заказного программирования. «А нас доить, наверное, еще рановато: малый процент нашего экспорта явно затеряется в потоках нефти и газа и не принесет большой пользы. А потенциально мог бы вырасти в крупный кусок», – с надеждой высказывается Заикин. «Увеличение налоговой нагрузки, конечно, существенно помешает развитию отрасли, но вряд ли убьет ее», – уверен Михаил Завилейский.          

Санкт-Петербург

Близко, далеко, дальше

В большинстве случаев применительно к компаниям, которые разрабатывают ПО на заказ, используется термин «оффшорные программисты», поскольку для основных заказчиков из Европы и Америки они де-факто находятся в других странах. Вместе с тем фактор удаленности не может не играть роли. В конечном счете всегда возникает момент, когда надо координировать работу заказчика и разработчика решения, – либо на этапе внедрения, либо на этапе разработки. В последние годы с развитием аутсорсеров по всему миру получает распространение более развернутая терминология. Off shore – если компания находится на значительном удалении, near shore – если она расположена в стране по соседству, on shore – если в той же стране, что и некий офис или отделение международного холдинга. Если применить данный подход к российским разработчикам, то off shore мы для США, а near shore – для Европы.

Теоретически это означает, что российские компании должны быть более популярны у европейцев, нежели у американцев. Тем более что в последние годы, как свидетельствуют отчеты аналитиков, Европа по объему ИT-услуг обгоняет США. Но по факту позиции российских аутсорсеров в Европе не столь сильны. Если посмотреть структуру доходов компаний, оказывается, что заказы из европейских и американских компаний делятся поровну. Почему так? Участники рынка считают, что большую роль играет консерватизм европейцев. Англичане традиционно хорошо относятся к индийцам, считают их «более своими», нежели выходцев из Восточной Европы. Французы осторожно смотрят на аутсорсинг как таковой. Скандинавы в большинстве случаев работают с российскими компаниями, только направляют собственного консультанта. При этом практически каждый раз отечественным компаниям необходимо доказывать свою компетентность.

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №5 (451) 8 февраля 2010
    Школа
    Содержание:
    Вечный эксперимент

    Средняя школа давно живет в режиме постоянного реформирования, и новые инициативы не вызывают ажиотажа

    Реклама