На границе интересов

Русский бизнес
Москва, 08.02.2010
«Эксперт Северо-Запад» №5 (451)
Импортеры и таможенники расходятся в оценках ситуации с таможенным оформлением грузов

Кризис серьезно ухудшил отношения между таможенными органами и участниками внешнеэкономической деятельности (ВЭД). Особенно остро противостояние проявилось на трех морских таможнях – Владивостокской, Находкинской и Балтийской. Последнюю импортеры завалили исками. Основные претензии – органы Федеральной таможенной службы России (ФТС) неправомерно корректировали таможенную стоимость ввозимых товаров, что привело к убыткам для их владельцев. Правда, сами таможенники считают проблему надуманной: сумма доначисленных платежей несерьезна по сравнению с общими сборами таможни, которые исчисляются триллионами рублей.

В выгодном свете

В 2009 году таможенная стоимость откорректированных товаров увеличилась на 111,65 млрд рублей, что на 55,6% больше, чем за 2008-й, говорит начальник управления федеральных таможенных доходов ФТС Борис Шкуркин. В связи с этим ФТС в минувшем году доначислила 26,76 млрд рублей. По сравнению с общей суммой, собираемой ФТС, это не так много. «Мы довзыскали 27,75 млрд рублей, а всего за год в бюджет перечислили 3,519 трлн. Цифры несопоставимы, – считает Шкуркин. – Более того, ежедневно мы перечисляли в бюджет 14,1 млрд рублей, так что эти 27,75 млрд – работа двух дней».

Но участники ВЭД считают, что таможня преподносит ситуацию в выгодном для себя свете. «В 2009 году корректировке подверглись 98% грузов. Из 3,5 трлн рублей, собираемых таможней, около 63% приходится на экспортные таможенные отчисления. На импорт остается 1,3 трлн рублей», – замечает генеральный директор ЗАО «Русский логистический провайдер» Руслан Кисс. Таможенные органы собирают НДС, таможенные сборы, а также таможенную пошлину, которая и делится на импортную и экспортную, пояснил он. Таким образом, «доля ввозной пошлины в структуре таможенных доходов составляет лишь 13,3%, или 467,2 млрд. На этом фоне 27,75 млрд рублей, которые доначислены после корректировки таможенной стоимости (КТС), – огромные деньги», – убежден Кисс.

По его словам, проблема не только в том, что импортеров заставляют доплачивать за процедуру таможенного оформления. Все, как правило, забывают про убытки, которые возникают в результате увеличения сроков таможенного оформления (по закону, груз должен быть выпущен в течение трех дней, а при КТС этот срок увеличивается до пяти-десяти дней). В результате импортерам приходится оплачивать стоимость хранения груза на складах, учитывать убытки из-за несвоевременной поставки товаров, а также нести дополнительные расходы по КТС и увеличенному из-за этого НДС, простоя транспортных средств и т.д. К примеру, при корректировке таможенной стоимости на 30-50% конечная цена товара возрастает на 12-15%. В результате если в 2005 году доля таможенных издержек в логистической услуге составляла 20-25%, то в 2009-м она выросла до 43%, подсчитал Кисс.

Недовольные таким положением дел импортеры стали оспаривать в судах повышение таможенной стоимости, а также требовать с таможни компенсацию за задержку вывоза товаров с пунктов пропуска. Директор региональной ассоциации таможенных брокеров «Северо-Запад» Роман Козлов утверждает, что судебная статистика по КТС демонстрирует отрицательную динамику – 80% дел таможня проигрывает.

«В 2009 году только к Балтийской таможне подано 1,5 тыс. исков, – рассказывает управляющий партнер юридической компании K&B Group Станислав Баранов. – Юридический отдел Балтийской таможни физически не успевал ходить на судебные заседания». При этом, полагает он, если бы с таможней судились все недовольные, исков было бы еще больше. «От момента подачи иска до возврата средств проходит как минимум полгода, максимум – год. Компании с небольшим оборотом не в состоянии ждать так долго, они предпочитают не спорить, чем и пользуются таможенные органы», – отмечает Баранов.

Спорщики-профессионалы

Сами таможенники говорят, что отрицательная судебная практика носит локальный характер – в основном в регионах деятельности Балтийской, Владивостокской и Находкинской таможен. «Мы считаем, что эта негативная судебная практика объясняется существованием профессиональных судебных спорщиков, где работают в том числе многие наши бывшие коллеги», – рассуждает Борис Шкуркин. «Мы возвращаем по решению судов в целом по системе менее 8% платежей», – уточнил он, добавив, что упреки в том, что за счет КТС таможня выполняет плановое задание, необоснованны.

По мнению предпринимателей, проблемы усугубляются и из-за того, что практически прекратился диалог между бизнесом и таможенными органами. «Ранее раз в три месяца собирался консультационный совет, строился диалог с брокерами. Но за прошедшие два года заседаний было всего два. Каждый варится в своем котле», – сетует Роман Козлов. Именно поэтому, считает Баранов, правовая база совершенствуется только в сторону государства, путем наделения таможенных органов новыми полномочиями, граничащими с произволом.

В качестве примера Баранов привел некоторые статьи проекта нового Таможенного кодекса Таможенного союза, который вступит в силу 1 июля 2010 года. В частности, в проекте предусматривается увеличить с года до трех лет проведение таможенного контроля товаров после окончания их нахождения под таможенным контролем. Документ также предусматривает неограниченный доступ таможенных органов к банковским счетам и операциям по ним всех участников ВЭД, а также всех прочих лиц лишь по факту нахождения у них товаров иностранного происхождения. То есть таможенным органам разрешен доступ к банковской тайне. В проекте нового кодекса есть и ряд положений, которые не подлежат здравому смыслу, замечает Баранов. «Есть положение об увеличении сроков выпуска товаров до 10 рабочих дней, сейчас – три дня (в развитых странах – один день). При этом решение о длительности сроков выпуска товаров начальник таможенного поста принимает без каких-либо критериев», – недоумевает юрист.   

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №5 (451) 8 февраля 2010
    Школа
    Содержание:
    Вечный эксперимент

    Средняя школа давно живет в режиме постоянного реформирования, и новые инициативы не вызывают ажиотажа

    Реклама