Не на себя

Сельское хозяйство Псковской области вошло в число приоритетов региональной экономики, но вопрос, как ориентировать на рынок множество личных подсобных хозяйств, до сих пор открыт

Для Псковской области сельское хозяйство – намного больше, чем отрасль. Ввиду отсутствия крупного бизнеса, предприятий, аккумулирующих трудовые ресурсы, агропроизводство берет на себя социальную функцию – обеспечение жителей региона работой. На селе проживает треть жителей области, из них в сельском хозяйстве занято 22%. Однако саму занятость сложно назвать эффективной. Эксперты отмечают невысокую производительность труда и, как следствие, невозможность поднять зарплаты до уровня, стимулирующего приход молодежи.

Новые производства, запущенные крупными переработчиками сельхозпродукции, создают высокооплачиваемые рабочие места, но, учитывая автоматизацию технологического процесса, в ограниченном количестве. Если рассматривать в качестве тенденции развитие крупных производств (инвесторы уже озвучили планы по строительству свиноводческих комплексов и молочных ферм), в дальнейшем область сможет наращивать выпуск сельхозпродукции. Но вряд ли новые предприятия решат проблему занятости и роста уровня жизни населения, хотя бы потому, что не нуждаются в таком количестве работников. В качестве выхода видится развитие самозанятости, но не в натуральном хозяйстве, а в сфере производства на рынок. Уже сейчас личные подсобные хозяйства (ЛПХ) выращивают до 90% некоторых овощных культур в регионе, однако рассматривать их как рыночно ориентированные затруднительно.

Натуральные ЛПХ

Согласно данным Псковстата, на конец ноября 2009 года на хозяйства населения приходилось 19,4% поголовья крупного рогатого скота, 20,8% свиней, 96,4% овец и коз. Правда, здесь необходимо сделать важное уточнение. Часть довольно крупных хозяйств населения учитываются как личные подсобные. Такая форма может быть более удобной для сельского жителя, в том числе с финансовой точки зрения. К примеру, семья содержит небольшой свинарник. Это накладывает отпечаток на стоимостную структуру производства продукции. В целом же в последние годы хозяйства населения стабильно снижают объемы производства, а сельхозпредприятия – незначительно повышают.

Крупные проекты реализуют преимущественно петербургские инвесторы, которые берут на себя не только финансирование, но и вопросы логистики и сбыта

Территориально более трети сельскохозяйственной продукции Псковской области производится в трех из 24 районов – Псковском, Порховском и Великолукском (соответственно 17,8%, 9 и 8,4%). Лидерство первого и третьего можно объяснить статусом районов, расположением вокруг северного (Псков) и южного (Великие Луки) центров области. В Порховском районе расположен крупный животноводческий совхоз «Шелонский», продукция которого известна за пределами региона, кстати, по форме – муниципального предприятия.

«Основные практики ведения хозяйства в сельской местности региона свидетельствуют о явном смещении в сторону натурального хозяйства: менее 10% личных хозяйств в текущем году произвели продукцию на продажу», – констатируют социологи Института регионального развития, завершившие анализ результатов опроса по теме «Сельскохозяйственное производство на личных приусадебных участках». Согласно результатам исследования, четверть сельских домохозяйств вообще не ведут приусадебное хозяйство.

Конкуренцию ведению ЛПХ, требующему больших трудовых усилий, составляет сбор ягод и грибов в летний период. В структуре доходов сельских жителей продажа ягод и грибов составляет 18%, причем большую часть приносит сбор клюквы. Основной стимул для производства продуктов на продажу в большинстве случаев – нехватка средств. Эта группа домохозяйств (продавцы продукции) декларирует самый низкий уровень доходов по сравнению с теми, кто занимается производством для личного потребления. Более трети (35,6%) работающих имеют доход на уровне 3,5-5 тыс. рублей на человека в месяц. Соответственно продажа произведенных продуктов выступает в качестве дополнительного источника дохода, призванного компенсировать низкий уровень жизни.

Вероятно, при росте оплаты труда по месту основной работы большинство представителей данной категории домохозяйств прекратили бы продажу продукции и их производство превратилось бы в натуральное хозяйство. Ведущие личные ЛПХ имеют основную работу и не склонны бросать ее, несмотря на низкую оплату. Самозанятость не рассматривается ими как деятельность, способная дать достаточный доход, который позволил бы уйти с низкооплачиваемой работы и заняться собственно агробизнесом. Хозяйства, ориентированные на рынок, как таковые не являются рыночными. А значит, за редким исключением, не пытаются вводить современные агротехнологии, реализовывать новые бизнес-проекты, определять специализацию с точки зрения рентабельности отдельных видов производства.

Последствия реформ

В агропромышленном комплексе (АПК) Псковской области немало проблем. Эксперты отмечают наличие неэффективных производств. К примеру, в сфере животноводства рынок потребовал развития переработки продукции и сегментации ее с точки зрения потребительского спроса: продавать выращенный скот живым весом стало просто невыгодно. Точка зрения исследователей иногда весьма радикальна: неэффективные хозяйства тормозят развитие частной инициативы и от них надо избавляться. Однако что это означает на практике? По словам одного из предпринимателей, развивая производство и предлагая зарплаты выше среднего, он столкнулся с парадоксальным фактом. Люди не горели желанием идти к нему на более высокую зарплату, предпочитая работать за намного меньшие деньги при меньших требованиях. Высокая оплата предполагает, казалось бы, очевидные, но для кого-то невыполнимые требования: нельзя пить, нельзя опаздывать и т.д.

Складывается ощущение, что крупные, средние и мелкие хозяйства существуют как бы автономно друг от друга, констатируют социологи. К такому выводу подталкивает и общение с руководителями. Для крупного перерабатывающего предприятия проще построить хозяйство с нуля – как говорится, в чистом поле, – чем бороться с проблемами убыточного агропредприятия. В свою очередь, среднее животноводческое хозяйство не горит желанием, скажем, закупать поросят у фермера. А мелкие хозяйства, не имеющие переработки, жалуются на низкие закупочные цены у более крупных соседей. Казалось бы, в этой ситуации была бы логична кооперация мелких хозяйств с целью централизованной переработки и сбыта продукции, однако пока этого не наблюдается.

На региональном рынке пока еще велика доля привозной продукции. Потенциал отрасли  не исчерпан. «На псковском рынке преобладает импортное мясо – из Бразилии, США, Аргентины, Парагвая, есть и из Китая, – отмечает директор компании „Плесков“ Наталья Шараева. – В Пскове нет безусловных лидеров по реализации мяса. Есть несколько крупных, но также присутствуют и небольшие фирмы, предприниматели с небольшим объемом реализации».

В приоритетах

В качестве перспективной отрасли АПК региона инвесторы рассматривают свиноводство. Озвучены планы строительства новых свиноводческих комплексов. Один из инвесторов планирует весной 2010 года начать строительство первых трех (из девяти) площадок агрокомплекса (общий объем инвестиций – около 17 млрд рублей). Другой инвестор ведет работы по подготовке площадки под строительство комплекса мощностью 108 тыс. голов в год (стоимость – более 3 млрд рублей).

Помимо свиноводства развивается птицеводство. Особенность этих проектов – отсутствие сложностей со сбытом продукции. Крупные проекты реализуют преимущественно петербургские инвесторы, которые берут на себя не только финансирование, но и вопросы логистики и сбыта. Руководство области только приветствует этот факт: ввиду отсутствия больших внутренних резервов инвестиции из Северной столицы как нельзя кстати.

Молочное направление пошло в рост благодаря включению его в число приоритетных, а также реализации проекта создания мегаферм Великолукским молочным комбинатом (ВМК). Получив самый большой в области кредит по нацпроекту «Развитие АПК», холдинг возводит крупные комплексы (четыре мегафермы, заемные средства – 1,6 млрд, собственные – 0,4 млрд рублей). Если учесть, что молочное стадо в регионе составляет чуть более 40 тыс. голов, планы компании «Слактис» (дочерняя структура ВМК) по строительству мегаферм могут увеличить его минимум в полтора раза. Интересно, что за пределами области наиболее известны именно южные производители – крупные переработчики сельхозпродукции ВМК и Великолукский мясокомбинат.

Псковский рынок с точки зрения сбыта интересен не только местным производителям сельхозпродукции. Витебская бройлерная птицефабрика (объем производства – 25 тыс. тонн в год) уже заключила контракт на поставку в область своей продукции. Согласно планам производителя и компании, через которую будет осуществляться реализация, каждый месяц в Псковской области под маркой местного торгового дома планируется открытие как минимум одного магазина, где будет представлена продукция птицефабрики.

«Со своим ассортиментом мы вышли на ярмарку в Пскове. И сделали вывод, что хотели бы реализовывать свою продукцию на территории Псковской области в таких же шаговых магазинчиках, как у нас. Стало неожиданностью, что на ярмарке псковичи покупали всю дорогостоящую продукцию, деликатесы, хотя по Смоленскому региону ситуация была другая», – рассказывает заместитель директора Витебской бройлерной птицефабрики Надежда Журко. В свою очередь, псковские производители осваивают соседние регионы, не забывая о преимуществах реализации продукции в своей области. «В наших головах существует стереотип, что наибольшим спросом пользуется местная продукция. На региональном рынке 60-70% занимают местные товаропроизводители. Они априори пытаются продать дороже», – считает один из ведущих местных производителей.

Заглянем в будущее

В качестве ведущих направлений развития АПК региональная власть выделяет мясо-молочный сектор, овощеводство, рыболовство и племенное животноводство. «Мы рассчитываем, что эти направления помогут сделать наше сельское хозяйство устойчиво развивающейся отраслью экономики», – говорит заместитель губернатора Псковской области Сергей Перников. Завершается разработка региональной концепции развития сельского хозяйства.

Перспективы у села есть, но реализовать их мешает нерыночная мотивация, замечает президент Торгово-промышленной палаты Псковской области Владимир Зубов. «Сельское хозяйство обязано быть рентабельным. У нас человек не верит в то, что оно может приносить основной доход, это скорее приработок. Отношение к сельскому труду предыдущего поколения не связано с экономическими мотивами. Человек про себя думает: „Если у меня огород зарастает, что скажут соседи?“ и выращивает не то, что выгодно, а то, что привык. Обработка земли может иметь совсем другую мотивацию», – полагает Зубов.

Согласно данным социологического опроса, половина производимого в ЛПХ молока и мяса реализуется родственникам и знакомым, очевидно – по невысокой цене. «Личные хозяйства населения демонстрируют крайне слабый вектор на собственное развитие, – делают вывод исследователи Института регионального развития. – Только 6,7% обнаруживают интерес к развитию, указывая на конкретные трудности. Это значит, что за сохранение статус-кво выступают не только ЛПХ, ведущие натуральное хозяйство или не производящие ничего, но и часть хозяйств, работающих с целью зарабатывания денег. Диспаритет цен, наиболее важный для производителей молока и мяса, и отсутствие сельхозтехники, в большей степени волнующее растениеводов, не могут считаться достаточными факторами незаинтересованности в переходе от стратегий выживания к бизнес-стратегиям».

«Чтобы стать фермером, не надо учиться, – размышляет председатель совета директоров Великолукского молочного комбината Дмитрий Матвеев. – Даже в Европе не учат на фермера. Учат на ветеринара, зоотехника, управленца, но это подразумевает масштабность – работу в крупном хозяйстве. А чтобы стать фермером, нужно лишь сильное желание. Почему люди не едут в деревню? Первое, о чем думают при ответе на этот вопрос, – низкие зарплаты. Но я был на одном семинаре, где озвучивались результаты исследования по селу, и докладчик сказал, что 70% людей на первое место поставили отсутствие инфраструктуры. На второе место – не жилье, а отсутствие возможности приобрести жилье. И только на третье место – зарплату. Вы поехали жить на село, у вас есть дети и вы хотите жить в нормальном доме. Чтобы семья пользовалась благами цивилизации, чтобы дети могли получить образование. А что сельское хозяйство? Грязь, дороги».

О проблеме мотивации говорит и генеральный директор компании «Псков-АгроИнвест» Александр Братчиков: «Люди зачастую не понимают, что надо делать, потому что они в другой среде выросли, другие задачи раньше ставились. Нет мотивации. Не понимают, что именно может быть выгодно. Поэтому должна быть третья сторона, которая способна их всех объединить. Очень хороший пример – финская компания Valio, которую создали несколько фермеров, объединившись для переработки и сбыта продукции». «Нужны модели и технологии, – уверен автор социологического исследования „Семейные сельские хозяйства Псковской области“ Сергей Дамберг. – Желающий начать дело должен понимать: выращивать надо не то, что принято, а то, что выгодно, а также знать, в каких объемах и как выгодно продать».

Существующая поддержка государства ориентирована скорее на уже состоявшееся хозяйство, способное создать бизнес-план и взять кредит, отмечают эксперты, подчеркивая, что ее также необходимо продолжать. Для такого производителя поддержка означает удешевление кредита и возможность через использование заемного капитала увеличить активы, развить предприятие, открыть новое направление деятельности. Рост поддержки, то есть сумм, закладываемых в бюджет, означает возможность сделать все вышеперечисленное в большем объеме.

В качестве поддержки малых форм производства может выступать именно помощь в определении, чем выгодно заниматься (специализация, сочетание культур) и как это делать наиболее эффективно (технологии производства и сбыта). «Чтобы люди пошли в село, необходима внутренняя мотивация, при этом они должны понимать, что могут еще и зарабатывать деньги», – утверждают эксперты.

В науке всегда есть теория и практика. Возможно ли создать некую модель идеального ЛПХ, которое бы смогло полностью обеспечить потребности в средствах для жизни домохозяйства – не натурального хозяйства, а ориентированного на рынок? Пожалуй, именно от ответа на этот вопрос зависит перспектива сельской жизни. Ведь крупные формы, с каждым годом наращивая механизацию и автоматизацию, вряд ли востребуют ту часть населения области, что пока еще живет в деревне.    

Псков