Дежурный оптимизм

Экономики стран Балтии демонстрируют осторожный рост. Однако по итогам года макропоказатели останутся в минусе

Европейское статистическое агентство Eurostat подвело экономические итоги четвертого квартала прошлого года в государствах – членах Евросоюза. Показатели стран Балтии – Латвии, Литвы и Эстонии – оказались наиболее удручающими. Балтийская «тройка» возглавила список стран с наиболее серьезным спадом внутреннего валового продукта (ВВП). ВВП Латвии упал на 17,9%, что является самым стремительным спадом в ЕС, Литва показала падение на 13%, Эстония – на 9,4%. Следом идут Румыния (6,6%) и Болгария (6,2%). В целом в странах ЕС снижение ВВП составило 2,3%, в еврозоне (куда стремятся страны Балтии) – 2,1%. Рецепт спасения у каждой из стран Балтии свой, но очевидно, что ни один из сценариев не сможет нивелировать столь серьезное падение экономики. Поэтому основной рост запланирован на 2011-2012 годы.

Жить по средствам

В начале февраля Министерство финансов Литвы резко изменило прогноз по макроэкономическим показателям на 2010 год. Вместо запланированного в конце прошлого года падения экономики на 4,3% в новом отчете появился оптимистичный показатель роста на 1,6%. Случайно или нет, но эти оптимистичные интонации совпали с визитом в США премьер-министра Литвы Андрюса Кубилюса в сопровождении министра финансов Ингриды Шимоните.

Поездка, весьма скромная по уровню официальных встреч (литовскую делегацию не приняли ни президент Барак Обама, ни госсекретарь США), носила характер смотрин. Литовцы посетили МВФ, встретились с директором Федеральной резервной системы Беном Бернанке, с экономическим советником президента Лоуренсом Саммерсом, побывали на фондовой бирже NASDAQ, посетили калифорнийскую Силиконовую долину. На встречах звучали мнения, что экономика Литвы достигла низшей точки падения и начался подъем, а правительство страны продемонстрировало способность самостоятельно ввести жесточайший режим экономии – жить по средствам.

Со своей стороны, Министерство хозяйства, получив предварительные данные из других стран Балтии об итогах четвертого квартала в частности и минувшего года в целом, пришло к выводу, что в Литве период рецессии продолжался только три квартала и оказался вдвое короче, чем в Латвии и Эстонии. Дно экономика страны прошла во втором квартале (-19,5%), потом началось замедление (-14,2% в третьем и -13% в четвертом). По годовому падению (15%) Литва лишь незначительно опережает Эстонию (14,5%).

В том, что глубина падения у эстонцев меньше, по словам заведующего отделом анализа и стратегии министерства Миндаугаса Жилиониса, заслуга их правительства и результат «безответственной политики» кабинета во главе с социал-демократами в Литве. Эстонцы в период с 2001-го по 2007 год имели профицитные бюджеты, что позволило им накопить более 400 млн евро, в то время как литовские левые, будучи у власти, даже в период бурного экономического роста из года в год принимали бюджеты с дефицитом. «Все политические силы несут равную ответственность за то, что всемирный кризис застал Литву неподготовленной, без финансовых резервов. Я не раз говорила, что нельзя увеличивать дефицит бюджета, так как резервы для экономии в госбюджете еще есть», – заявила президент Литвы Даля Грибаускайте.

Независимые эксперты не спешат разделять радужные прогнозы государственных структур. «С учетом сезонности и числа рабочих дней падение по сравнению с третьим кварталом сократилось только на 0,1%», – уточняет аналитик банка SEB Гитанас Науседа. Скромный рост ВВП (1,6%) в прошлом году зафиксирован только в аграрном секторе, в строительстве спад составил 43,3%, в транспортном секторе – 17,3%. Оживление по экспорту за счет складских накоплений наблюдалось в некоторых традиционных отраслях (легкая, мебельная, химическая промышленность), но потребительский рынок дремал и традиционно оживился лишь перед Рождеством.

Оптимизм не разделяют

Сохранится ли этот рост в дальнейшем и насколько он устойчив – большой вопрос. Финансовый аналитик Стасис Янелюнас напоминает о том, что с закрытием Игналинской АЭС подорожала электроэнергия (на первом этапе – на 15-20%), потребители ждут увеличения стоимости газа. А то, что предприятия легкой промышленности получили от европейских заказчиков в начале года много заказов, объясняется падением спроса в Европе. В такой ситуации не имеет смысла заказывать в Китае крупные партии дешевой продукции, выгоднее ее (одежду, обувь, к примеру) завозить из ближайших к рынку сбыта стран. Однако по мере экономического выздоровления необходимость в подобной экономии отпадет.

Янелюнас считает, что экспорт не станет локомотивом литовской экономики. «Снижение пенсий и рост налогов ослабляют потребительский спрос. Более того, требование компенсации в дальнейшем пенсий и социальных пособий откладывает бюджетную ношу на будущее и осложнит возможности государства, когда начнется рост», – говорит он. Поэтому заявления Андрюса Кубилюса о том, что литовская экономика в своем падении достигла дна, можно оправдать лишь одним прагматическим мотивом – произвести впечатление (пусть и ложное), дабы получить кредиты. Однако экономика, базирующаяся на кредитах, имеет шаткую основу. Особенно когда они дорогие – последние 1,5 млрд евро (за счет эмиссии гособлигаций) Литве предоставили под 7,36% годовых.

В Институте свободного рынка Литвы оптимизм правительства не разделяют, допуская, что темпы падения экономики замедлятся и составят порядка 1%. По мнению вице-президента института Гедрюса Кадзяускаса, безработица, которая в минувшем году достигла 15%, в 2010-м вырастет до 17% и станет проблемой года. Доля теневой экономики из-за увеличения налоговой базы и, как следствие, перехода многих малых компаний на «серые» схемы работы, составит 27%.

Вице-президент рейтингового агентства Moody’s Кеннет Орчерд полагает, что в 2010 году доля государственного долга в ВВП Литвы может достичь 50%, «а это уже очень опасный показатель для государства с моделью валютного управления». В этом контексте осложняющим фактором станет принятая правительством программа по введению в стране с 2014 года евро. Если в 2007 году, когда Литва сделала первую попытку, единственной проблемой стал уровень инфляции (до маастрихтской нормы тогда не хватило доли процента), то теперь за пределы норм, которые должны соблюдать страны, претендующие на евро, выходят дефицит бюджета (норма превышена в три раза) и растущий государственный долг. Как правительство будет устранять это противоречие, трудно даже представить, пожимает плечами лидер Социал-демократической партии, бывший министр финансов Литвы Альгирдас Буткявичюс. «Ради сокращения дефицита придется вновь повышать налоги и сокращать инвестиции, а это убивает производство и потребление и рождает новую спираль дефицита, на покрытие которой требуются займы», – объясняет Буткявичюс.

Антикризисный рецепт

Осенью 2009 года премьер-министр Эстонии Андрус Ансип и министр финансов Юрген Лиги оптимистично утверждали, что низшая точка кризиса пройдена. Текущие прогнозы значительно осторожнее. Бывший президент Банка Эстонии, ныне – председатель правления эстонского филиала банка Nordea Вахур Крафт заявил, что кризис в стране не закончился и в 2010 году ВВП снизится минимум на 0,5%. Одновременно Крафт ожидает роста безработицы до 17% (в 2009-м она достигла 13,8%, став рекордной за все годы после восстановления независимости).

«Необходимо прекратить так называемую социкПосле вступления в Евросоюз в 2004 году страны Балтии впервые показали падение ВВПличную экономику. Когда дела в мире идут лучше, мы тратим чрезвычайно много, а когда дела идут плохо, то идем на попятную. На самом деле это должно быть, так сказать, антицикличным – если дела идут хорошо, то мы консервативны и не расходуем много денег, а если цикл замедлится, то у нас есть на что опереться», – заявил в интервью эстонским СМИ президент страны Тоомас Хендрик Ильвес.

  Фото: архив «Э С-З»
Фото: архив «Э С-З»

По мнению экономиста Андреса Аррака, одна из наиболее острых проблем Эстонии – безработица, которая не только не сокращается, но продолжает расти. Опубликованные в феврале Департаментом статистики данные оценивают число безработных в стране по состоянию на четвертый квартал прошлого года в 107 тыс. человек («рекорд» 2000 года – 95 тыс.). Это в два раза больше, чем в конце 2008-го. Характерно, что уровень безработицы среди неэстонцев почти вдвое выше, чем среди эстонцев. Согласно статистике, на конец 2009 года суммарно почти треть безработных (33 тыс.) искали работу в течение 12 месяцев и более.

Аррак склонен, однако, надеяться, что летом и осенью с ростом потребности в сезонных работах безработица начнет снижаться и это станет локомотивом для ее общего сокращения. При этом произошедшее падение ВВП заставит предприятия и впредь уменьшать расходы, в первую очередь – за счет сокращения рабочих мест или продолжительности рабочего времени. В 2010 году, считает ведущий экономист Банка Эстонии Наталья Вийльман, значительного прибавления числа рабочих мест ожидать не приходится, и в ближайшем будущем безработица только вырастет.

Таким образом, Вийльман подтверждает более ранний прогноз Центробанка страны, сделанный в третьем квартале прошлого года. И тогда, и теперь специалисты отмечают, что поскольку с наступлением кризиса в Эстонии полтора года назад работодатели начали быстро и масштабно сокращать расходы на рабочую силу, то стабилизироваться ситуация будет медленно: сначала ожидается рост производительности труда, а уже потом – количества рабочих часов и фонда заработной платы. В этой связи Андрес Аррак подчеркивает, что кризисы «и нужны для того, чтобы произошли коррекция экономики и осовременивание структуры».

В интервью Postimees эксперт Фонда развития Хейдо Витсур сказал, что падение экономики остановилось, по крайней мере временно. «Мы должны радоваться этому и не пугаться, если первый квартал окажется на первый взгляд хуже», – отметил Витсур, уточнив, что в первом квартале 2010 года спад экономики будет на 5% меньше, чем в 2009-м.

По одной колее

Председатель правления Русского академического общества Эстонии доктор экономических наук Валерий Григоренко в беседе с корреспондентом «Эксперта С-З» о способах выживания бизнеса в условиях кризиса поделился собственным опытом. Возглавляемая им ремонтно-строительная фирма Lasref AS фактически оказалась на грани банкротства, поскольку в строительстве жилья, на котором она специализировалась, произошло резкое падение спроса. Продолжить работу в условиях сложившейся конъюнктуры и сохранить рабочие места помогла диверсификация производства: руководство компании наладило поставки из Германии тяжелого горнодобывающего оборудования для сланцевых шахт.

Однако такая способность к маневренности дана немногим, и поэтому, считает Григоренко, для того чтобы ускорить и облегчить экономике страны выход из сегодняшней ситуации, государству необходимо наладить взаимовыгодное сотрудничество с Россией: «Сегодня наши чиновники много говорят о том, что Эстонию спасут формируемые на уровне правительств и коммерческих структур экономические связи с Казахстаном и Китаем. Но ведь путь к этим странам с их ресурсами пролегает тоже через Россию. Как можно развивать эти связи, минуя самого близкого восточного соседа?»

Многие эксперты полагают, что действенным стимулом здесь может стать прошедший в Таллине II Международный региональный железнодорожный бизнес-форум «Стратегическое партнерство 1520: Балтийский регион», посвященный актуальным проблемам Балтийского транспортного комплекса. Мэр Таллина Эдгар Сависаар, выступая на форуме, заявил: «Состояние транзита – лакмусовая бумажка состоятельности нашей политики», подчеркнув, что если Эстонские железные дороги (ЭЖД) по опыту Литвы и Латвии смогут улучшить сотрудничество с Российскими железными дорогами, это станет толчком для нормализации политического климата.

«В 2008 году по сравнению с 2006-м товарооборот ЭЖД снизился наполовину. И пока нет симптомов того, что дело идет на поправку. Причина кроется не только в мировом экономическом спаде. Золотому веку нашего транзита положило конец охлаждение отношений с Россией», – конкретизировал Сависаар. «Хотя многие политики были убеждены, что перекрытие транзитных кранов на наши экономические успехи существенно не повлияет, эта позиция оказалась близорукой. Российская сторона предпочитает в сложившихся условиях взламывать лед в Усть-Луге, чем использовать незамерзающий порт Мууга. Мы сами себя отрезали от мощной железнодорожной сети, о чем остается только сожалеть», – сетует он.

Шоковая терапия

Несмотря на слабые признаки стабилизации, ситуацию в экономике Латвии можно охарактеризовать емким словом «шок». Налоговые новации вкупе с резким снижением показателей экономики серьезно задели бизнес, который ищет спасения или в других странах, или в теневом секторе экономики. Правительство страны понимает, что положение крайне тяжелое, и все возможные меры по росту поступлений в бюджет уже приняты. Налог на добавленную стоимость вырос до 21%, подоходный налог – до 26%. При этом в Вильнюсе уже осознали, что налоговое давление оказалось слишком сильным: в парламент направлен законопроект о снижении НДС для туристической отрасли до 10%.

В соседних Литве и Эстонии такие стратегические отрасли, как туризм и HoReCa (общественное питание и гостиничное хозяйство), трогать не стали, и теперь эти страны намного более привлекательны для туристов. Чтобы исправить допущенную ошибку, в Латвии к началу нового туристического сезона планируется снизить НДС для отелей. Вслед за гостиницами снижения НДС потребовали рестораны – Ассоциация ресторанов Латвии считает, что отделять общественное питание от туризма никак нельзя.

Промышленные сегменты Латвии в первые месяцы 2010-го постепенно восстанавливают позиции, серьезно пошатнувшиеся после 25-процентного падения производства по итогам предыдущего года. Производственники ждут роста экспортных рынков, в первую очередь – ЕС, ведь большинство материалов и сырья из Латвии идет в Швецию и Германию.

Согласно данным исследования социологической программы Еврокомиссии «Евробарометр», основной проблемой граждане Латвии считают безработицу. 16,9% экономически активных жителей страны не имеют постоянной работы – таковы официальные усредненные данные Государственной службы занятости. На деле ситуация намного более пугающая, ведь в некоторых приграничных районах показатели безработицы достигают 30%. Естественно, такой уровень занятости не мог не сказаться на зарплатах, которые упали в среднем на 20-30%. Безработица порождает чудовищную миграцию – только в этом году страну покинут около 40 тыс. человек. Надо отметить, что и миграция не приносит счастья: около 60% случаев гибели граждан Латвии за рубежом – самоубийства.

Международное рейтинговое агентство Standard&Poor’s изменило прогноз развития кредитного рейтинга Латвии с негативного на стабильный. Сами значения кредитных рейтингов страны в Standard &Poor’s не изменились. Рейтинг по долгосрочным обязательствам в местной и иностранной валюте сохранил значение BB, рейтинг краткосрочных обязательств в местной и иностранной валюте остался на уровне B. Проще говоря, агентство считает, что в Латвии хуже уже не будет.

В конце 2009 года статистическое управление подсчитало, что за год ВВП Латвии упал на 17,9%. Прогноз на 2010 год – падение на 4%. Рост может начаться весной 2011-го, а реальные улучшения станут заметны к началу 2012 года. По прогнозу банка SEB, регион выйдет из-под экономического давления уже в наступившем году и средний рост составит 1,6%. «Наметились положительные признаки в экономике страны. Бюджет 2010 года принят, страна выполнила данные международным кредиторам обещания. На макроэкономическом уровне наметилась стабилизация. Доверие к курсу лата растет, риск девальвации очень низкий. Возможно, удастся продать Parex bankа», – размышляет экономист Татьяна Верье. При этом она предупреждает, что негативные последствия экономического голодания проявятся в будущем. Банки не скоро вернутся к прежним уровням кредитования, что, в свою очередь, замедлит развитие бизнеса.

Надо отметить, что едва не обанкротившийся Parex banka повис тяжким грузом на шее государства. Банк национализировали осенью 2008 года, и с тех пор он стал постоянным источником трат для государственного бюджета: в 2005 году Parex banka взял синдицированный кредит, который теперь приходится возвращать из средств латвийских налогоплательщиков. Так что его продажа – мечта латвийского правительства. Для этого предлагались несколько схем, одна из которых – разделение банка надвое. Часть, содержащая «хорошие» активы, будет продана по рыночной цене, а другая часть – с «токсичными» активами – останется под контролем государства. «Продажа Parex banka будет способствовать восстановлению экономики, так как у государства появятся дополнительные средства, которые можно будет направить на развитие конкурентоспособных отраслей», – рассчитывает президент Банка Латвии Илмарс Римшевич.

Пенсионеры – сила

Процедуру принятия многострадального бюджета 2010 года «испортили» латвийские пенсионеры. Они подали коллективную заявку в Конституционный суд, который признал запланированное сокращение пенсий на 10% незаконным. В результате правительству придется искать 300 млн евро на то, чтобы не только вернуть пенсионерам 10% их пенсий, но и компенсировать несколько месяцев выплаты урезанных пособий.

Проторенной дорожкой в Конституционный суд страны могут пойти и рантье, которым теперь надо выплачивать государству 10% налога на доход от вкладов. Причем их положение заведомо выигрышное, ведь, согласно поправкам к бюджету Латвии на 2010 год, рантье надо выплачивать налог за прибыль, полученную в 2009-м. А законы, как известно, обратной силы не имеют.

Правительство Латвии в тяжелом положении: мало того что собственный народ в конституционном порядке меняет бюджет, недовольство действиями правительства страны проявляет и МВФ, оказывающий государству серьезную кредитную поддержку. Однако основным сдерживающим фактором могут стать парламентские выборы, которые пройдут в октябре этого года. Учитывая кризисное состояние экономики Латвии, рейтинги правящих партий – Народной партии и партии «Новое время» – серьезно понизились.

Эксперты считают, что никаких налоговых новшеств до выборов правительство вводить не будет. Выборы способны привнести качественно новый расклад в латвийскую политику – к власти могут прийти левые и левоцентристские партии. Если это произойдет, то экономическая политика Латвии изменится.

Вильнюс – Таллин – Рига

  Фото: X P R E S S J O B
Фото: X P R E S S J O B

Ростки хрупки

Президент Латвии Валдис Затлерс полагает, что имидж его страны в мире начинает улучшаться, «так как правительство сумело в течение года успешно осуществить программу восстановления экономики». «Латвия не потеряла возможности, предоставленные кризисом, – она их использовала, чтобы стать более дружественной для бизнеса, ориентированной на экспорт, конкурентоспособной. Мы продемонстрировали, что жесткая самодисциплина позволяет не только преодолеть кризис, но и использовать его, чтобы заложить основу процветающей экономики», – заявил президент.

При этом, по мнению Затлерса, нужно осторожно относиться к прогнозам развития экономики, «так как первые ростки оздоровления экономики в мире еще очень хрупки». «Критики нашей антикризисной программы говорили о ее неэффективности. Думаю, 2010 год покажет, что подобные мнения неверны, так как программа основана на готовности проводить нужные реформы, восстанавливать страну как цель инвестиций и оживлять экономику. Главный упор и в мире, и в Латвии делается на средние и мелкие предприятия. Правительство должно уделить им очень большое внимание. Нужно снижать бюрократические барьеры, стимулировать мелкий и средний бизнес. Тогда люди станут более предприимчивыми и не будут бояться начинать свой бизнес», – считает Затлерс. 

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№7 (453) 22 февраля 2010
Экономика стран Балтии
Содержание:
Дежурный оптимизм

Экономики стран Балтии демонстрируют осторожный рост. Однако по итогам года макропоказатели останутся в минусе

Реклама