Тенденция или случайность?

12 апреля 2010, 00:00
  Северо-Запад

Китайская компания Geely официально объявила о покупке шведской компании Volvo у американского концерна Ford. Причем если 10 лет тому назад Ford приобрел шведскую компанию за 6,4 млрд долларов, то сегодня Geely заплатила всего 1,8 млрд. При этом Geely покупает права не только на бренд и производственные линии, но и на интеллектуальную собственность Volvo. Учитывая же, что в последние годы шведская компания делала акцент на разработку инновационных решений для автомобилей (недавно выпущенная S60 – самая современная модель Volvo), приобретение Geely особенно ценно.

Свидетельствует ли сделка по приобретению Volvo китайской компанией Geely о начале масштабной экспансии китайских автопроизводителей на автомобильные рынки развитых стран или это единичный случай?

Доктор экономических наук, доцент кафедры стратегического  и международного менеджмента ВШМ СПбГУ Андрей Панибратов:

 pic_text1

– То, что не удалось сделать Сбербанку в альянсе с ГАЗом, получилось у китайцев. Напомню, осенью 2009 года Сбербанк, крупнейший кредитор автомобилестроительного предприятия «ГАЗ», совместно с канадской Magna заявил о приобретении 55% компании Opel AG, принадлежащей американской General Motors. При этом спустя несколько недель с момента оглашения условий сделки GM передумала и приобретение не состоялось.

Эти два события имеют знаковый характер и могут свидетельствовать о важных тенденциях, характеризующих развитие мировой автомобилестроительной отрасли и международного рынка M&A. Производители стран с менее развитыми экономиками начинают осознавать, что кризис предоставляет им уникальную возможность, связанную с приобретением крупных автомобилестроительных компаний за относительно разумные деньги и, как следствие, с выходом на принципиально новый уровень развития относительно других игроков национальных отраслей.

Становится все более очевидной возрастающая заинтересованность правительств этих стран в приобретении национальными автопроизводителями международных предприятий, известных в первую очередь высоким качеством продукции, сильными брендами и устоявшейся репутацией. Не вызывает сомнений причастность руководства государств к организации и поддержке таких сделок. По сути, речь идет о возможности превращения псевдостратегических отраслей национальных экономик в по-настоящему стратегические за счет такого рода приобретений.

Можно ожидать и дальнейшего смещения активности на рынке сделок M&A с сырьевых на производственные отрасли. Это объясняется тем, что, с одной стороны, в странах с растущими экономиками национальные сырьевые и энергетические отрасли развиты и так неплохо, с другой – развитие высокоинновационных отраслей невозможно даже на основе приобретения соответствующих международных игроков. В этом смысле автомобилестроение – наиболее подходящая сфера для инвестиций в форме приобретения американских и европейских производителей и дальнейшего развития на этой основе соответствующих национальных отраслей таких стран, как Россия или Китай.  

 

Исполнительный директор агентства «АВТОСТАТ» Сергей Удалов:

 pic_text2

– Сейчас на мировом автомобильном рынке сложно конкурировать, не имея больших объемов выпуска и продаж на максимальном количестве рынков. Это каcается в том числе и конкуренции внутри премиум-сегмента, где Mercedes, BMW и Audi выпускают и продают более 1 млн автомобилей каждый (Daimler – 1,38 млн, BMW – 1,44 млн, Audi – 1,03 млн в 2008 году; для сравнения: Volvo – 0,25 млн). Таким образом, затраты на разработки, испытания, производство в расчете на один проданный автомобиль у немецкой «тройки» ниже. Автомобили премиум-сегмента обязаны при этом быть носителями всех инновационных решений бренда, поэтому без серьезных вложений в НИОКР в этом сегменте обойтись нельзя.

Таким образом, китайцы, купив Volvo и организовав производство и продажи автомобилей у себя в стране дополнительно к европейским, смогут увеличить объемы продаж в целом и снизить затраты компании. Это произойдет как за счет объема, так и за счет снижения затрат на производство автомобилей и компонентов и позволит компании быть более конкурентной в сегменте. Возможно снижение стоимости производства ряда компонентов за счет размещения его в Китае, при этом качество компонентов будет контролироваться сотрудниками европейского офиса, что позволяет надеяться на то, что оно не снизится.

Также важный момент в покупке для Geely – доступ к современным автомобильным технологиям, требованиям европейского рынка, конструкторским разработкам, качеству. Это позволит поднять уровень компании Geely и подготовить ее к выходу в Европу уже со своими автомобилями.

На мой взгляд, приобретение Volvo китайской компанией – первый реальный шаг китайских автопроизводителей в Европу с помощью бренда с мировым именем, в отличие от ставшего традиционным движения мировых брендов в Китай. Если этот шаг окажется удачным, по проторенной дорожке пойдут и другие китайские компании.