Аукцион щедрости

Основная задача банков в этом году – наращивать кредитный портфель, однако говорить о существенной либерализации требований к корпоративным заемщикам преждевременно

Банки активно декларируют свою готовность кредитовать и работают над продвижением кредитных продуктов. Акцент в большей степени делается на юридические лица, поскольку в определенных отраслях экономики наметилась стабилизация и предприятия потянулись в банки за финансированием, тогда как население не спешит снова погружаться в долги. «Мы в структуре кредитного портфеля всегда стремились сохранить баланс между физическими и юридическими лицами: соотношение выданных кредитов составляло 50 на 50. Но сейчас ситуация меняется и доля юрлиц приближается к 70%. Причина в том, что население пересмотрело свои взгляды на потребности в кредитовании. Кризис охладил желание занимать, не думая о последствиях», – рассказывает исполнительный вице-президент Балтийского банка Максим Мосунов. Но следует признать, что либерализация требований происходит чаще всего в отношении конкретных компаний, которые можно отнести к наиболее надежным. Основная конкуренция в сегменте кредитования юрлиц разворачивается по ставкам, что несет определенную опасность для банковского сектора.

Лед тронулся

Активно наращивать кредитные портфели банки должны не только для того, чтобы начали работать пассивы, но и в целях снижения рисков из-за увеличившегося в кризис уровня просроченной задолженности. «С одной стороны, рост просрочки сделал банки осторожнее, а с другой – усилил необходимость выдавать новые, „качественные“ ссуды, – объясняет начальник коммерческого управления Банка БФА Федор Зобнев. – За счет увеличения портфеля можно, во-первых, „растворить“ долю просрочки, а во-вторых – компенсировать убытки от проблемных кредитов».

Возможности для увеличения кредитной активности у банков есть. Во-первых, это достаточная ликвидность, накопленная в кризис. Во-вторых, благоприятные условия для снижения кредитных ставок, обусловленные политикой Центробанка, понижающего ставку рефинансирования. Напомним, последнее ее уменьшение, на 0,25 процентного пункта, произошло 30 апреля – ставка составила 8%.

Снижение ставок по кредитам для юрлиц началось еще в начале года, и сегодня банкиры говорят о вполне доступной для бизнеса стоимости заемных денег. Как отмечает руководитель дирекции бизнес-развития и координации Банка ВТБ Северо-Запад Елена Зулина, с начала 2010 года ставки по кредитам в рублях для корпоративных клиентов уменьшились на 3,2 процентного пункта, сейчас по годовым кредитам в рублях для заемщиков с приемлемым финансовым положением они составляют 10-13%.

По сути, снижение ставок сегодня – один из основных инструментов в конкурентной борьбе за качественных заемщиков, число которых существенно сократилось. Причем крупный и привлекательный заемщик может диктовать свои условия банку. «Основная конкурентная борьба за клиента будет происходить по ставке, – считает первый заместитель председателя правления Банка СИАБ Галина Ванчикова. – Если клиент интересен кредитному учреждению, оно будет готово идти на снижение ставки по кредиту».

Зачастую подобным образом банки стремятся переманить надежных клиентов у конкурентов, так как во многих случаях для привлечения новых, непроверенных заемщиков придется пересматривать политику риск-менеджмента, к чему они пока не готовы. «Есть и третий вариант – сохранять существующие подходы к рискам, но это чревато сокращением кредитного портфеля, – поясняет Зобнев. – Все три подхода таят в себе существенные опасности, поэтому большинство банков стремятся их комбинировать, что у некоторых учреждений напоминает попытку усидеть на двух-трех стульях». По его словам, крупные банки с госучастием продолжают снижать ставки и на данный момент наиболее выгодные заемщики имеют возможность кредитоваться ниже 10% годовых. Крупные коммерческие банки устанавливают ставку на уровне 12%, средние – 15%, у небольших и региональных структур ставки на 2-3% выше.

Тем не менее Зулина добавляет, что решающие факторы при установлении стоимости кредита – категория заемщика (средний или крупный клиент), его финансовое положение и кредитная история, а также вид обеспечения и срок кредитования.

Без тотальности

Либерализация требований к корпоративным заемщикам происходит гораздо медленнее, чем уменьшение стоимости кредитов. Как рассказывает заместитель управляющего Санкт-Петербургским филиалом Промсвязьбанка Аркадий Рулёв, тотальной либерализации подходов к оценке не наблюдается – большинство банков подходы к оценке рисков корректируют незначительно. «Можно говорить о сугубо индивидуальном подходе к заемщикам, а не о массовом тренде. Процесс либерализации идет постепенно, и спешка здесь ни к чему. Пока нет четкого понимания дальнейшего развития экономики, высока неопределенность в плане восстановления отдельных отраслей, например строительной. Хотя определенные изменения, которые можно назвать показательными для рынка, все же происходят», – говорит Рулёв.

Изменения касаются залогового обеспечения, в качестве которого банки теперь готовы рассматривать товарооборот заемщика, как и до кризиса. Во-первых, кредитные учреждения понимают, что недвижимое имущество, которым владеет предприятие, у многих уже заложено. Во-вторых, на данный момент у них скопилось немало «токсичных» активов, изъятых у проблемных заемщиков, так что если товар ликвидный, он может быть более привлекателен для банка, чем имущество, которое трудно или невозможно реализовать.

Роста количества беззалоговых кредитов ждать не стоит. На это могут рассчитывать либо первоклассные заемщики, либо предприятия, кредитуемые под проекты с частичным госфинансированием. «Банки готовы предоставлять бланковые кредиты только проверенным заемщикам, готовым на конструктивное взаимодействие в случае каких-либо проблем, – соглашается руководитель дирекции среднего бизнеса и ценообразования банка „УралCиб“ Владимир Шмелев. – Все еще свежи воспоминания о судебных разбирательствах с должниками, которые публично заявляли, что „проценты платят только трусы“».

И все же банкам придется пересмотреть подход к рискам, так как в конкурентной борьбе отдавать приоритет цене весьма опасно. «Серьезное снижение ставок приводит к резкому сокращению маржи, так как по привлекаемым пассивам далеко не всегда удается достичь пропорционального снижения, – объясняет Федор Зобнев. – Конечно, сейчас ожидания клиентов направлены на снижение ставок, и это давит на банки, что не совсем правильно».

Но, по словам Рулёва, существенные сдвиги в риск-менеджменте возможны только ближе к концу года, когда можно будет объективно оценить экономическую ситуацию в стране, а также степень восстановления в отдельных отраслях бизнеса. Пока же, чтобы уйти от акцента на ценовую конкуренцию, стоит сосредоточиться на сервисе, в частности на сроках рассмотрения заявок, ассортименте и гибкости кредитных продуктов.

Важны и такие моменты, как объем документооборота (в том числе по мониторингу кредита), удобство работы с конкретными банковскими сотрудниками, с банком по расчетно-кассовому обслуживанию, уточняет Зобнев. В среднем банкиры ожидают прироста рынка кредитования юридических лиц в этом году на 7-10%.

Дело за малым

Задача банков по наращиванию кредитного портфеля в сегменте юрлиц осложняется не только необходимостью сохранять консерватизм в оценке заемщиков, но и медленными темпами восстановления спроса на кредиты со стороны бизнеса. По данным Центробанка, кредитный портфель банков страны в марте увеличился лишь на 0,1%. При этом корпоративные кредиты выросли едва ли на сотые доли процента. «Потребности в кредитовании объективно снизились, клиенты сократили свои инвестиционные программы. Это результат сжатия экономики и низких темпов ее восстановления, – рассуждает Владимир Шмелев. – По нашему мнению, на данный момент нет перспективных с точки зрения качественного спроса на кредиты отраслей – есть перспективные заемщики, ведь после кризиса финансовое положение субъектов одной отрасли очень разное».

К наименее рискованным отраслям относят сетевой ритейл, электроэнергетику, газо- и нефтепереработку, ВПК, пищевую промышленность. «По статистике, на сегодняшний день наименьший процент отказов в ссудах приходится на торговые организации», – замечает Галина Ванчикова. Предпочтение также отдается компаниям, имеющим устойчивые источники погашения кредита, в частности выполняющим крупные госзаказы.

Готовы банки увеличивать активность и в работе с малым и средним бизнесом (МСБ). «Основной вектор в нашей работе на данный момент направлен именно в сторону кредитования малого и среднего бизнеса, – рассказывает заместитель управляющего филиала „Балтийский“ Инвестторгбанка Ольга Демьянова. – Мы считаем данный сегмент наиболее интересным». О приоритетности этого направления заявляют и в «УралCибе».

Аркадий Рулёв в качестве одной из причин заинтересованности банков в кредитовании МСБ называет стремление к диверсификации рисков. «Можно предоставить ссуду одному крупному заемщику либо аналогичную сумму разделить между малыми предприятиями. Если первый столкнется с финансовыми проблемами, банк может потерять весь займ, тогда как в случае с МСБ вероятность того, что все заемщики разом „просядут“, очень мала», – поясняет он.

Короткие деньги

Сроки кредитования также увеличиваются постепенно. «В последние полгода наблюдается тенденция к увеличению срока кредитования: снижается доля краткосрочных кредитов (до шести месяцев), растет объем среднесрочных ссуд», – делится наблюдениями Елена Зулина.

Медленнее всего восстанавливается долгосрочное кредитование. «Длинные» кредиты пока редки, что обусловлено и отсутствием достаточного спроса, и некоторыми трудностями с предложением. По словам Аркадия Рулёва, на данный момент предприятия скорее интересует возможность пополнения оборотного капитала, нежели долгосрочные инвестиционные проекты. «Наиболее востребованы у корпоративных заемщиков среднесрочные кредиты, до года. Как правило, они берутся на финансирование текущей деятельности организации, – говорит Зулина. – Мы готовы рассматривать возможность предоставления и долгосрочных кредитов, но сейчас компаний, которые начинают или возобновляют инвестиционную деятельность, не так много и, соответственно, потребность в „длинных“ кредитах еще не вернулась к докризисному уровню».

С большой осторожностью к «длинным» кредитам относятся и сами банки. Многие заемщики еще не прошли трудную фазу восстановления после кризиса, что, в свою очередь, не позволяет кредитным учреждениям рассматривать риски по этим клиентам как приемлемые. Да и размытые прогнозы развития экономики вселяют в банкиров сомнения по поводу окупаемости долгосрочных проектов. Пока, чтобы минимизировать риски, «длинные» деньги чаще выдаются под госпроекты, а также компаниям с госучастием.

Сдерживающим фактором выступает и недостаточность «длинных» пассивов. Проблем с ликвидностью на сегодняшний день банки не испытывают, но пассивы формируются по большей части за счет «коротких» денег. «Переизбыток ликвидности – это один из мифов о нашем банковском секторе. Во всех комментариях на эту тему не говорится о том, что имеющаяся ликвидность имеет краткосрочный характер. Поэтому банки дорожат депозитами со сроками от 181 дня и выше», – размышляет Федор Зобнев. Краткосрочные депозиты (до 93 дней) по-прежнему формируют три четверти депозитного портфеля, соглашается Зулина. «Оставшаяся часть приходится на депозиты до года. Доля долгосрочных вкладов не превышает 1% депозитного портфеля. Хотя, если сравнивать с серединой 2009 года, доля краткосрочных депозитов в Банке ВТБ Северо-Запад снизилась и практически вернулась к показателям начала 2009-го», – уточняет она.

В плане долгосрочных пассивов больший акцент кредитные учреждения всегда делали на физлица, но пока сроки размещения средств частными клиентами в основной массе невелики – максимум два года. Что касается депозитов юридических лиц, то они и до кризиса в меньшей степени формировали долгосрочный пассив. «Привлечение банками средств клиентов на сроки более года в нашей стране является счастливым исключением. Выдавая „длинные“ кредиты, банки принимают на себя дополнительные риски, так как фондирование происходит за счет более „коротких“ ресурсов», – резюмирует Зобнев.

Не забыть о пассивах

Ошибочно утверждать, что банки не уделяют должного внимания формированию депозитного портфеля, так как острых проблем с ликвидностью нет. «Банки продолжают активно привлекать средства юридических лиц, и конкуренция в этом направлении не меньше, чем в кредитовании», – подтверждает Зулина. Банки вынуждены снижать ставки по депозитам вслед за кредитными, да и Центробанк ведет борьбу с неоправданно высокими процентами по вкладам. В начале года регулятор озаботился слишком высокими ставками по вкладам населения, потом настала очередь корпоративного сегмента. Так, в конце апреля ЦБ впервые начал рассылать запросы кредитным учреждениям, устанавливающим высокие ставки по депозитам юрлиц, с просьбой экономически обосновать стоимость привлечения средств от компаний. И хотя, согласно закону «О страховании вкладов», регулятор вправе ограничивать ставки только по депозитам физлиц, он ищет другие способы воздействия на банки, стремящиеся привлечь клиентов завышенной доходностью вкладов.

Игра на понижение

Тем не менее банки, придерживающиеся более консервативной политики по привлечению пассивов, намеренно идут на снижение процентов по депозитам, чтобы не рисковать устойчивостью. «Все озадачены снижением стоимости ресурсной базы, ведь ценовая конкуренция в кредитовании качественных заемщиков высока», – поясняет Владимир Шмелев. По его словам, еще недавно клиенты эмоционально реагировали на существенное снижение ставок по депозитам, но осознали, что это общая рыночная тенденция, и теперь пролонгируют депозиты на новых условиях.

Сегодня средние ставки по вкладам юрлиц не превышают 5,5-8%, то есть их доходность чаще ниже доходности по облигациям (5-9% годовых). Таким образом, банкирам приходится конкурировать за размещаемые средства и с фондовым рынком. «Размеры ставок различны в зависимости от величины банков. У крупных уровень весьма низкий, ставки средних банков более привлекательны, а в рамках одного сегмента они практически одинаковы у всех», – рассказывает Федор Зобнев. При выборе партнера по размещению средств клиент также сопоставляет риски и доходность, так что немаловажен и вопрос доверия, считает Зобнев. Скорее всего, выбор будет сделан в пользу кредитной организации, с которой наработан долгосрочный опыт сотрудничества и которая это доверие уже завоевала.

В корпоративном сегменте велик интерес банков и к росту количества расчетных счетов юрлиц. Остатки на таких счетах также формируют пассивную часть баланса, но этот вид ресурсов обходится банкам наиболее дешево, а чаще – бесплатно. «Наиболее привлекательны клиенты с активными оборотами по счетам, высоким уровнем остатков, пользующиеся сопутствующими банковскими услугами (инкассацией, конвертацией, валютным контролем)», – говорит Зобнев.

Таким образом, снижение стоимости резервов – не менее актуальная задача для банков, чем наращивание портфелей. Но до бесконечности ставки по вкладам снижать нельзя, они и так уже приблизились к уровню инфляции. Так что кредитным учреждениям необходимо найти баланс между снижением ставок по кредитам и либерализацией рисков в оценке заемщиков. Сейчас все банки меняют ключевые параметры кредитов: сроки, суммы, ставки, требования к обеспечению. И те, кто сможет адекватно управлять этими параметрами, а также будет развивать сервис, усилят свои конкурентные позиции.   

Санкт-Петербург