Нефть в обмен на акватории

10 мая 2010, 00:00
  Северо-Запад

Россия и Норвегия договорились о принципах разграничения исключительных экономических зон и континентального шельфа в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. Спорная акватория в Баренцевом море будет разделена пополам, а будущий договор о разграничении морских пространств должен детально регламентировать добычу природных и минеральных ресурсов.

Две страны не могли разделить акваторию Баренцева моря с тех пор, как в международном морском праве возникло понятие исключительных экономических зон (ИЭЗ). В течение 40 лет камнем преткновения был сам принцип разграничения: наша страна настаивала на секторном делении (линия разграничения продолжает сухопутную границу по меридиану на север), а Норвегия – на срединной линии, когда граница проходит на равном расстоянии от островов архипелага Шпицберген на западе и от островов Новая Земля и Земля Франца-Иосифа – на востоке. В результате перекрывающихся требований образовалась спорная акватория, размер которой составляет 175 тыс. кв. км, или около 12% площади Баренцева моря. Обе страны при этом считали собственную точку зрения легитимной и наиболее соответствующей международному морскому праву.

Переговоры осложнялись также тем, что в спорной акватории находятся огромные запасы рыбы и морепродуктов, а в южной части обнаружены перспективные залежи углеводородов. Кроме того, в годы холодной войны Норвегия рассматривалась Советским Союзом как форпост НАТО на Крайнем Севере, а спорная акватория имела для обеих стран стратегическое значение. Экономические интересы, однако, вынуждали государства договариваться даже в условиях военно-политического противостояния. Поскольку спорная акватория из-за отсутствия границы между ИЭЗ имела режим открытого моря, необходимо было защитить рыбный промысел от неконтролируемого нашествия судов третьих стран. Поэтому в 1978 году СССР и Норвегия подписали временный договор о смежном участке рыболовства – ареале площадью около 60 тыс. кв. км, включающем доли спорной акватории и ИЭЗ двух стран. После раздела спорной зоны нужда в договоре о смежном участке отпадет, но общее управление рыбными ресурсами будет продолжено.

СССР, а затем Россия предлагали распространить режим совместного управления на всю спорную акваторию, однако норвежцы неизменно отказывались, объясняя свою позицию опасениями доминирования нашей страны из-за ее военной мощи. В 1975 году Норвегия даже добилась заключения моратория на разведку и добычу в спорной акватории полезных ископаемых. Норвежцы не возражали против совместной разработки шельфа в спорной зоне, но лишь после окончательного раздела морских пространств. «Было бы разумным провести на основе компромисса морскую границу, что послужило бы развитию всевозможных форм сотрудничества между Норвегией и Россией», – отмечал ранее глава МИД Норвегии Юнас Гар Стёре (см. «Пять с потенциальным минусом», «Эксперт С-З» №27 от 7 июля 2008 года).

Договориться о делимитации морской границы долго не удавалось также из-за того, что российская сторона увязывала проблему раздела ИЭЗ со статусом двухсотмильной акватории вокруг Шпицбергена. Большинство стран – подписантов договора об архипелаге не признают введенный Норвегией в одностороннем порядке в 1977 году статус так называемой рыбоохранной зоны. «Я считаю, что различия во взглядах России и Норвегии на некоторые части договора о Шпицбергене и линия раздела морской границы – разные вопросы», – дипломатично пояснил корреспонденту «Эксперта С-З» Гар Стёре. Близкий к переговорам неназванный источник выразил эту мысль в газете Aftenposten куда откровеннее: «Норвегия никогда не уступит акватории в Баренцевом море в обмен на признание российской трактовки договора о Шпицбергене».

Норвежские эксперты считают, что, как и в случае с рыбой, главным мотивом к достижению компромисса стал экономический интерес. «Открытие этих ареалов для разведки было, очевидно, обоюдным решением. Можно предположить, что соглашение предусматривает также интенсификацию сотрудничества. Мы знаем, что о сотрудничестве говорилось и ранее. Теперь это случилось», – заявил новостному агентству NTB заместитель директора Института им. Фритьофа Нансена Арилль Му. Можно предположить, что вместе с договором о разграничении морских пространств будет подписано соглашение о создании совместного предприятия для добычи углеводородов в теперь уже бывшей спорной зоне.