Апробированный метод

Креативные пространства, создаваемые в городах, помогают в решении задач экономического, градостроительного и социального характера

В европейских городах промышленные зоны активно замещаются креативными территориями. На месте мертвых заводов и доков возникают арт-кварталы, дизайнерские ритейл-стрит, центры современного искусства, дизайн-фабрики. Креативные индустрии восполняют сокращение рабочих мест в традиционной промышленности: порядка 30% трудоспособного населения в развитых городах мира занято в творческих профессиях. К тому же креативная «начинка» позволяет создать привлекательные городские пространства на месте депрессивных районов.

Помимо градостроительной и экономической функции, создание креативных пространств повышает туристическую привлекательность города. Сегодня не только европейские столицы, но и города второго плана, например Манчестер, Барселона или Нант, предлагают своим гостям возможность окунуться в атмосферу современной творческой жизни. Санкт-Петербург, претендующий на звание культурной столицы России, кажется, застыл в позапрошлом веке – в туристическом меню представлены все те же вечные и прекрасные Эрмитаж, Петродворец и Петропавловская крепость.

«В 1980-е годы мы были продвинутым городом в области не только традиционной, но и новой культуры, к нам тянулись передовые творческие люди. А потом мы потеряли свою аутентичность. Туристы сюда едут, но получают довольно однообразный, открыточный набор впечатлений. Мы демонстрируем наше великое историческое наследие, и это прекрасно, но дальше – тишина. Не происходит ничего нового, не расширяется палитра интересных событий, даже формы презентации наследия прошлого не меняются. Эта пауза очень затянулась. Нам не только будет трудно привлекать туристов – лучшие жители начнут уезжать из города», – размышляет председатель Комитета по строительству Санкт-Петербурга Вячеслав Семененко.

Что мешает Северной столице двигаться вперед? Во многом виноваты ментальные стереотипы, препятствующие переосмыслению ситуации.

Об эффективности «рюшечек»

Один из главных стереотипов – восприятие творческих индустрий и их продукции как изысков и излишеств, необходимость и целесообразность которых с точки зрения экономики неочевидна. По словам генерального директора сети «Буквоед» Дениса Котова, пока девелоперские проекты будут окупаться за три-пять лет, «никаких „рюшечек“ на ординарной застройке города не будет». Бизнесу просто нет смысла включаться в создание креативных пространств ввиду большей сложности и более долгой окупаемости проектов.

В аспекте краткосрочного планирования развития бизнеса такой подход, безусловно, оправдан. Но если задуматься о более отдаленных перспективах города, в том числе о качестве бизнес-среды, то креативность перестает выглядеть неэкономической категорией. По мнению директора Центра стратегических разработок (ЦСР) «Северо-Запад» Владимира Княгинина, «в постиндустриальном обществе развитие креативных кластеров для города – вопрос индустрии. Старая индустрия перестала создавать рабочие места, значит, надо искать новые возможности. Для Петербурга цель – вывести число занятых в креативной индустрии хотя бы на уровень 15%. Это позволит не только удержать таланты и активную часть населения, но и конкурировать за высокоэффективных мигрантов с другими городами. Будущее города зависит не только от того, может ли он производить лидеров, но и от способности привлекать лидеров из других городов и удерживать их».

Недооценка экономических возможностей творческих индустрий обусловлена представлением о креативщиках как о деятелях неформального, андеграундного, а следовательно, некоммерческого искусства. Но мнение это ошибочно. «Конечно, ядро креативного класса – это искусство и дизайн. Но вокруг него концентрируются многие индустрии – реклама, медиа, ТВ-продакшн и т.д., рядом – исследователи и представители образования. Вокруг выстраивается кровеносная система бизнеса – финансы, которые очень тянутся к креативной среде. Плюс – широкий круг работников сферы услуг, которая получает дополнительный импульс благодаря формированию креативного кластера», – поясняет директор Пермского центра развития дизайна Андрей Живайкин.

В Европе распространение креативных индустрий было напрямую связано с необходимостью перепрофилирования городов и создания новых рабочих мест. Когда в 1970-е –1980-е годы из многих европейских центров ушла промышленность, такие города, как Манчестер в Великобритании, Лион во Франции, целый ряд городов в Рурской долине в Германии, столкнулись с глобальными трудностями – массовой безработицей, деградацией городской среды, оттоком жителей. Выбор креативных индустрий в качестве лекарства от экономической депрессии оказался верным решением.

«Именно креативные индустрии обеспечивают высокие темпы изменений в экономике и выступают проводниками инноваций», – констатирует руководитель проектов ЦСР «Северо-Запад» Виктория Желтова. Как подчеркивает Желтова, спрос на продукцию креативных индустрий в Европе увеличивается быстрее, чем на продукты питания, и такие отрасли демонстрируют самые высокие темпы роста числа занятых (например, в Британии).

Наличие в городе креативного кластера позитивно влияет на другую экономически измеряемую характеристику – его привлекательность для туристов. К примеру, американский Даллас, ничего собой не представляющий с точки зрения истории архитектуры, обзавелся районом художников и дизайнеров – Бишоп-Арт-Дистрикт. Оригинально разрисованные стены зданий, множество художественных мастерских и мини-галерей, а также огромное количество ресторанов и магазинчиков в эклектичном стиле оказались хорошей приманкой для гостей города.

Дорогое удовольствие

Другой укоренившийся стереотип – необходимость масштабных вливаний в создание и развитие кластера творческих индустрий, а также отсутствие источников финансирования. Однако возможных источников несколько: гранты, фаундрайзинг (спонсорство), инвестиции и государственная поддержка. В идеале все они должны быть вовлечены в процесс трансформации экономики и городского пространства.

Поиск грантов и фаундрайзинг – зона ответственности самих представителей творческих индустрий, активность которых – своеобразный индикатор зрелости креативного класса. Инвестиционный источник, по мнению представителей бизнеса, возникает при наличии свободных средств. «Когда появляется „денежный ветер“, вокруг него формируется творческая активность – открываются галереи, центры современного искусства, создаются необычные ресторанные, клубные, фестивальные проекты. Потому что один из ста крупных бизнесменов обязательно становится спонсором творческих людей, а кроме того, потому что активная деловая среда – постоянный покупатель продукции креативных индустрий», – отмечает заместитель генерального директора «Газпром-нефти» Александр Дыбаль.

Но не все так однозначно. Доказательством инвестиционной привлекательности креативных проектов может служить история железнодорожного депо Макасиинит в Хельсинки, редевелопмент которого обошелся без государственных вливаний. Арендовав железнодорожные пакгаузы у города, инвестор вложил минимальное количество средств в ремонт недвижимости и закупку оборудования и стал сдавать помещения под занятия спортом, под корпоративные вечеринки для поклонников андеграунда, под торговлю дисками, пленками, культовой одеждой. Через год оборот предприятия достиг 1 млн евро при крайне низких расходах на содержание.

Московские центры современного искусства «Гараж» и «Винзавод», петербургский лофт-проект «Этажи» также подтверждают, что креативное – не антагонист коммерческого. Проекты созданы за счет частных инвестиций и ведут довольно активную выставочную и лекционную деятельность. Наконец, ритейл-стрит дизайнерских брендов вовсе не подразумевает ряд лавок с сувенирами от местных умельцев. Вдоль нее могут располагаться магазины всемирно известной дизайнерской продукции, приносящие серьезную прибыль.

В том же Хельсинки креативные индустрии, прежде чем принести экономический эффект, получили десятки миллионов евро государственной помощи. На городской бюджет Петербурга в этом смысле надежды немного. Но кое-что городские власти могли бы сделать, несмотря на отсутствие свободных средств. Прежде всего – признать, что иного пути для города, в ВРП которого доля промышленного производства неуклонно снижается, нет, и включить развитие креативных индустрий в стратегию развития Северной столицы. Далее – определить, где будет расположен петербургский арт-квартал. Наконец, отказаться от получения части дохода от управления муниципальным имуществом, установив для художников, дизайнеров и музыкантов щадящие ставки аренды мастерских.

Высшей формой заинтересованности города в создании креативного кластера может стать реализация конкретных проектов в форме государственно-частного партнерства. «Именно по этой модели должны финансироваться проекты, которые находятся на стыке экономической эффективности и социальной значимости», – считает управляющий директор Банка ВТБ Александр Ольховский. Как полагает генеральный директор Холдинга МКД Юрий Воропаев, при наличии заказа со стороны города на проекты креативных кварталов найти инвесторов будет возможно, более того – такие проекты окупятся.

Полупериферия-полуцентр

Развитие кластера креативных индустрий невозможно без правильной организации городского пространства и конкретных объектов недвижимости. Набор форматов достаточно широк: даже такие консервативные объекты, как музеи, могут найти место в креативном кластере. Наиболее яркий пример – музей современного искусства «Киясма» в Хельсинки, ежегодно проводящий фестиваль городской музыки, текстов и ритмов. Проект «Эрмитаж 20/21» (выставки произведений мирового современного искусства) также демонстрирует стремление главной достопримечательности Петербурга не отстать от времени. Но очевидно, что петербургские креативщики, в отличие от финских, остаются зрителями, а не участниками действа.

Представлены в Петербурге также образцы прочих форматов: центры современного искусства, лофты, галереи. Постепенно зарождается ритейл-стрит дизайнерских брендов или предметов антиквариата. «По крупицам собирать – что-то делается. Но ключевая идея – чтобы развитие этих проектов было согласовано, чтобы они были объединены в кластер, общее пространство, обеспечивая масштаб деятельности и влияние города на транснациональных рынках. На следующем шаге они сформируют креативную среду, что даст Санкт-Петербургу шанс стать креативным центром», – отмечает Виктория Желтова.

 pic_text1 Фото: архив «Эксперта С-З»
Фото: архив «Эксперта С-З»

По словам сотрудников ЦСР «Северо-Запад», модернизированные чердаки или этажи бывших заводов и торговых комплексов, отдельно стоящие объекты, переоборудованные под мастерские и галереи, не решат проблему формирования креативной среды. Городу необходим арт-квартал, как в большинстве крупных европейских, североамериканских и даже китайских городов. Арт-квартал – это часть города, ориентированная на outdoors и отвечающая простым и ясным критериям: относительная компактность размещения и пешеходная доступность всех объектов, обеспечивающих разнообразное и насыщенное событиями времяпрепровождение. Он должен быть комфортным, эстетичным и аутентичным – одним словом, местом, где приятно и интересно проводить время. Самим представителям творческих индустрий арт-кварталы предоставляют возможность работать, экспонировать и продавать результаты своего труда. Инвесторам, удачно вписавшим в структуру квартала бутики дизайнерских марок, кафе, бары и т.п., большая пешеходная проходимость подобных улиц также сулит прибыль.

Возникает вопрос: где разместить такой квартал в нашем городе? «Петербург XXI века, безусловно, должен создаваться за пределами исторического центра», – убежден Вячеслав Семененко. Еще более радикально высказался художник и продюсер Виктор Тихомиров: «Я – сторонник того, чтобы все больше обращаться к традиции, а не создавать современные проекты, в основе которых нет качества. Пусть Петербург остается городом-музеем, и не надо в него вмешиваться, потому что другого такого не будет».

Креативные индустрии обеспечивают высокие темпы изменений в экономике и выступают проводниками инноваций

Но и вынесение арт-квартала на окраину или даже за пределы города – не выход. В мировом опыте есть подобные примеры: Куин-Стрит Арт-Дистрикт в Торонто – периферийная улица, в последние годы «оккупированная» молодыми галереями; Бишоп-Арт-Дистрикт тоже расположен не в сердце Далласа. Но, учитывая значительно большие размеры Петербурга и напряженный трафик, можно с большой долей вероятности предсказать: на окраине арт-квартал не выживет.

На взгляд Владимира Княгинина, решением может стать «растягивание» центра за счет редевелопмента территорий ветшающего Адмиралтейского района, промышленных зданий вдоль Обводного канала и на Лиговском проспекте. По мнению проректора Европейского университета в Санкт-Петербурге Вадима Волкова, создавать креативные кварталы уместно в Коломне, которая хранит наследие творческой индустрии XIX века и является сейчас полупериферией-полуцентром.

«Колхозники» будут

«А нужно ли создавать креативный квартал? Нужно ли включать его в стратегию развития Петербурга? Получится как в анекдоте: строим колхозы, а потом вывешиваем объявления, что ждем колхозников», – говорит первый заместитель председателя Комитета экономического развития, промышленной политики и торговли Сергей Фивейский.

Но «колхозники» найдутся. Они, собственно, уже есть. «С творческой индустрией в городе все в порядке – есть дизайнеры, художники, галереи, выставки. И эти люди не ждут, когда на них упадут деньги, но умеют конвертировать творчество в деньги, работая в форме малых предприятий», – рассуждает глава компании «Светлая музыка» Илья Бортнюк. «Я хотел бы развиваться дальше. Например, недавно возникла идея по примеру москвичей арендовать заброшенное промышленное здание и переоборудовать его в арт-центр. Инвестор тоже был. Написал в администрации тех районов, которые меня интересовали. От всех получил идентичные ответы: ничего предложить не можем, все давно приватизировано», – сетует Бортнюк.

Другая история из жизни настойчивых и креативных – объединение молодых художников «Непокоренные». Их притязания были куда скромнее – найти просторное помещение под мастерскую, чтобы сохранить сложившийся коллектив. Ребятам повезло: бизнесмен Эдуард Пичугин, чьи кинотеатры «Кронверк Синема» они расписывали, разрешил им занять технический этаж в переоборудованном под бизнес-центр здании на пересечении проспектов Непокоренных и Гражданского. «Вывезли грязь, покрасили стены, сделали деревянный настил – теперь у нас мастерские и маленький выставочный зал, в который пускаем посетителей по предварительной договоренности. Нам очень повезло: платим только за электричество», – рассказывает участник группы «Непокоренные» Илья Гапонов.

По словам Гапонова, лофт «Непокоренные» не может вместить всех художников, желающих там работать. Потребность в недорогом рабочем месте – самая острая для питерских художников, ведь специализированных мест, подобных бывшему кабельному заводу в Хельсинки, для них нет.

Не все российские города, ссылаясь на дефицит бюджета, текущие крыши и колдобины на дороге, откладывают проекты с эпитетом «креативный» на завтра. Например, Пермь нашла средства на создание Центра развития дизайна, собирается обзавестись профильным вузом и открыть центр искусств. Программа Екатеринбурга еще масштабнее. Летом и осенью 2010 года в этом городе пройдет Уральская индустриальная биеннале современного искусства, в которой примут участие более ста художников из разных стран. Она станет продолжением серии международных фестивалей современного искусства «Арт-завод». Екатеринбург, давая вторую жизнь промышленным территориям, демонстрирует всему миру, что он – не только центр металлургии, но и город с огромным творческим потенциалом. И, видимо, не случайно не в питерском «Пулково», а в екатеринбургском «Кольцово» появился проект «Арт-Кольцово» – первая в российской авиаиндустрии программа внедрения произведений искусства и дизайна в интерьер аэропорта и прилегающих территорий. 

Санкт-Петербург