307 плюс бесконечность

24 мая 2010, 00:00
  Северо-Запад

От редакции

Очередной день рождения Санкт-Петербурга – повод вновь поговорить о перспективах Северной столицы. Праздничные мероприятия завершатся, яркие шарики улетят в небо, и город вернется к повседневности. Но Петербург – не повседневный город, его развитие не может быть пущено на самотек. При этом зачастую обсуждаются локальные городские проблемы, прежде всего – связанные с архитектурой. Согласимся: появление новодела в историческом центре города – серьезная основа для бурной дискуссии. Но архитектура не может быть доминантой в размышлениях о будущем Петербурга. Необходимо определить модель, в которой четко увязаны экономическая стратегия, общественные ожидания и глобальные мировые прогнозы.

Правительство города видит будущее в инновациях и промышленном развитии, завязанном прежде всего на транспорт и логистику. Эти тренды отражены в Концепции социально-экономического развития Санкт-Петербурга до 2025 года. Мы уже говорили о том, что городу необходимо провести ревизию основных целей (см. «Поиск целей. Поиск слов. Поиск будущего», «Эксперт С-З» №11 от 22 марта 2010 года). Существующий на данный момент подход – цель должна быть представлена в материальной форме, к примеру в уровне валового регионального продукта (ВРП). С точки зрения цифр этот подход предсказывает Петербургу пессимистичное будущее: по расчетам PricewaterhouseCoopers, если в 1960-е годы Петербург находился в двадцатке городов мира по величине ВРП, то к 2050-му он окажется примерно на 70-м месте.

Другой подход: город – это место, где живут люди. Здесь цифры роста отодвинуты на второй план, на первом – развитие человеческого потенциала. Конкурировать за больший грузопоток, за лидерство в привлечении инвестиций? Неверная стратегическая задача. Необходимо конкурировать за интеллектуальный потенциал. Страна большая, границы открыты, молодые люди мигрируют по всему миру, выбирая комфортные для проживания места. И если Петербург не сможет предложить своей молодежи четкую концепцию креативной и интересной жизни, он проиграет в конкурентной борьбе другим городам, более успешным и драйвовым.

Еще одна обсуждаемая на разных уровнях стратегия – усиление роли Санкт-Петербурга как культурной столицы не только России, но и Европы. Смольный уже давно позиционирует Петербург как город с европейским уровнем жизни. Не касаясь фактического воплощения подобных декларативных лозунгов, признаем, что движение Петербурга в сторону Европы (пусть не по уровню жизни, но по узнаванию бренда и улучшению имиджа) – шаг верный и многообещающий. Лондон, Рим, Барселона, Париж получают значительные доходы от туристической отрасли, сопутствующих сегментов экономики. Если стратегия будет основываться не только на точечных проектах, связанных с давно известными местами притяжения туристов, но и на целенаправленной инвестиционной программе, трансформация города в узнаваемый всемирный бренд возможна.

В середине 1990-х годов городские власти озвучили идею о том, что Петербург должен стать примером инновационного развития для всей страны. Подобное заявление, без конкретных стратегических пунктов, на тот момент выглядело излишне амбициозно, местами – пафосно и натянуто. Однако очевидно, что провозглашенная миссия актуальна и поныне. За минувшие годы у Петербурга не появилось серьезных конкурентов внутри России, при этом стратегия развития обросла новыми идеями, подтвержденными, что немаловажно, на практике. И, как нам кажется, создание мегаполиса, в котором успешно сочетаются промышленный сегмент и интеллектуальный потенциал, – единственный путь развития Петербурга. Но нужно торопиться: другие города тоже претендуют на лидерство. Опоздаем – и жизнь в Петербурге потечет по третьему сценарию, описанному экономистом Александром Ходачеком.