В поисках альтернативы

31 мая 2010, 00:00
  Северо-Запад

Каким образом озвученная позиция Дмитрия Медведева может отразиться на дальнейшей судьбе проекта «Охта центра»? Возможна ли реализация проекта в скорректированном виде?

Депутат Госдумы РФ Оксана Дмитриева

Президент сделал совершенно правильное предупреждение. Внешняя политика государства – это его прерогатива, исключение же исторического центра Петербурга из перечня объектов культурного наследия ЮНЕСКО нанесет серьезный ущерб престижу страны. Если губернатор не дорожит культурным и историческим наследием города, то хорошо, что президент понимает значимость соблюдения международных обязательств.

Мне представляется, что нужно либо отказаться от строительства в этом месте данного объекта, либо, если на его продолжении будут настаивать, реализовать в соответствии с нормами Высотного регламента – не выше 40 метров. Но самый хороший выход из положения, чтобы дальше не спорить, – перенос строительства в другое место, удаленное от исторического центра. У нас достаточно подходящих мест на окраинах города, которые вряд ли испортит любой, даже неудачный, архитектурный проект. Лучшее же решение для территории выявленного объекта культурного наследия – крепости Ниеншанц – открытие музея. А рядом мог бы появиться филиал Музея политической истории с экспозицией, отражающей историю борьбы против строительства «Охта центра».

Генеральный директор компании Knight Frank Saint-Petersburg Олег Барков

Наша компания сопричастна проекту «Охта центра» с августа 2006 года, и поначалу мы испытывали те же эмоции, что и люди, которые борются с проектом. В процессе работы я стал убежденным сторонником проекта, придя к пониманию, что баланс негативных и позитивных последствий при его реализации для города смещен в сторону положительного эффекта. Петербург нуждается в привлечении крупного бизнеса, а проект «Газпрома» этому способствует.

Во всем мире такие проекты – отражение корпоративного вызова, и ведущие компании выбирают строительство высотных зданий. В восприятии же наших детей небоскреб может стать через несколько десятилетий таким же привычным элементом панорамы, как телевизионная башня.

В Петербурге подобные символические проекты традиционно (можно вспомнить Исаакиевский собор) были результатом компромисса между законодательными нормами, общественным мнением и политическим решением. Сейчас решение вопроса перешло на самый высокий политический уровень. Позиция президента состоит в том, что все должно делаться в соответствии с нормами права. Полагаю, если будет юридическая возможность исполнить международные обязательства России перед ЮНЕСКО, то проект будет реализован в нынешнем виде.

Что же касается размещения компаний группы «Газпром» в здании, не имеющем 400-метровой высоты, то оно возможно с точки зрения площади участка, логистики, функциональности (хотя не исключено, что придется отказаться от части общественных функций). Другой вопрос – пойдет ли «Газпром» на реализацию проекта, предусматривающего иную архитектурную концепцию?!

Заместитель председателя Петербургского отделения ВООПИиК Александр Кононов

Преждевременно говорить, что озвучена некая четкая позиция президента, и рано делать какие-либо выводы. Полного текста письма помощника президента Сергея Приходько никто не видел, неизвестно также, о каких именно решениях по корректировке границ объекта всемирного наследия «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанная с ним группа памятников» идет речь. Пока никто – ни Росохранкультура, ни администрация Санкт-Петербурга – не предпринял конкретных шагов, позволяющих судить о векторе развития событий.

В конце 2009 года мы уже наблюдали активность, связанную с выступлением министра культуры Александра Авдеева, которая не привела к практическим последствиям. А нынешнее заявление прозвучало в преддверии намеченной на июнь сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, занимающего жесткую позицию в отношении строительства 400-метрового небоскреба.