Разговор на берегу

Нестабильная ситуация на пунктах пропуска грузов через российскую границу может привести к тому, что страна проиграет в конкурентной борьбе с таможенными структурами других участников Таможенного союза – Белоруссии и Казахстана

В Петербурге прошло заседание премьер-министров стран – участников Таможенного союза (ТС). Представители России, Белоруссии и Казахстана обсудили первоочередные меры, связанные с согласованием общих правил таможенного оформления грузов. К 1 июля чиновникам и экспертам трех стран необходимо согласовать самые важные детали, чтобы дать зеленый свет новому экономическому образованию. Как в реальности будет работать ТС, сейчас не понимает никто. Очевидно, что отлаживать механизм придется на ходу. Для Северо-Запада России, и прежде всего Санкт-Петербурга – одного из основных транспортно-логистических центров страны, жизненно важно, чтобы основные правила игры были определены еще на берегу.

Северо-Западный провал

«Эксперт С-З» неоднократно обращался к проблемной теме взаимоотношений Федеральной таможенной службы (ФТС) России и бизнеса, осуществляющего внешнеэкономическую деятельность (ВЭД). В начале года многие грузоотправители столкнулись с изменением таможенного администрирования, связанного с созданием Таможенного союза . К весне ситуация обострилась из-за реорганизации Северо-Западного таможенного управления (СЗТУ), в ходе которой в Петербурге были закрыты два крупных таможенных поста (построенные в рамках предыдущей таможенной реформы) и открыты несколько небольших постов, не способных справиться с объемами поступающего импорта. Реформы привели к тому, что образовались громадные очереди грузовых автомобилей, ожидающих растаможивания.

«Ситуация на таможне сейчас непростая», – признал начальник сводного департамента регулирования внешнеэкономической деятельности Минэкономразвития РФ Алексей Лихачев на встрече с петербургскими бизнесменами. Однако его слова о том, что новая концепция есть не что иное, как произвол чиновников по отношению к бизнесу, – не более чем формальность: напрямую влиять на действия таможни министерство не может. ФТС реформирует таможенную систему Северо-Запада в соответствии с внутренним ведомственным документом, и, как утверждает Лихачев, «дорожная карта» реформы до сих пор не согласована ни с одним профильным министерством.

 pic_text1 Фото: Интерпресс/Александр Николаев
Фото: Интерпресс/Александр Николаев

Но бизнес и правительство Санкт-Петербурга решили не сидеть сложа руки, а предпринять встречные действия. Основное требование участников ВЭД, изложенное в направленных ранее в адрес президента и премьер-министра страны обращениях, – приостановить реализацию реформы на время адаптации таможенных структур к работе в рамках ТС. А также возобновить работу крупнейших в Петербурге таможенных постов «Осиновая Роща» и «Пискаревский», из-за закрытия которых грузовики до сих пор по нескольку суток не могут пройти таможню.

Реакции таможенных органов на этот демарш пока нет. Однако региональные власти бьют тревогу. Руководство Северной столицы уже не первый месяц пытается убрать с дорог грузовики, которые стоят в очередях к таможням и затрудняют передвижение автомобилей в городе. «Мы забросали Федеральную таможенную службу телеграммами с требованием найти решение проблем с очередями к таможням, проинформировали правительство. Нам дают обещания принять меры, но пока это лишь полумеры, и мы по-прежнему будем добиваться открытия дополнительных таможенных постов», – заявляет губернатор Петербурга Валентина Матвиенко.

Кроме того, иностранным компаниям, ввозящим автокомпоненты для своих заводов, расположенных в Петербурге, сложно производить таможенную очистку своих грузов на специально построенном для этих целей таможенном посту в Шушарах. Поэтому Hyundai и Nissan согласились создать таможенные посты на территории своих предприятий. «Но они будут открыты не скоро, так как для этого нужно время», – сообщает Матвиенко.

Уйдут на сторону

Российским таможенникам необходимо понять одно простое рыночное правило: конкуренцию еще никто не отменял. В соответствии с договором о создании ТС, участники ВЭД с 1 июля текущего года имеют право растаможивать товары в любой из трех стран союза. Это означает, что недовольные российскими условиями таможенного оформления грузов предприниматели попросту уйдут в Белоруссию или Казахстан. Например, если груз, пришедший в Белоруссию, в течение одного дня сможет пройти таможенную очистку и уйти к получателю в Россию, то отпадет надобность в таможенных постах и складах на территории РФ. В такой ситуации вся российская внешнеторговая логистика, ориентированная на Северо-Запад, окажется завязана на Белоруссию, которая и будет получать доходы от складских и транспортных услуг.

Поэтому не зря Алексей Лихачев попросил петербургских предпринимателей предоставить ему информацию о том, почему после 1 июля им будет лучше работать с белорусской таможней. «Логистический и транспортный бизнес потянется туда, где ему комфортнее работать», – признал он. Причины, по которым Белоруссия победит в конкурентной борьбе, очевидны: там более щадящие режимы работы таможни и намного меньше избыточных контрольных процедур.

Кроме того, необходимо согласовать постановления правительства и внутренние приказы ФТС, по которым таможенники должны работать с начала июля. Дело в том, что сотрудники таможенных постов работают не с федеральным законом в руках, а по соответствующим приказам ФТС, согласно которым и идет процесс таможенного оформления. Предприниматели считают, что Минэкономразвития должно согласовывать эти приказы, так как они подчас противоречат законодательству.

Союзная неувязка

Впрочем, до реальной конкуренции участникам ТС еще далеко: сейчас не удается достигнуть взаимопонимания даже по основополагающим принципам существования единой таможенной территории. Премьер-министр России Владимир Путин после завершения заседания Таможенного союза отметил, что у его участников «еще есть разногласия». В частности, белорусская сторона настаивает на отмене экспортных пошлин на нефть. С 2010 года Белоруссия имеет возможность беспошлинно получать 8 млн тонн нефти для внутренних нужд, а остальное углеводородное сырье должна покупать уже по мировым ценам. Президент Белоруссии Александр Лукашенко категорически не согласен с этим и увязывает вступление в действие ТС с отменой пошлин, что не устраивает Россию.

Кроме того, Казахстан и Белоруссия не хотят поднимать ввозные пошлины на подержанные иностранные автомобили до российского уровня. В этих государствах автолюбители привыкли покупать недорогие машины трех- и пятилетнего возраста. Но, размещая на своей территории автомобильные производства иностранных компаний, Россия брала на себя обязательства перед инвесторами о поддержке их деятельности, в том числе за счет сокращения объема ввозимых в страну подержанных автомобилей.

Для Казахстана важен вопрос о том, сколько товаров его гражданам можно будет ввозить беспошлинно. Сейчас они приобретают недорогие китайские товары в так называемых «зонах беспошлинной торговли», и казахстанские власти не хотят запрещать своим гражданам это делать. Россия, в свою очередь, не может согласиться с желаниями партнеров по ТС, так как снятие таможенных ограничений для некоторых видов товаров отразится на экономике страны. «Если мы съедем с этих позиций, то будущее некоторых наших предприятий окажется под вопросом. И для нас это имеет существенное значение», – заявил Путин по итогам переговоров.

Премьер-министры договорились о том, что эксперты в течение двух недель разработают вариант, позволяющий запустить с начала июля максимально полную версию ТС, с тем чтобы минимизировать риски падения товарооборота. Основные механизмы функционирования союза согласованы на межгосударственном уровне. С 1 июля любой платеж на таможне будет автоматически делиться на три части: 87,97% пойдет в казну России, 7,33 – в госбюджет Казахстана и 4,7% – в бюджет Белоруссии. «В результате обязательно обострится конкуренция таможенных служб», – уверен Лихачев.

При этом российские власти признают, что смогут к положенному сроку убрать таможенный контроль только на границах с Белоруссией. Контроль на российско-казахской границе со стороны России, скорее всего, сохранится и после 1 июля, так как не согласованы необходимые для этого условия, поясняет Алексей Лихачев. Например, власти Казахстана пока не дали разрешения на присутствие во всех своих таможенных органах представителей ФТС России. Не согласовано применение защитных мер по отношению к тем товарам, которые подпадают под эти меры в России. Кроме того, на границе с Казахстаном должен проводиться ветеринарный и фитосанитарный контроль грузов.

Однако произойдет некоторое упрощение таможенного контроля: он будет выборочным. С белорусской границы российские таможенники могут уйти уже с июля. «Там можно будет проехать через границу, как сейчас мы пересекаем административные границы между российскими регионами», – говорит Алексей Лихачев. Впрочем, таможенные посты на границе двух стран официально убрали еще в 1998 году, после образования Союзного государства России и Белоруссии.

Российская нерасторопность

В России тоже много внутриведомственных проблем с подготовкой к работе единого таможенного пространства. Так, до сих пор не принят новый закон «О таможенном регулировании», без которого ФТС России не сможет работать. Этот законопроект еще согласуется различными ведомствами и вызывает множество вопросов. Дело в том, что ФТС внесла свой вариант законопроекта в Госдуму в начале мая, не согласовав его предварительно с Минфином и Минэкономразвития.

«Практически сразу представители деловых кругов на встрече с министром экономического развития Эльвирой Набиуллиной выразили свое жесткое несогласие с законопроектом, предложенным ФТС», – рассказывает Лихачев. Основные претензии – целый ряд непонятных экономических режимов и избыточные полномочия, которыми намерена наделить себя российская таможня. Так, по примеру Белоруссии в закон включена норма о том, что таможенное оформление товаров составляет всего один день, но в редакции ФТС оно может быть продлено на неопределенный срок решением начальника таможни.

В итоге представители Минэкономразвития практически в авральном режиме внесли в законопроект более 100 поправок, сделав его более либеральным по отношению к бизнесу. В частности, внесено положение о дисциплинарной ответственности таможенников, вплоть до увольнения, за затягивание таможенных процедур более чем на сутки. Кроме того, внесены поправки, согласно которым предпринимателей будет сложнее исключить из реестра участника ВЭД за мелкие нарушения. По словам чиновников, задача закона – обеспечить баланс прав и обязанностей ФТС и бизнеса. Таможня должна обладать необходимыми полномочиями, а бизнес – реальными правами по оспариванию ее решений.

Но праздновать победу участникам ВЭД еще рано. Экономическому блоку правительства в содружестве с бизнесом придется выдержать бой с ФТС за дальнейшую либерализацию таможенных процедур. Как показывает практика, таможня никогда без боя не сдает свои полномочия, даже избыточные.   

Санкт-Петербург