Смена караула

Демидов Николай
7 июня 2010, 00:00

Переосмыслив предшествующий социальный опыт, полный потерь и утрат, российские граждане должны взять грядущую реформу бюджетного сектора под свой контроль

Накануне выхода на пенсию поневоле пропитываешься иждивенческими настроениями. Тем более если работал в российском образовании, а значит, пострадал от рыночных реформ больше других. Мимо нас прошли не только ставшая уже далекой приватизация, но и многие другие материальные возможности. И это не российская специфика – рыночные преобразования делают бюджетный сектор пасынком во всех странах.

Сегодня российское государство, уставшее содержать бюджетную сферу – этот последний оазис социализма, сделало свой выбор и решило призвать на смену методистам, не справившимся с реформированием российского образования и здравоохранения, экономистов. Еще год назад была надежда, что этого не произойдет, и автором даже была написана оптимистическая заметка по этому поводу (см. «Развод и девичья фамилия», «Эксперт С-З» №4 от 2 февраля 2009 года). Однако если возвыситься над обстоятельствами личной жизни, то можно не только с грустью констатировать крушение надежд, но и поспорить с собой.

Неудивительно, что инициаторами нововведений стали не профильные министерства, которые с радостью еще бы лет сто пересматривали номенклатуру медицинских услуг, программы обучения, перечни специальностей и прочую бумажную формалистику, а Минфина РФ. Там люди конкретные и, как заявила депутатам заместитель министра финансов Татьяна Нестеренко, все задумано «в целях повышения эффективности бюджетных расходов». В пояснительной записке к проекту прямо заявлено, что повышать эффективность будут «при условии сохранения (либо снижения темпов роста) расходов бюджета на предоставление услуг населению», а руководство бюджетных учреждений подтолкнут к «сокращению внутренних издержек» и «привлечению внебюджетных источников финансового обеспечения». С точки зрения Минфина, достаточно создать условия для свободного предпринимательства бюджетных учреждений нового типа, взаимодействующих с государством на договорной основе, чтобы учреждения заработали более эффективно.

Планы столь радикального реформирования бюджетной сферы вызвали в рядах специалистов и общественности немалое волнение. Наибольшие опасения возникли у родителей школьников. В середине мая представители интернет-форума Littleone.ru, позиционирующего себя как «форум петербургских родителей», провели в Санкт-Петербурге митинг, который был замечен властью и в конечном итоге стал поводом для организации встречи профильных городских чиновников с представителями СМИ. Однако ни глава Комитета финансов Эдуард Батанов, ни руководитель Комитета по образованию Ольга Иванова журналистов не порадовали. Оказывается, чтобы Комитет по образованию смог прояснить ход реформы, необходимо подготовить еще 18 нормативных актов. Комитет финансов оказался более понятлив и решил ограничиться подготовкой 30 различных поправок.

Боюсь только, что даже если все необходимые поправки, законодательные и подзаконные акты будут приняты, причем в срок, а не после июля 2012 года, реформа породит много неожиданного. Ведь до сих пор российские власти полагают, что в реализации их реформаторских предначертаний будут участвовать ангелы, которые воспринимают не только букву, но и дух законодательных документов и готовы их выполнять без искажений, порождаемых личными интересами. Однако весь предыдущий социальный опыт российского общества уже неоднократно показывал, что это далеко не так и всякое расширение экономических свобод в России в первую очередь используется для личного обогащения.

В связи с этим уместно вспомнить о недавней амнистии бывшего проректора Санкт-Петербургского государственного университета Льва Огнева, который в 2008 году был признан виновным в растрате и легализации бюджетных средств и приговорен к восьми годам условно с испытательным сроком пять лет. В вузах, в отличие от школ, работают достаточно мощные финансовые управления, проводятся ревизии и прочие контрольные процедуры, однако, что характерно, стоит только поменять ректора в каком-нибудь университете, как достоянием общественности становится очередная криминальная драма. Их пересказ дает СМИ немало сюжетов, а анализ однозначно свидетельствует о больших возможностях бюджетменства даже в старых, более строгих условиях работы бюджетных учреждений. Так что опасения населения небеспочвенны и опираются на печальные примеры приобщения бюджетных учреждений к более самостоятельной экономической жизни.

За 15 лет сменилось несколько лидеров социальных отраслей, от идей которых осталась лишь куча макулатуры. Между тем ситуация в бюджетной сфере ухудшается, но государство по старой советской традиции продолжает делать вид, что платит, а бюджетники все так же делают вид, что работают. Представляется, что у власти просто нет другого выхода. Ну не умеет она организовывать тонкие процессы!

Так что перевод здравоохранения и образования на коммерческие рельсы – это тема. Будет куда устроиться тысячам выпускников экономических факультетов, появятся, как в начале перестройки, новаторы. Будут и издержки, но это лечится, причем не только уголовными делами, но и оперативным изменением нормативных документов.

Но для этого обществу надо взять процесс под свой контроль. Ведь до чего дошло – газета The New York Times предложила россиянам размещать на ее сайте видеосообщения о фактах коррупции и других проблемах в российском обществе. Как отмечается в обращении под заголовком «Покажи себя и свой уголок России миру», которое размещено на сайте газеты, она предоставляет россиянам возможность влиять на общество через интернет. «Это позволит привлечь внимание многомиллионной аудитории газеты вo всем мире к острым вопросам вашего поселка, города, региона или всей страны», – указывается в заметке на русском языке.

Однако «стучать» в Америку как-то далеко, да и не хочется. А вот опыт китайцев, которые организовали в интернете слежку за нарушителями закона, представляется более подходящим. В России общественное мнение тоже активно использует интернет, но пока не очень системно, фокусируясь на отдельных происшествиях. Образование и здравоохранение – дело общественное по определению и тоже должно находиться под общественным присмотром.