Невыдуманная реальность

21 июня 2010, 00:00
  Северо-Запад

От редакции

Экономика Петербурга, наверное, когда-нибудь выиграет от этого нарушения буквы закона. Строго говоря, проект создания в Северной столице особой экономической зоны (ОЭЗ) технико-внедренческого типа следовало бы де-юре закрыть, аннулировав соглашение между правительством РФ и руководством города, подписанное в январе 2006 года. В базовом федеральном законе «Об особых экономических зонах в Российской Федерации» (ст. 6) однозначно сказано: существование зоны прекращается досрочно, если «в течение трех лет подряд в особой экономической зоне ее резидентами не осуществляется промышленно-производственная, технико-внедренческая, туристско-рекреационная деятельность...». Существование петербургского «рая для инвесторов», увы, выбилось уже из этих рамок.

Главное материализовавшееся достижение – административно-деловой центр на территории первой площадки зоны «Нойдорф». Здание построено, но не введено в эксплуатацию – идут отделочные работы. Впрочем, они должны были завершиться, судя по обещаниям чиновников, еще до конца 2009 года. Ожидается, что из имеющихся сейчас 33 компаний-резидентов то ли одна, то ли две арендуют площади в центре. Инженерное обеспечение территории выполнено полностью лишь недавно, хотя власти Петербурга начинали готовить ее в качестве современной и комфортной для инвесторов промзоны еще в 2004-2005 годах (и, судя по объемам капвложений, все инфраструктурные проблемы уже давно должны были разрешиться).

Огромная территория (110 га) второй гипотетической площадки зоны, «Новоорловской», до сих пор немногим отличается от официального лесопарка, находящегося рядом. Декларировавшиеся госструктурами сроки подготовки территории и обеспечения ее хотя бы временными инженерными сетями, чтобы резиденты могли начинать строительство, остались на бумаге.

Ситуация с развитием петербургской зоны – показательный пример общей неэффективности управления проектом создания в российских регионах ОЭЗ. Казалось бы, при достаточно благоприятном положении с федеральным и городским бюджетным финансированием (как до кризиса, так, в принципе, и в последние полтора года) проект должен был реализовываться высокими темпами. Тем более что он в полной мере вписывается в провозглашаемые Смольным приоритеты: инновационное развитие экономики, поддержка инвестиций в высокотехнологичных сегментах и т.д. Однако основной проблемой оказалось сложно выстраиваемое взаимодействие федеральных и региональных структур, усугубляющееся к тому же новизной и несовершенством нормативной базы, касающейся проектов ОЭЗ и деятельности резидентов.

Для петербургского проекта не в последнюю очередь критичным оказался и личностный фактор – возможность и для резидентов, и для руководителей администрации города наладить нормальное сотрудничество с представителями федерального центра, ответственными за проект. В этом контексте ликвидация Федерального агентства по управлению ОЭЗ и его территориального управления, продиктованная, вероятно, благородным желанием устранить какое-либо дублирование функций с ОАО «ОЭЗ», сыграла весьма негативную роль.

В итоге в подвешенном состоянии оказались проекты компаний-резидентов, в том числе готовых приступить к строительству своих офисно-производственных объектов. Отсутствие адекватного диалога с властью и четкого понимания правил игры (особенно касающихся распределения полномочий между ведомствами), невозможность получить ответы на конкретные вопросы вызывают у инвесторов опасения. Прежде всего их беспокоит, достаточно ли гарантий, чтобы начинать сложные и затратные проекты, и насколько предсказуемы будут условия работы, зависящие во многом от выполнения государством обязательств по созданию инфраструктуры.

Популярнейшей темой у чиновников в последние годы стало государственно-частное партнерство. Проекты развития ОЭЗ органично вписываются в этот формат и реально нуждаются в соответствующих механизмах поддержки. Именно с этих позиций власти и должны подходить к их осуществлению.