Срез эпох

Культура
Москва, 12.07.2010
«Эксперт Северо-Запад» №26-27 (472)
Мария Ромашева: «На снимках на поверхность выносятся вечные темы, события и лица, которые повлияли на общество и на людей. Время в итоге все расставляет по местам»

В выставочном пространстве Лофт-проекта «Этажи» 16 июля откроется выставка World Press Photo 2010, в рамках которой петербургской публике будут представлены лучшие работы одноименного международного конкурса репортажной фотографии. О том, что необычного сможет найти зритель в этой экспозиции, рассказывает директор Лофт-проекта «Этажи» Мария Ромашева.

– Лучшим фото 2008 года признана работа Энтони Суо, запечатлевшая, как полицейский проверяет дом, владельцы которого разорились и должны были съехать из-за кризиса. В 2010-м победителем стал Пьетро Мастурцо с фотографией иранской женщины, выкрикивающей политические лозунги на крыше своего дома в Тегеране. Остросоциальный, острополитический контекст – это обязательное условие для того, чтобы сегодня победить в World Press Photo?

– Да. Более того, это одна из основных задач конкурса – фиксировать самые острые кадры с места событий, кадры, которые впечатываются в историю. Это ведь суть профессии и репортера, и журналиста – выхватить и осветить самые наболевшие темы, вербально или визуально. C другой стороны, в этом году среди победителей World Press Photo как никогда много работ непрямого действия, требующих рефлексии.

Много споров вызвал снимок Пьетро Мастурцо – победитель 2010 года. Ситуацию, изображенную на фотографии, не сразу можно точно идентифицировать. Ее контекст не резок, не очевиден. А обычно утверждают, что фотография должна быть способна выразить абсолютно все в одном кадре, в то время как другие полагают, что необходимость такой читаемости – иллюзия. От репортажной фотографии все больше требуют творческого взгляда, поощрения мысли и чувства трепета. Глядя на изображение Мастурцо, чувствуешь, что оно призывает к пониманию чего-то нового.

– Практически все фотографии-победители с 1955 года – очень тяжелые снимки, изображающие катастрофы, боевые действия, большие и маленькие человеческие трагедии. Почему именно негатив в фотографии смотрится так выигрышно? Почему так мало жизнеутверждающих работ, вдохновляющих и радостных?

– Людям интересно смотреть на такие вещи. Это вырывает из рутины. Совсем другой, но такой близкий мир, о котором мы не знаем ничего. Эти снимки – трагичные, страшные, шокирующие – заставляют подумать о поверхностности комфорта, к которому мы привыкли в повседневной жизни. И заставляют задать себе вопросы, которые нечасто задают. Фотографии прошлых лет и фотографии этого года – срезы эпох. Они выносят на поверхность вечные темы, события и лица, которые повлияли на общество и на людей. Время в итоге все расставляет по местам.

– На подавляющем большинстве фотографий-победителей в центре внимания оказываются люди – разных национальностей, с разными характерами и в разных жизненных обстоятельствах. Тем не менее можно ли сказать, что в них есть нечто общее? Какой он, человек, увиденный через объектив фотографов – победителей конкурса?

– Общее и самое трогательное в этом человеке – то, что он другой. Его жизнь далека от схемы, которую мы привыкли видеть как классическую, развивающуюся через прохождение определенных стадий. По стечению обстоятельств или намеренно, но она представляет собой совсем иной путь.

– Работы победителей конкурса становятся очень популярны, их перепечатывают множество СМИ, не говоря о распространении в интернете. Однако на выставках World Press Photo представлены десятки работ. На какие из них стоит обратить внимание петербургской публике?

– Петербуржцам стоит обратить внимание на свое отражение в этих работах. Каждая фотография на выставке снабжена историей. Каждая из них заставляет задуматься о реальных, а не надуманных жизненных ценностях. В этом году среди победителей есть серия фотографа Карло Гачета о девушке, которая танцует. Ее повседневность – это тяжелый труд и упорство. Где-то совсем близко идет война, люди рождаются и взрослеют в зоне военных действий, а мы живем в мире, и это надо ценить. Это наша повседневность, которая могла бы быть совершенно иной, родись мы на несколько тысяч километров южнее.

– Часто российским аналогом World Press Photo называют конкурс Best of Russia («Лучшие фотографии России»). Насколько справедливо, на ваш взгляд, подобное сравнение?

– Среди общих вещей – то, что конкурс репортажный. Но World Press Photo – международный формат, а Best of Russia ближе к нашей действительности. Однако по качеству и силе воздействия Best of Russia практически не уступает World Press Photo, и это результат выше всяких похвал. n

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№26-27 (472) 12 июля 2010
Реформа образования
Содержание:
Автономия качества

Усиление автономии школ должно привести к росту качества образования. Однако пока чиновники и педагоги имеют весьма неясное представление, как и чему должна учить новая школа

Реклама