Теория невероятности

Рейтинг
Москва, 27.09.2010
«Эксперт Северо-Запад» №38 (484)
Игорь Кирилловых: «У банков нет другого пути, кроме как развивать кредитование, пусть и не благодаря экономической ситуации, а вопреки ей»

Медленное восстановление экономики пока не вдохновляет российский бизнес на привлечение кредитных средств. В условиях низкого спроса на ссуды банки стали уделять больше внимания некредитным операциям, стремясь увеличить долю комиссионных доходов. Однако основной задачей банков на ближайшую перспективу все же остается наращивание кредитования как бизнеса, так и населения. О том, как можно увеличить кредитный портфель, причем за счет чужих кредитов, в интервью корреспонденту «Эксперта С-З» рассказал председатель правления БАЛТИНВЕСТБАНКа Игорь Кирилловых.

Нет оснований для паники

– Банковский сектор разочарован темпами восстановления кредитования. В начале года ожидался рост портфелей примерно на 20%, а нынешний прогноз на конец года – не выше 10% в среднем по рынку Северо-Запада России.

– У нас запланирован рост портфеля по итогам года около 40%. Не буду отрицать, что кредитование восстанавливается слишком медленно. Розничный сегмент оживает, и в основном это объясняется эффектом отложенного спроса. Доходы населения стабилизировались, и отложенные на период кризиса планы по расходам и крупным покупкам люди начинают претворять в жизнь. Конечно, основной рост происходит в сфере залогового кредитования, и драйверы рынка – автокредиты и ипотека. С корпоративным сегментом дела обстоят печальнее: спрос очень низкий, и вряд ли ситуация изменится до конца года. Явной положительной динамики можно ждать не раньше 2011-го.

Все понимают, что первоклассные заемщики сегодня кредитуются и под 8,6%, – разве коммерческий банк может себе это позволить?

– Возможно, банки отчасти сами виноваты в такой ситуации, так как стремятся работать в основном с первоклассными заемщиками и пока не готовы к либерализации своих требований, а также брать на себя риски, кредитуя менее крупных клиентов?

– Я бы не сказал, что требования к потенциальным клиентам у кредитных организаций заоблачные. Ужесточение, конечно, произошло, но условия вполне выполнимые. Все понимают, что первоклассные заемщики сегодня кредитуются и под 8,6%, – разве коммерческий банк может себе это позволить? Мы готовы кредитовать при умеренных рисках, но число заявок сократилось в разы. Экономика стагнирует, у бизнеса нет уверенности, что относительное восстановление, которое наблюдается, стабильно. У нас, например, была возможность привлечь 10 млрд рублей на вполне хороших условиях, но мы не стали этого делать, так как не уверены, что сможем оперативно их разместить.

– Банкам так и не удалось заставить деньги работать, а кредитная маржа снижается. И многие стремятся компенсировать потери за счет комиссионных доходов.

– Прибыль от кредитных операций несопоставима ни с какими другими доходами. Да, сейчас банки, и мы в том числе, стали уделять больше внимания некредитным операциям, усиливать этот блок, чтобы выросла доля комиссионных доходов. Идет активная работа и по сокращению издержек, оптимизации операционных, административно-хозяйственных расходов. Но все это незначительно по сравнению с доходами от кредитования. Торговля деньгами всегда была для кредитных учреждений основным средством получения заработка, и здесь каких-либо кардинальных изменений быть не может. У банков нет другого пути, кроме как развивать кредитование, пусть и не благодаря экономической ситуации, а вопреки ей.

– Насколько критично снижение маржи? Есть мнение, что к прежней доходности банковская система уже не вернется.

– У нас маржа снизилась на 0,5%. Это, конечно, неприятно, но повода для паники не вижу. Нет также оснований утверждать, что прежние показатели не восстановятся. Ведь снижение маржи обусловлено тем, что в пассивах была высока доля дорогих депозитов физлиц, а кредитные ставки в результате конкуренции стали существенно падать.

Но вклады частных клиентов под очень высокий процент (до 17%) привлекались в разгар кризиса – в конце 2008 года, а их сроки в основном до года. Так что теперь они постепенно уходят из пассивов, новые же привлечения осуществляются под вполне разумные проценты. Что касается кредитных ставок, то вряд ли они продолжат столь ощутимо снижаться, тем более что инфляция уже имеет тенденцию к росту, а значит, в следующем году можно ждать увеличения ставки рефинансирования и банки, скорее всего, также станут повышать свои процентные ставки. Постепенно все вернется на круги своя.

Кредиты «оптом»

– Каким образом в условиях низкого спроса банки могут наращивать портфель?

– Необходимо конкурировать, повышать уровень сервиса, вводить новые кредитные продукты с уникальными характеристиками. В принципе, инструменты все те же. Вопрос в том, насколько эффективно банк сможет их усовершенствовать и применить.

Кроме того, думаю, вырастет количество сделок по купле-продаже однородных ссуд в пределах 100-200 млн рублей. Основные сделки по слиянию-поглощению уже произошли, но на рынке осталось немало небольших банков, которые, сформировав портфель, сталкиваются с ограничением ресурсов для его дальнейшего увеличения и обслуживания, поэтому готовы его продать. Для таких организаций вполне финансово привлекательна ситуация, когда в течение определенного времени они получают с этих кредитов процентный доход, а после продажи зарабатывают на комиссионном вознаграждении. Для покупателей это один из способов увеличить свой кредитный портфель в сегменте физлиц в условиях медленного роста рынка в целом. Мы недавно совершили подобную сделку – объем приобретенных кредитов составил 100 млн рублей. Риски по ним мы оценили как приемлемые. И подобная практика будет развиваться по рынку в целом.

– Как частные организации могут составить конкуренцию государственным на рынке кредитования? По ставкам с ними соперничать, наверное, невозможно?

– Почему же? Если речь идет о краткосрочном кредитовании, то мы вполне способны конкурировать и по стоимости кредитов. В целом же главные преимущества частных банков – сервис, скорость обслуживания и принятия решений, а также более широкий спектр кредитных продуктов.

– Стоит ли рассчитывать на увеличение сроков кредитования?

– Сегодня средние сроки в корпоративном сегменте составляют два года и кредиты выдаются в основном на пополнение оборотных средств. Не секрет, что длительные инвестиции могут позволить себе лишь госбанки или иностранные «дочки», остальные же не имеют источников формирования длинных пассивов. И самостоятельно вопрос доступа к длинным деньгам частные банки вряд ли решат в ближайшей перспективе.

Должны быть приняты меры со стороны государства, чтобы эта проблема была решена. Например, кредитует же ЕБРР банки для работы с малыми предприятиями в рамках Программы поддержки малого бизнеса. Аналогичные механизмы можно использовать и для «напитки» банковской системы длинными деньгами. А спрос на долгосрочные ссуды существует.

Задача года

– Недавно начал работать ваш филиал в Екатеринбурге. Насколько региональная экспансия оправданна в сегодняшней ситуации?

– Для нас открытие этого отделения – завершение экспансии: с учетом Екатеринбурга мы имеем филиалы в шести городах России. Активное формирование региональной сети началось еще до кризиса, и в 2008 году на этапе открытия у нас оставалось подразделение в Екатеринбурге. Однако в связи с экономической ситуацией было решено немного задержать его ввод. Так как он находился в высокой степени готовности, логично было его запустить, как только появилась возможность, что мы и сделали.

Дальнейшее расширение сети не планируем: это было бы крайне неразумно на стагнирующем рынке. Уверен, об экспансии в регионы банки сегодня задумываются в последнюю очередь. Мы же намерены сосредоточиться на оптимизации региональной сети, повышении ее эффективности. Необходимо, чтобы региональные подразделения более активно наращивали кредитные портфели и объем комиссионных доходов. Добиться этого мы планируем, совершенствуя бизнес-процессы, внедряя новые розничные программы, обучая и работая с менеджментом филиалов. Количественно сокращать филиальную сеть мы не собираемся.

– В начале 2010 года банки активно обсуждали проблему токсичных активов, которые скопились на балансах в результате изъятия залогового имущества у должников. Для вас это актуально?

– Я бы не назвал изъятые нами активы токсичными. В основном это недвижимость, и основная проблема в том, что мы не можем реализовать ее по докризисным ценам. Однако это касается не всех объектов: постепенно активы удается распродавать, так что данный вопрос для нас не особо проблемный.

– А какой вопрос этого года самый болезненный для банков?

– Все тот же – медленный рост кредитования. В прошлом году многие финансовые учреждения воспользовались благоприятной ситуацией на фондовом рынке и смогли неплохо заработать на ценных бумагах. Сейчас у них такой возможности нет. Значит, необходимо всеми силами наращивать кредитные портфели. 

Санкт-Петербург

Новости партнеров

Реклама