Банкротство по науке

В Старой Руссе возник конфликт интересов вокруг одного из крупнейших предприятий. Его развязка зависит от желания собственника – Российской академии наук

В производстве Арбитражного суда Новгородской области в середине ноября находилось 84 дела о банкротстве. У каждого из предприятий был свой путь к последней черте экономической неустойчивости, государственный Старорусский завод химического машиностроения Российской академии наук («Химмаш») прошел его под «академическим руководством». Завод лихорадит давно. Социальная напряженность у порога муниципальной власти Старой Руссы – 570 жителей города не получают зарплату уже четыре месяца. Руководство региона забросало РАН тревожными письмами, стараясь помочь слабому менеджменту предприятия. Делают свое дело и надзорные органы – штрафуют и дисквалифицируют директоров.

Один из кредиторов не стал ждать лучших времен – по его иску арбитражный суд объявил «Химмаш» банкротом. Банкротству завода противостоит территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом, усмотревшее признаки преднамеренного банкротства и сговора. Теруправление оспаривает решение суда первой инстанции в Северо-Западном арбитражном суде и прокуратуре области.

Нержавеющее прошлое

Два года назад «Химмаш», основу которого заложили промышленники акционерного общества «А.М. Лютер», отметил столетие. Чем только не занимался завод за эти годы: механической обработкой древесины, заготовками крыльев аэропланов, металлообработкой, выпуском грузовых катеров для северных леспромхозов. На выпуск химического оборудования он перепрофилировался в 1958 году и до распада СССР находился в подчинении Министерства химического и нефтяного машиностроения. А с началом рыночных преобразований, в конце 1990 года, хорошо оснащенный металлорежущим, кузнечно-прессовым и прочим оборудованием «Химмаш» стал собственностью РАН. Как в прежние, так и в нынешние времена, считает директор завода Евгений Прохоров, главная ценность предприятия – квалифицированные сотрудники, работающие с углеродистой, нержавеющей сталью, титаном, молибденом. Из этих металлов завод изготавливает реакторы, автоклавы, теплообменники, воздухосборники и прочее емкостное оборудование.

«„Химмаш“ специализируется на штучном производстве, – рассказывает Прохоров, – среди его заказчиков – атомные электростанции, нефтехимические, химические, косметологические и пищевые компании, „Газпром“, „Российские железные дороги“. Выпускали оборудование для хранения радиоактивных отходов и потенциально опасных производств. Собственно, за счет федеральной целевой программы по уничтожению химического оружия, которая уже завершилась, мы прожили несколько лет, „вытянули“ первый квартал и половину годовой программы 2009 года. Иначе рухнули бы гораздо раньше. Сплошная черная полоса началась с ноября прошлого года».

О былом экономическом благополучии напоминают двери и турникет проходной, мастерски сделанные из фрезерованной нержавеющей стали. Да еще паровоз, который стоит на узкоколейке, теперь ведущей в никуда. В цехах и на громадной территории, созданной с советским размахом, – печать запустения и обнищания. Только один из цехов наполнен рабочим шумом – уже год завод работает три дня в неделю, живя надеждой на солидный заказ.

Спасают прокуроры и бабушкины пенсии

«Работаю на „Химмаше“ почти 40 лет, разное бывало за эти годы, но такого – никогда. Завод уже задолжал мне больше 50 тыс. рублей. Семья вынуждена перебиваться, занимая деньги у родных, соседей. Но главное – не знаем, на что надеяться. Ведь другую работу в нашем маленьком городе найти почти невозможно», – сетует слесарь Алексей Доброрезов. «Уходят профессионалы, способные выполнить любую технологическую операцию. Понятно, на такие руки в Петербурге спрос есть, а семьи кормить надо, кредиты выплачивать, вот и не стали люди ждать мифических заказов. Руководители обязаны обеспечить сотрудников работой. В сентябре мы попытались „отжать“ невыплаченные деньги. Написали письмо директору и три дня не выходили на работу, чтобы не сидеть тупо без дела. Вернулись в цеха, ничего не добившись, из боязни вообще потерять места. Моя семья держится за счет огорода и бабушкиной пенсии», – делится другой работник предприятия Юрий Щепетов.

Увы, частыми гостями на «Химмаше» стали не заказчики, а представители Старорусской межрайонной прокуратуры, Государственной инспекции труда в Новгородской области и территориального управления Федеральной службы судебных приставов. Ведь на начало ноября просроченная задолженность по заработной плате превысила 12,2 млн рублей. В течение года в межрайонной прокуратуре четыре раза собиралась рабочая группа, где с участием директора обсуждалась ситуация на предприятии. В ход шли и другие меры – в интересах сотрудников предприятия прокуратура направила в суд 565 заявлений на 9,5 млн рублей, продолжая рассматривать документы на оставшуюся сумму долга.

Выпуск тракторомобиля – один из многих проектов, отвергнутых собственником незагруженных производственных площадей sever_495_pics Фото: EQUIPMENT.RU
Выпуск тракторомобиля – один из многих проектов, отвергнутых собственником незагруженных производственных площадей
Фото: EQUIPMENT.RU

«Взбадривать» прежнего директора завода Павла Михайлова прокуроры начали в апреле, и к августу он заплатил несколько штрафов. Поскольку долги по зарплате не гасились, а только росли, суд по ходатайству прокурора дисквалифицировал Михайлова, прошедшего на «Химмаше» путь от рабочего до директора, сроком на год. В тот же день его кресло занял коммерческий директор Евгений Прохоров. Он тоже сделал карьеру на заводе, знал его как свои пять пальцев, и собрание управленцев другой кандидатуры на этот пост не предложило. Но уже через месяц межрайонный прокурор снова возбудил административное дело, и в конце октября Прохоров был оштрафован. «Работать мне, похоже, осталось меньше месяца – первое административное взыскание трудинспекция по представлению прокурора уже наложила. Еще одно – и моя судьба решена», – признает он.

Заработанные деньги химмашевцам стараются вернуть старорусские приставы, в руках которых 284 судебных приказа на 4,8 млн рублей. До ноября им удалось взыскать 1,4 млн, но антикризисные меры на предприятии до сих пор не приняты, значит, можно с уверенностью сказать: работы у приставов прибавится.

«Химмаш» стал головной болью администрации Новгородской области. В марте вице-губернатор Александр Габитов обратился к вице-президенту РАН Сергею Алдошину с просьбой принять меры по загрузке предприятия, обещая содействие региональной власти. Письмо осталось без ответа, а экономическая и социальная напряженность на производстве, занимающем значительное место в муниципальной и региональной экономике, достигла угрожающих масштабов. Поэтому в мае ситуация на «Химмаше» с детальным финансово-экономическим анализом рассматривалась на антикризисной комиссии области. В работе комиссии участвовали помощник полпреда в СЗФО Валерий Голощапов и представитель собственника член-корреспондент РАН Владимир Бородин. Разговор был долгим и тяжелым. Всем членам комиссии стало очевидно: РАН не имеет реальных планов загрузки завода. За 20 лет она ни разу не направила сюда для освоения и запуска производства ни одного НИОКР. В финале Бородин предложил руководству области развернуть на «Химмаше» пару «чудных» проектов, не назвав инвестора.

Эпистолярные взаимоотношения продолжились осенью. По словам Сергея Алдошина, Евгению Прохорову поручено подготовить комплекс мер по выводу предприятия из кризиса и представить их на рассмотрение балансовой комиссии при президиуме РАН. «Академия наук, как и ранее, готова самым тщательным образом рассмотреть любые конкретные предложения областного правительства по увеличению объемов производства и рентабельности предприятия при условии сохранения его специализации», – заявил Алдошин.

Тут пахнет сговором

По данным Евгения Прохорова, при посредничестве РАН удалось найти заказчика на продукцию «Химмаша». Проект оценивается в 60 млн рублей и будет оплачиваться несколькими траншами. Из первого платежа директор обещал погасить 4 млн долга по зарплате, остальное – к концу года. Но у Прохорова не нашлось ответа на вопрос налоговиков: когда завод погасит 5 млн рублей задолженности по налогам, если за девять месяцев нарастил 20 млн убытков? «Новгородрегионгаз» не посчитал нужным тратить время на переговоры и сразу пошел в арбитражный суд. «Впервые в нашей практике мы инициировали банкротство предприятия, понимая, что иного выхода нет. Котельная завода отапливает не только „Химмаш“, но и большой жилой микрорайон. Еще в июле, обратившись в арбитражный суд области, мы выиграли дело о взыскании 8,8 млн рублей долга. Правда, денег так и не дождались, а долг вырос до 10 млн, – объясняет директор „Новгородрегионгаза“ Юрий Тропинов. – Пришлось обратиться в суд с требованием ввести в отношении должника процедуру банкротства. В октябре суд удовлетворил нашу просьбу и ввел на предприятии процедуру наблюдения».

Чиновники территориального управления Росимущества убеждены: в деле «Химмаша» есть признаки сговора и преднамеренного банкротства. Управленцы предприятия, по их мнению, делали все, чтобы привести его в аморфное состояние, помогали ситуации «дозреть» под конкретного заказчика, намеренного по остаточной или балансовой стоимости приобрести огромные заводские площади, хорошо оснащенное производство с полумиллионным станочным парком, два пятиэтажных общежития и прочее имущество «Химмаша». Представители Росимущества, присутствовавшие на суде, сочли решение признать завод банкротом незаконным и уже обжалуют его в апелляционном и кассационном порядках, а кроме того, обратились в прокуратуру и милицию. Представители собственника также заявили на суде о своих подозрениях в преднамеренном банкротстве и сговоре группы лиц.

Ни пяди земли

Руководство региона предлагало РАН на незагруженных площадях «Химмаша» выпускать универсальное и многофункциональное транспортное средство, так называемый тракторомобиль. Получив отказ академии, Новгородский тракторный завод нашел себе место в Великом Новгороде и уже вышел на серийный выпуск машин. Видя нарастающее неблагополучие, делала предложения собственнику и муниципальная власть Старой Руссы, но ей РАН также не отдала ни пяди пустующих площадей. Федеральные ритейлеры проявляют интерес к просторным помещениям административного блока, однако и эти предложения отвергаются.

«Мы не раз предлагали организовать на заводе альтернативное производство, например изготавливать оборудование для пакетирования молока. При близости емких столичных рынков, где сложнее продать разливное молоко, оно очень востребовано в аграрном секторе», – рассказывает начальник отдела промышленности Экономического комитета области Владимир Арсентьев.

«У нас действительно много свободных площадей, – подтверждает Евгений Прохоров, – но отдать цеха под чужое производство внутри своего? Никакой собственник на это не пойдет. Да, по нашим объемам можно все переселить в один цех, а остальное, чтобы не нести лишних затрат, законсервировать. Но мы уверены: начнется мародерство». Он согласен со специалистами Экономического комитета в том, что штат перегружен управленческим персоналом (соотношение к рабочим – 50 на 50, причем значительная часть конструкторов и технологов – женщины пенсионного возраста), но в противовес приводит такой аргумент: «У нас штучное производство, люди разбегутся – вообще встанем».

Между тем с оборотной стороной затратного, далеко не рыночной конструкции производства директор сталкивается часто. «Больше года велись переговоры с петербургской компанией „Мега-люкс“. Мы не сходились в цене, и вот только сейчас для этого заказчика, пока единственного, делаем емкостное оборудование, надеясь, что договоримся о серийной партии. Заказчики нас часто упрекают в высокой цене. Мы признаем: затраты у нас, как у всякого штучного производства, велики», – говорит Прохоров, при этом ничего не предпринимая, чтобы их оптимизировать. Именно поэтому, например, сорвался большой заказ птицеводческого холдинга «Белгранкорм – Великий Новгород». Очевидно, неконкурентоспособная цена – причина того, что участие завода в профильных выставках не конвертировалось в рост числа заказов и новых клиентов. Руководство «Химмаша» принимает также упреки экспертов, что продукцию свою завод рекламирует плохо – на его сайте нет ни одного снимка уникального товара, отзывов солидных заказчиков.

Что же связывает РАН с «Химмашем»? «Ничего, – отвечает Прохоров, но потом добавляет: С академией ежегодно согласовываются план выпуска товарной продукции, размер чистой прибыли, часть которой перечисляется собственнику. На балансовой комиссии заслушивается ежегодный отчет предприятия». В действительности связка гораздо крепче и жестче. «Экономические рычаги держит в руках академия. Она установила предприятию лимит заемных средств – 5 млн рублей. Иными словами, сдерживает пополнение оборотных средств, не допуская залога имущества. Но невозможно развивать производство без банковских кредитов. Что можно сделать на 5 млн? Впрочем, годовая программа в 200 млн рублей, согласованная заводом с РАН, изначально не была рассчитана на полноценную загрузку производства, где работают 570 человек», – размышляет председатель областного Экономического комитета Александр Ваниев.

«Собственнику надо на начальной стадии банкротства скорее решить процедурные вопросы и дать возможность „Химмашу“ акционироваться, а значит, сохранить производство», – полагает Ваниев. Эту точку зрения разделяет глава Старорусского муниципального района Андрей Быков. «Усеченные финансовые полномочия и низкий профессиональный уровень руководства, не справляющегося со своими функциями в критической ситуации, привели к печальному результату. Социальная напряженность растет с каждым днем, люди и звонят, и приходят, но обнадежить их нечем. Бюджет муниципалитета ежемесячно теряет почти 1 млн рублей доходов. Если срочно не поменять неэффективного собственника, каким себя показала РАН, у предприятия не будет шансов выжить, – уверен Быков. – К 2012 году, когда „Химмаш“ выведут из списка неприватизируемых предприятий, тут останутся безлюдные, заброшенные цеха. Для нас неважно, кто будет инвестором гибнущего завода, – нам важно его сохранить в муниципальной экономике, до конца не растерять квалифицированных людей». Однако для РАН по-прежнему приоритетным остается вариант с сохранением завода в своей собственности.       

Старая Русса – Великий Новгород