Солнечный край для избранных

Процесс консолидации на страховом рынке идет быстрыми темпами. Новый этап развития, очевидно, только усилит эту тенденцию

Иллюстрация: Владимир Басов

Определение «новая эра» может оказаться не столь уж пафосным, если оценить реальные перспективы роста российского рынка страхования в результате внедрения дополнительных видов обязательного страхования. По прогнозам рейтингового агентства «Эксперт РА», к 2013 году, если заявленные инициативы будут воплощены, рынок страхования удвоится по сравнению с 2010-м. Страховщики радуются: правительство наконец обратило внимание на рынок, и предложения, лежавшие под сукном по пять-десять лет, рассматриваются и утверждаются.

Аналитики отмечают: в министерствах появилась мода на страхование – каждое разработало как минимум один законопроект, предполагающий введение нового обязательного вида, а зачастую они даже перегибают палку. Так, идея об обязательном «противопожарном» страховании ответственности трансформировалась в проект об обязательном страховании имущества от пожара. «Из ст. 935 Гражданского кодекса РФ следует, что законом не может быть возложена обязательность страхования собственного имущества. Поэтому, несмотря на отдельные предложения московских властей, мало кто из экспертов страхового рынка всерьез рассматривал такую возможность. Однако все изменилось летом 2010 года, когда об обязательном страховании имущества заговорил президент России», – описывает ситуацию заместитель генерального директора «Эксперт РА» Павел Самиев.

Сложно не согласиться с тем, что введение новых видов страхования ответственности – скорее благо для граждан. «В конце концов, население в России небогатое, а за ущерб кто-то должен платить. Даже если вам на голову падает сосулька, кто-то должен заплатить, но понятно, что у нас дворник этого сделать не сможет, значит, единственный вариант – страховать ответственность», – комментирует генеральный директор группы компаний «АСК» Лев Панеях.

То есть введение новых видов обязательного страхования означает, что у граждан появляется шанс получить денежное возмещение за причиненный им ущерб, при этом материальная нагрузка вряд ли станет тяжелым бременем. Когда речь идет о массовом страховании ответственности, стоимость страховки находится в диапазоне 1-2%. Например, обязательное страхование ответственности перевозчиков перед пассажирами может привести лишь к копеечным удорожаниям: автомобильные перевозки, по подсчетам страховщиков, дадут наценку около 30 копеек на билет, метро – еще меньше. Суммы, практически незаметные на фоне стоимости проезда.

Даже когда речь идет о страховании имущества – по определению гораздо более дорогом страховом продукте по сравнению со страхованием ответственности, цифры не выглядят ужасающими. Ежегодные выплаты 0,05-0,1%, то есть 1-2 тыс. рублей в год для квартиры стоимостью 2 млн рублей растворятся в общем объеме платы за коммунальные услуги. Так что резон в увеличении количества обязательных видов страхования есть (если, конечно, они действительно станут работать и страховщики будут не только собирать, но и платить).

Другой вопрос – как это повлияет на сам рынок? Будет ли способствовать росту конкуренции и появлению заметных игроков? Ведь к настоящему моменту именно в сегментах обязательного страхования, ОМС и ОСАГО, сосредоточено максимальное число небольших компаний. Нет сомнений, что значимость обязательных страховок по сравнению с добровольными серьезно изменится. Доля обязательных, по оценкам «Эксперт РА», возрастет с нынешних 18 (без учета ОМС) до 42% к 2013 году. Станет ли это подспорьем для малых игроков? Текущая ситуация внушает беспокойство, что произойдет ровно наоборот – введение новых видов скорее приведет к исчезновению небольших страховщиков, а радость от работы на новых рынках получат считанные компании.

На выход

Сама по себе консолидация отрасли зашла достаточно далеко. Согласно оценке ФССН, к концу 2010 года доля региональных страховых компаний по Северо-Западу будет составлять порядка 8% (итоги девяти месяцев показывают, что это практически факт). «А ведь еще пять лет назад соотношение федеральных и региональных компаний было 50 на 50, – замечает директор Северо-Западной дирекции „РОСНО“ Евгений Дубенский. – Так что вопрос, много ли региональных игроков будет завтра или послезавтра работать на рынке, будут ли они работать вообще, вполне уместен». При этом нельзя не признать, что это результат естественного развития рынка. Успешных региональных страховщиков активно покупают, их доли на рынке переходят федеральным компаниям. С рынка Северо-Запада только за минувший год таким образом ушли серьезные региональные игроки, такие как «Русский мир» (приобретен «Росгосстрахом») и «Шексна» («СОГАЗом»).

В то же время на рынке остаются те, кто планирует развиваться самостоятельно. Для них вопрос доступа небольших компаний к новым видам страхования играет важную роль. Однако общая ситуация этому не благоприятствует. «Маленьких, конечно, обижают», – образно высказывается Лев Панеях. «На мой взгляд, консолидация идет так быстро потому, что объективные процессы сочетаются с позицией государства», – продолжает генеральный директор страховой группы «Капитал-Полис» Алексей Кузнецов.

Политика по ограничению присутствия небольших компаний на новых рынках реализуется достаточно просто. Новые виды обязательного страхования подразумевают вступление компаний в специальные организации, которые вырабатывают требования к продуктам обязательного страхования (участвуют в определении цен на страховки), следят за поведением своих членов и в случае их ухода отвечают по страховкам (из средств резервного фонда) – иными словами, делают то, чем сегодня занимается, например, Российский союз автостраховщиков (РСА). Критерии же для вступления в такие организации – самый очевидный путь к ограничению присутствия небольших страховщиков (за счет повышенных требований).

И подобный сценарий уже воплощается. Так, для страхования ответственности опасных производственных объектов (ОПО – новый обязательный страховой продукт, который одним из первых придет на рынок 1 января 2012 года) компания должна войти в перестраховочный пул и иметь уставный капитал уровня перестраховщика (в несколько раз выше требований к страховой компании).

Симптоматично и то, как решается вопрос с конкуренцией на рынке ОСАГО. Данный сегмент, по общему мнению участников рынка, как раз и стал наглядной демонстрацией того, что абсолютная конкуренция – далеко не всегда идеальный вариант для рынка ( например, когда компании уходят по-плохому – не расплачиваясь). Ближе к середине кризисного 2009 года фонд РСА иссяк и организации пришлось изыскивать дополнительные средства. Страховщики и сами соглашаются, что РСА напрасно предоставлял членство практически всем, кто в него обращался, не проводя какой-либо отбор.

Однако методы, получившие распространение после этого урока, спорны. Вместо введения критериев для желающих получить лицензию по ОСАГО, выдачу лицензий просто прекратили. Новые игроки, например компании прямого страхования, выходят на рынок через покупку тех, кто лицензией уже обладает. При этом те же отчеты РСА показывают, что лишение лицензий по ОСАГО имеет место быть. То есть вход на рынок фактически закрыт, да и на выход просят регулярно.

Страховщиков отлучают от ОМС

Если рассуждения о страховании ОПО и наблюдения за рынком ОСАГО можно отнести к области опасений и страхов, то развитие рынка ОМС – уже реализовавшийся сценарий. И это, без сомнения, иллюстрация негативной тенденции. «Считаю, что новая редакция Закона об ОМС проведена для того, чтобы выгнать с рынка мелкие страховые компании и открыть перспективы для отмены участия страховщиков в ОМС вовсе», – эмоционален Алексей Кузнецов. Негативную оценку новой редакции Закона об ОМС дают и другие. «В законе прослеживается полный отказ от введения страховых принципов», – присоединяется директор компании «МАКС-М» Надежда Мартьянова.

Претензии страховщиков просты. По закону правами страховой организации фактически наделяется Федеральный фонд ОМС. При этом страховщики предстают некими агентами, которые лишь получают «целевые средства» на оплату медицинских услуг. В законе отсутствуют сами понятия страховых выплат, резервов, нет договоров страхования с работодателем. Параллельно у страховщиков остаются обязанность контролировать расходование средств и ответственность по обязательствам по договорам. Но на основании чего они могут требовать от медучреждений предоставления допуска для проведения медицинской экспертизы – вопрос, на который пока нет ответа.

Понятно, что деятельность страховых компаний в сегменте ОМС с большой натяжкой можно было определить как страхование – фактически они занимались распределением средств, признает Кузнецов. Но определенный элемент рыночных отношений был и играл значительную роль – страховщики проводили регулярную медэкспертизу, организовывали медиков с точки зрения расходования средств, уделяли повышенное внимание сервисности ОМС, решали вопросы возврата денег в случае их неправомерного взимания с застрахованных.

Страховщики принимают активное участие в развитии технической инфраструктуры системы здравоохранения и компьютерных баз, в создании call-центров, перечисляет Алексей Кузнецов. А теперь у них нет никаких прав, а есть только ответственность, что не может не вызывать очевидной реакции. «Каким образом можно возложить всю ответственность на страховые компании, которые не являются страховщиками, не имеют четкого определения выполняемых функций и статуса в системе ОМС? – недоумевает Мартьянова. – Чтобы привести их к банкротству?»

Переходный период

Важно также отметить, что, выбирая централизацию, российский рынок страхования, как всегда, идет своим путем, отличным от более развитых рынков страхования. Так, в США количество мелких игроков огромно. В небольшом городе штата, по размеру сопоставимом, например, с Воронежем, могут работать порядка 200 страховщиков, и половина из них – региональные. На европейских рынках, возможно, не такая высокая конкуренция, там ярче роль гигантов, работающих по всей Европе, таких как Allianz или ERGO, но и там число местных компаний значительно.

Впрочем, участники российского рынка на данный момент предлагают скорее сконцентрироваться на том, что с новыми видами страхования мы становимся ближе к миру с точки зрения проникновения страховых услуг. Проводить прямое сравнение отечественного страхового рынка с западными рынками с точки зрения роли региональных компаний не совсем корректно, уверен Евгений Дубенский, поскольку объемы и распространение страховых услуг несопоставимы. «В данный момент нам важнее приблизиться к мировым показателям по базовым параметрам, отражающим роль страхования в жизни граждан», – подчеркивает он. Сегодня самые высокие результаты по данному показателю имеют Нидерланды – 6,5 тыс. долларов на человека и Швейцария – порядка 6,3 тыс. В России средняя страховая премия составляет 143 доллара – разница с ведущими странами огромна, мы заметно отстаем даже от Польши (430 долларов на человека). «Нужно сначала подтянуть базовые показатели, тогда можно будет рассуждать, похож или не похож рынок Санкт-Петербурга на рынок Мюнхена», – полагает Дубенский.

Логика понятна: для успешного развития всего рынка страховые компании должны быть прежде всего надежными, а следовательно крупными. «На первый взгляд постулат о том, что крупные компании будут успешнее развивать страховой рынок, выглядит обоснованно и логично, – замечает Алексей Кузнецов, – но фактически это сокращение конкуренции на рынке».

Санкт-Петербург