Ставка на бережливых

Экономика и финансы
Москва, 28.02.2011
«Эксперт Северо-Запад» №8-9 (505)
При формировании пассивов многие банки делают упор на вклады физических лиц, но накопительная активность населения в этом году может снизиться

В формировании пассивной базы многие банки Северо-Запада делают ставку на вклады физических лиц. Объем привлеченных средств вкладчиков продолжает расти, несмотря на то что доходность по депозитам в основной массе невысока. В значительной степени рост обеспечен пополнением вкладов, открытых под высокие проценты во время кризиса ликвидности, но в этом году сроки большинства из них истекают. Ждать сохранения высокой динамики депозитного рынка вряд ли стоит, да и регулятор призывает банки к диверсификации источников фондирования.

Дорогое удовольствие

Рассчитывать на физических лиц как на один из основных источников фондирования многие банки вынуждены и потому, что после кризиса ряд других инструментов, в частности зарубежные заимствования, стали менее доступными. Кроме того, кризис продемонстрировал, что ориентация исключительно на привлечение с западного рынка сопряжена с высокими рисками ликвидности. Именно после таких кризисных уроков на депозитный рынок стали выходить организации, которые ранее не уделяли особого внимания фондированию за счет вкладов физлиц, например банки «Хоум Кредит», «Тинькофф», «Русский стандарт» и др.

В прошлом году в части депозитной политики банки в основной своей массе демонстрировали умеренную активность, так как в условиях высокой ликвидности их основная задача – наращивание активов, а не пассивов. Тем не менее рост объемов розничного привлечения был заметным – по итогам года он превысил 30%. Столь высокий показатель во многом обеспечили вкладчики, которые пополняли депозиты, открытые в кризисные годы под высокий процент. С учетом наиболее распространенной в России срочности вкладов (как правило, не более трех лет) и ограничений на их пополнение незадолго до окончания можно ожидать в 2011 году закрытия этих дорогих депозитов.

Что касается новых вкладов, то их реальная доходность минимальна, а с учетом инфляции можно говорить об отрицательном значении этого показателя. Кроме того, рост доступности розничного кредитования параллельно с повышением потребительских цен приведет к тому, что люди станут больше тратить и их интерес к вкладам в банки будет постепенно снижаться. Значит, высокой динамики ожидать не приходится. По прогнозам Агентства по страхованию вкладов (АСВ), в 2011 году она может составить 20-22%.

О том, что банкам, в пассивах которых доля вкладов физлиц превышает 50%, нужно задуматься о дифференциации источников фондирования, заявил и Банк России, отметив, что излишняя концентрация на средствах вкладчиков создает высокие риски ликвидности.

С одной стороны, такие опасения справедливы, ведь население больше подвержено паническим реакциям и ничто не мешает вкладчику изъять размещенные средства в любой момент. «Поэтому в кризисные моменты для экономики и даже просто при негативных новостях в прессе о каком-либо банке начинается отток вкладов из него, что только усугубляет проблемы, – говорит вице-президент Международного банка Санкт-Петербурга Юрий Манулис. – Большинство банков, испытывавших проблемы в кризис (многие из которых в результате перешли под контроль АСВ), сталкивались в конце 2008 года с проблемой оттока вкладов в размере 15% и более».

С другой стороны, таким рискам более всего подвержены небольшие организации, уровень доверия населения к которым невысок. Тогда как крупные банки, в том числе с госучастием, считают вероятность массового изъятия средств гражданами с их депозитов весьма низкой. Кроме того, в стабильность депозитного рынка вносит лепту система страхования вкладов, согласно которой государством застрахованы все вложения объемом до 700 тыс. рублей. «Средства физлиц хороши тем, что, как правило, это большое количество относительно небольших вкладов (за исключением состоятельных клиентов), что обеспечивает банку хорошую стабильность, – поясняет вице-президент, управляющий филиалом ВТБ24 в Санкт-Петербурге Михаил Иоффе. – Тем не менее наш банк делает ставку и на средства юридических лиц (предприятий малого бизнеса). По структуре привлеченных средств мы не планируем существенных изменений в обозримом будущем».

Однако, по признанию банкиров, при всей обоснованности системы страхования вкладов у нее есть серьезный недостаток: клиенты, зная, что не рискуют потерять средства, при выборе организации для размещения вклада зачастую ориентируются исключительно на величину ставки, не принимая во внимание надежность банка. На это и рассчитывали многие банки, когда предлагали высокие проценты по вкладам физлиц, пытаясь решить проблему ликвидности, возникшую в кризис. И если ранее ЦБ имел формальное право ограничивать их в ценовой политике по розничным вкладам, то с 1 января этого года регулятор его лишился. Впрочем, ЦБ все же велел территориальным подразделениям отслеживать процентную политику подопечных в индивидуальном порядке, и уже есть банки, чьи ставки по депозитам существенно превышают среднерыночные, которым рекомендовано их понизить.

«Воспользоваться отменой жесткого контроля со стороны ЦБ в первую очередь захотят средние и мелкие региональные организации, которые таким образом постараются отбить часть вкладчиков у крупных федеральных банков и решить свои локальные проблемы, – уверен начальник управления по сопровождению стандартных и пластиковых продуктов Санкт-Петербургского филиала Промсвязьбанка Алексей Попов. – Индивидуальный порядок контроля, скорее всего, будет введен для банков, находящихся в зоне риска, и не окажет решающего влияния на желание большинства „середнячков“ воспользоваться предоставленной свободой».

В этом году ожидать существенного роста депозитных ставок не стоит: в условиях высокой ликвидности дорогие депозиты – это непозволительная роскошь. Вклады физлиц, особенно срочные, всегда были дорогим инструментом для банков, а в ситуации, когда кредитные ставки снижаются в результате конкуренции, увеличивать стоимость пассивов более чем нелогично. По мнению самих банкиров, ставки по вкладам могут повыситься только в результате роста ставки рефинансирования ЦБ и инфляции. «В целом увеличение ставок возможно на 0,5-1% годовых, не более, так как финансовый рынок не может предложить достаточно надежные инструменты вложений с большей доходностью», – прогнозирует заместитель директора финансового департамента инвестиционного банка «КИТ Финанс» Анна Лёсина.

Юрлица вам в помощь

Один из путей дифференциации пассивной базы – расширение корпоративного бизнеса. В частности, привлечение юридических лиц на расчетно-кассовое обслуживание. Для любого банка это стабильный источник пассивов, размер которых увеличивается при росте клиентской базы, а такие клиенты менее подвержены паническим настроениям в периоды экономических спадов. «Оборотные средства на счетах юрлиц редко оформляются в платные договоры о неснижаемых остатках, так как им выгоднее вкладывать средства в развитие бизнеса, чем получать невысокий доход по депозиту. Соответственно, эти средства для банка фактически бесплатные», – рассуждает советник управляющего филиалом АКБ «Абсолют Банк» в Санкт-Петербурге Андрей Рублев.

Доля вкладов юридических лиц в банках Северо-Запада невелика: по данным ЦБ, за девять месяцев прошлого года в общем объеме привлеченных средств клиентов они составили 17%, тогда как вклады физлиц – 56%. И если последние продемонстрировали рост на 16%, то корпоративные депозиты уменьшились почти на 9%. Хотя, по свидетельству банкиров, их стоимость сопоставима с розничными вкладами. «Для дифференциации пассивной базы необходимо привлекать не только крупные компании с большими пассивами, но и достаточное количество небольших предприятий, которые смогут частично застраховать банки от риска потери ликвидности при выводе больших средств одним клиентом, – утверждает Анна Лёсина. – Если говорить о сроках привлечения, то долгосрочное финансирование, как правило, приходит от физических лиц и инвестиционных фондов, а юридические лица, вне зависимости от величины бизнеса и свободных денежных средств, размещают ресурсы на срок не более полугода».

Действительно, бизнес заинтересован в обороте средств, поэтому долгосрочное размещение, тем более под небольшой процент, ему неинтересно. Хотя есть и исключения. «Сегодня уже не вся ликвидность носит короткий характер. Многие корпоративные клиенты, ранее размещавшие в банке ресурсы до года, рассматривают депозиты на два года и более, – констатирует Юрий Манулис. – Во многом это связано с желанием получить фиксированную ставку на длительный период в условиях снижающихся рыночных ставок».

Мечта о безотзывности

Что касается срочности вкладов физических лиц, то, по информации ЦБ, в 2010-м доля депозитов сроком от года до трех лет составила 58% всего рублевого розничного привлечения банков страны, вклады до востребования – 16%. И хотя многие организации стремятся формировать долгосрочное фондирование за счет вкладов населения, это сопряжено с определенными рисками. В какой-то мере это следствие законодательных ограничений, ведь физическое лицо имеет право, в отличие от юридического, в любой момент отозвать срочный депозит (по ст. 837 Гражданского кодекса РФ). Уже не первый год идут разговоры о том, что необходимо на законодательном уровне рассмотреть вопрос о безотзывных вкладах (например, на базе сберегательных сертификатов), но эксперты признают, что это вопрос явно не ближайшей перспективы.

Трансформация срочности ресурсов – важная составляющая банковского бизнеса, и в условиях избыточной ликвидности ее возможности также расширяются. «Например, для трехлетней ссуды не всегда нужен трехлетний ресурс в полном объеме. Так как в большинстве случаев источники частичного погашения у заемщиков появляются раньше, для таких кредитов предусматриваются графики постепенного погашения. В результате средняя срочность длинного кредита оказывается намного меньше срока окончательного погашения», – объясняет Юрий Манулис.

Но если речь идет об инвестиционном кредитовании, сроки которого чаще всего более пяти лет, то, кредитуя такие проекты за счет коротких пассивов от физических лиц, банки рискуют нарушить баланс срочности привлечения и размещения ресурсов. «Поэтому для долгосрочного финансирования чаще всего используют более дешевые и длинные пассивы, в частности средства акционеров, выпуск облигаций IPO, межбанковское кредитование», – замечает Андрей Рублев.

Конечно, помимо привлечения средств клиентов у банка есть и другие возможности пополнения пассивов. Например, для организаций с иностранным капиталом в качестве долгосрочного фондирования могут использоваться средства материнской организации, а под проекты переоборудования российских предприятий можно получить долгосрочное иностранное торговое финансирование при поддержке экспортно-кредитных агентств. «С окончательным восстановлением ситуации на финансовых рынках банкам вновь будут интересны как рублевые облигационные займы, так и заимствования за рубежом, – полагает Михаил Иоффе. – Причем если раньше они могли быть осуществлены только в валюте, то теперь не исключены и кредиты или займы, номинированные в рублях».

Каждый банк изыскивает возможности формирования длинной пассивной базы в зависимости от своей стратегии и статуса. Но проблема длинных денег в банковской системе России все еще острая и для многих организаций основным источником фондирования остаются средства населения. И здесь важно выработать взвешенную политику управления ликвидностью и срочностью размещаемых и привлекаемых ресурсов.     

Санкт-Петербург

В прошлом году вклады населения сроком свыше трех лет составили 8% всего объема средств физлиц, привлеченных банками РФ
Объемы вкладов населения в банках СЗФО за девять месяцев прошлого года выросли на 16%

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №8-9 (505) 28 февраля 2011
    Развитие регионов
    Содержание:
    Смена декораций

    Нефтяные регионы Северо-Запада в 2010 году остались в стороне от экономического подъема. Локомотивом роста стало машиностроение

    Реклама