Умные и быстрые

Спецвыпуск
Москва, 14.03.2011
«Эксперт Северо-Запад» №10 (506)
Посткризисная стратегия развития Вологодской области, по мнению Леонида Иогмана, должна выстраиваться на четкой разработке инновационных проектов и их своевременной реализации

Фото: архив «Эксперта С-З»

Первый заместитель губернатора Вологодской области Леонид Иогман – давний адепт проектного менеджмента. По его мнению, экономическое развитие отдельно взятой территории ничем не отличается от реализации стандартного бизнес-плана: есть базовые условия, есть цель, которой нужно достичь благодаря сопутствующим факторам. В одном из интервью Иогман так объяснил свою приверженность: «Для действительно серьезной по глубине и последствиям модернизации нет ресурсов. Людей квалифицированных и мотивированных в достаточном количестве еще нет, времени уже нет, а денег свободных и неприкаянных не было и не будет. Поэтому необходимо сделать ставку на проектный менеджмент».

Часики тикают

– Ваши взгляды на стратегические и тактические планы проектного развития не изменились?

– Нет, взгляды не изменились, мы по-прежнему делаем ставку на проектный менеджмент и даже усиливаем это направление. Для тотальной модернизационной волны мероприятий ресурсов недостаточно. А часики, отпущенные нам на своевременное экономическое развитие, тикают, поэтому, кроме проект-менеджмента, способов гарантировать стабильное и качественное развитие территории не остается.

Проектный менеджмент – это, во-первых, конкретная постановка измеримых целей и задач проекта, четкое определение его рамок: что будет включено, что – нет. Во-вторых, это реалистичное планирование проекта в целом, а также постоянное уточнение планов реализации, оценка рисков и выработка стратегии управления ими. В-третьих, понятие команды проекта как коллектива сотрудников, совместно отвечающих за исполнение проектов, четкое и взаимосвязанное планирование работ каждого члена команды, его ориентированность не только на точное исполнение своих обязанностей в рамках проекта, а в первую очередь на общий результат. И последнее – полная отчетность по проекту в целом (а не по отдельным составляющим его реализации) и тщательный контроль качества и промежуточных продуктов, и окончательных результатов проекта.

– Есть ли уже результаты, подтверждающие правильность сделанной вами ставки?

– Он реально срабатывает, потому что, как показала практика, мыслить реальными проектами заставить можно даже чиновника, как это ни забавно. Если четко объяснить, что есть начало проекта, есть его бюджет, есть конец проекта, что вот это – некий промежуточный вариант, даты, по которым, по мере того как ты справляешься, реализуешься, можно вести коррекцию, как идет проект, то получается достаточно эффективно. Если посмотреть на наши последние проекты, они по этой логике и развиваются. К примеру, опыт создания и реализации комплексного инвестиционного плана модернизации города Сокол подтвердил, что если система проектного менеджмента отстроена, то все получится.

– Сокол – типичный моногород. Учитывая дискуссию, которая развернулась вокруг судьбы российских моногородов (и большинство перспективных оценок наделены высоким уровнем пессимизма), как удалось стабилизировать ситуацию в Соколе?

– В Соколе значительная часть населения трудится на целлюлозно-бумажном и деревообрабатывающем комбинатах. В числе основных проблем, сдерживающих развитие города, – высокая степень моноструктурности экономики, технологическая отсталость градообразующих предприятий, неразвитость системы инфраструктур, высокий уровень безработицы.

Для решения этих проблем правительством области совместно с местными органами власти был разработан комплексный инвестиционный план модернизации Сокола, признанный на федеральном уровне одним из лучших. Он содержит четыре ключевых направления: развитие и поддержка малого и среднего предпринимательства, проведение капитального ремонта многоквартирных жилых домов, создание индустриального парка «Сокол», модернизация объектов коммунальной инфраструктуры. На реализацию мероприятий этого плана в прошлом году выделено 953 млн рублей, в том числе 843 млн – из федерального бюджета.

В создание индустриального парка «Сокол» направлено 136,5 млн рублей – 14,3% общего объема финансирования (953 млн рублей). В индустриальном парке предусматривается размещение 10-15 малых и средних предприятий. В парке идет строительство первого предприятия – лесоперерабатывающего завода «ЗемляРесурс», объем инвестиций по проекту – 1,1 млрд рублей. Создано около 60 рабочих мест, после выхода на проектную мощность их число увеличится до 300.

В перспективе на территории парка планируется размещение производств, ориентированных на производство домов модульного домостроения, развитие деревообработки и производство биотоплива, сборку и сервисное обслуживание домов, производство мебели и фурнитуры. В свою очередь, в результате поддержки малого и среднего бизнеса (предоставление грантов, субсидирование процентной ставки по кредитам, субсидии по лизинговым платежам) сохранено и создано около 400 рабочих мест. Все эти меры привели к тому, что численность безработных в Соколе к концу 2010 года снизилась в 2,2 раза.

Не стать придатком

– Почувствовали ли вы на примере экономики региона, что кризис закончился? Какие меры принимает Вологодская область, чтобы минимизировать последствия этого кризиса?

– Я не уверен, что глобальный кризис закончился. Несомненно, есть позитивные тенденции к росту цен и объемов продаж как на внутреннем, так и на внешнем рынках в металлургическом, химическом и лесопромышленном комплексах. Однако ситуация еще далека от стабильной. Проблемы с национальным долгом США и ряда стран Евросоюза могут отрицательно сказаться на потребительской уверенности и привести к замедлению роста как мировой экономики, так и российской. Уровень накопленного мировой экономикой долга никогда не был настолько высок, так что реабилитационный период займет не один год.

Если вспоминать, то уже в сентябре 2008 года у нас в правительстве были готовы план действий «А» и план «Б» на случай кризиса. В октябре они уже были развернуты в конкретные мероприятия. Мы просто почувствовали приближение кризиса еще в июле по абсолютно истеричному всплеску цен на нашу основную продукцию: металл, древесину, химические продукты. После этого цены рухнули и продажи прекратились. Поэтому больших неожиданностей не было. Более того, все рабочие гипотезы оправдались и сейчас можно говорить, что, в принципе, большинство наших действий были правильными и своевременными. То есть использован весь диапазон – от форвардных закупок до товарных интервенций. И это сработало по подавляющему большинству отраслей и секторов экономики.

– Эти мероприятия так и останутся антикризисными, вы про них уже забыли?

– У нас было три группы мероприятий. Первая – меры, принимаемые в пожарном порядке: оптимизировать бюджетные расходы, не допустить кризиса неплатежей, обеспечить продовольственную безопасность. Вторая группа мер рассчитана на среднесрочный диапазон действий – два-три года, и в 2011-м либо в следующем году мы заканчиваем реализацию этого плана: стабилизация рынка труда, поддержка реального сектора экономики с особым упором на лесопромышленный и агропромышленный комплексы.

Самая важная группа – третья, где консолидированы все наши стратегические прогнозы: долгосрочные мероприятия, связанные с развитием инфраструктуры. С кризисом они напрямую не связаны, просто он лишний раз показал, что мы делали и делаем правильно, а где допустили ошибки. Здесь нужно подкорректировать, здесь – убавить оптимизма, а вот тут – наоборот, этого оптимизма добавить.

Можно с уверенностью сказать: «страшилок» было больше, чем оказалось в действительности. Основные задачи, которые ставились перед правительством области в рамках антикризисных мероприятий, мы выполнили.

– Какие уроки извлечены из кризиса?

– Финансовый и экономический кризис в известной мере заставил нас действовать более рационально, применять новые технологии (например, того же энергосбережения), заниматься оптимизацией производства, повышением качества персонала, переподготовкой кадров. Все это настраивает на то, чтобы выйти из кризисного периода с иным обликом, более зрелыми и с лучшими перспективами развития.

Мы прекрасно понимаем один очень важный момент. Это действительно непростой анализ, связанный с честным и критичным отношением к себе. Вологодская область до кризиса входила в число крупнейших субъектов РФ по объему производства промышленной продукции. Не могу сказать, что во время кризиса регион значительно растерял позиции – он остался на лидирующих ролях. Но появилось четкое понимание того, что если мы не изменим структуру экономики, не будем применять проектный менеджмент (я бы даже сказал, мегапроектный менеджмент), то нас ждут не очень хорошие перспективы после 2020 года. Мы станем обычным индустриальным придатком крупных агломераций, я имею в виду Москву и Петербург. Уже идет процесс вывода из этих городов неэффективных, экологически грязных производств на периферию, и перед нами два пути. Либо согласиться с тем, что мы всего-навсего придаток, либо найти иной путь собственного развития.

Простая формула

– Предлагаете организовать движение сопротивления столичным капиталам?

– Сопротивления этому не надо вообще никакого, сопротивление – вещь тупиковая. Надо предлагать другую модель. Опять возвращаемся к проект-менеджменту. Мы приняли стратегию, начали ее реализовывать. Стратегий развития в мире принимается множество: через два года наступит всеобщее счастье у всех и сразу. Мы говорим: нет, счастья не будет через два года, а если и будет, то не у всех. А только у действительно умных и быстрых.

В нашей стратегии это называется инновационным сценарием. Тема новая, но тем не менее. Усиливается инновационная составляющая в поддержке предпринимательской деятельности. Приоритет будет отдаваться субъектам малого и среднего бизнеса, производящим инновационные товары, осуществляющим инновационные работы или оказывающим инновационные услуги. Их работа должна заключаться в практическом применении результатов интеллектуальной деятельности. Это производство «умных» продуктов, «умных» управленческих решений и развитие «умного» и быстрого человеческого капитала. По сути, это построение «умной» экономики – формула простая, на мой взгляд, до безобразия.

Элементы производства сами по себе, может быть, и не новы, но их совокупность начинает срабатывать как продукт инновационный. «Умными» продуктами могут быть «умные» минеральные удобрения, «умный» металл с заданными свойствами, которые включаются при заданной температуре, «умные» молочные продукты, «умные» дома с «умной» энергетикой.

– Производство «умной» продукции способно стать потенциальным лидером в экономике региона?

– Нам вообще хотелось бы стать еще более привлекательными в инвестиционном плане. Возможностей – на 360 градусов: куда пальцем ни ткни, везде они есть. Чем Вологодская область привлекательна? У нас спокойно, невысокие трансакционные издержки. Я знаю, что сюда мигрировали несколько достаточно крупных проектов из мегаполисов (издержки меньше).

Есть брендовая поддержка, потому что для компаний, которые работают в сфере производства продуктов питания, у нас существует дополнительное брендирование (знак «Настоящий вологодский продукт»), которое повышает ценность для потребителя. В среднесрочной перспективе мы должны обеспечить выпуск биопродукции (биомолочной продукции, биогастрономии, биосыров, биомасел, сухих биозавтраков, супов и соусов), ориентированной на российский рынок. При этом понятно, что специфика нашего аграрного сектора – молочное производство. В этом есть стратегический смысл: в производстве мяса мы вряд ли будем конкурентоспособны по сравнению с южными регионами страны, где больше теплых солнечных дней в году. Это не только затраты на теплоэнергетику, но и количество ультрафиолета, которого южные коровы получают больше по сравнению с вологодскими.

В промышленности области лидером мы считаем развитие домостроения. При этом необходимо осуществить «перезагрузку» действующих программ гражданского строительства в рамках перехода на новый технологический базис. Особую актуальность приобретают использование современных технологий, высокая скорость монтажа жилых домов. Также делаем ставку на льняное производство, транспортное машиностроение, индустрию гостеприимства.

– Какова ситуация с финансированием проектов, насколько успешна поддержка местных производственных предприятий региональными банками?

– Банковский сектор обладает достаточной ликвидностью для финансирования инвестиционных проектов. Постоянное и активное взаимодействие правительства области, предприятий и банковского сообщества создало условия для выстраивания стратегии на основе постоянного движения банков навстречу клиентам. У финансовых учреждений есть возможность снижать ставки и создавать более лояльные условия кредитования для малых предприятий – достаточно лишь грамотно рассчитать свои силы и правильно использовать механизмы государственной поддержки.

Большую ставку мы сделали на государственно-частное партнерство (ГЧП). Сделаны важные шаги: сформирован региональный центр ГЧП, принят соответствующий областной закон. Эти два базовых шага позволят решать вопросы совместной реализации программ типовых проектов ГЧП, создания условий для их реализации и получения финансирования в банках. 

Вологда – Санкт-Петербург

Структура промышленности в 2010 году
Индексы производства, 2010 год к 2009-му, %
Экспортные цены на черные металлы, долларов за тонну

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№10 (506) 14 марта 2011
Градостроительство
Содержание:
Стратегия заплаток

Корректировка Генплана Санкт-Петербурга может быть импульсом к широкому профессиональному обсуждению и выработке полноценной стратегии развития Северной столицы. Городским властям, похоже, это не нужно

Реклама