С чистого листа

18 апреля 2011, 00:00
  Северо-Запад

Банки Северо-Запада намерены начать новую жизнь – оставить на втором плане решение кризисных проблем и приступить к внедрению посткризисных стратегий изменился, и банкиры вынуждены

Если в прошлом году задачей-максимум для банков было добиться роста портфеля, то теперь многие озабочены его диверсификацией. Рынок кредитования серьезно выходить в новые для себя ниши и искать альтернативные пути увеличения доходности. Вопросам адаптации бизнеса к посткризисному рынку был посвящен круглый стол «Эксперта Северо-Запад», на котором собрались топ-менеджеры ведущих банков Северо-Западного федерального округа.

То, что банковский сектор перешел в фазу посткризисного развития, сомнений у игроков рынка не вызывает. Рост объемов бизнеса в 2010 году зафиксирован у всех банков – участников круглого стола, параллельно снижалась доля просроченной задолженности, и к концу года кредитные организации сократили объемы резервирования.

Темпы роста кредитования в прошлом году были весьма умеренными, и вполне справедливо утверждение, что двигал рынок потребительский сектор. «В 2010 году рынок кредитования частных клиентов ожил. Конечно, еще рано говорить о докризисных показателях, но мы не ожидали такого роста, – признается вице-президент, управляющий филиалом Банка ВТБ24 в Санкт-Петербурге Михаил Иоффе. – Рынок восстанавливается семимильными шагами. Важно и то, что поднимается малый и средний бизнес (МСБ), сильнее всего пострадавший от кризиса. Во второй половине года мы начали наращивать объемы кредитования в этом сегменте».

Сервисный вызов

В корпоративном сегменте также отмечалась положительная динамика, но восстановление было медленным. В числе сдерживающих факторов – консервативная кредитная политика предприятий, узкий круг надежных клиентов и неготовность банков идти на риски. Рынок фокусировался на организациях, генерирующих стабильный финансовый поток и имеющих возможность продемонстрировать приемлемую отчетность. В большинстве случаев это компании, так или иначе связанные с реализацией госпроектов. В результате конкуренции за таких заемщиков ставки упали почти до минимума и, как следствие, снизилась процентная маржа.

Банкиры не ждут кардинальных изменений в сегменте крупных заемщиков и в 2011 году. «Кризис закончился, но его глубинные причины не устранены. В частности, остается негативное влияние усиливающейся монополизации как в банковской системе, так и в промышленности, – размышляет заместитель председателя правления банка „Александровский“ Сергей Иванов. – Предприятия продолжают объединяться в группы и концерны, создают холдинги. В результате сужается конкурентное поле и на первый план выходит не бизнес-мотивация, а подход, основанный на неких политических решениях или решениях на уровне руководства холдинговых структур».

Крупные холдинги ведут централизованную финансовую политику – основные решения принимаются в головных структурах, которые чаще всего располагаются в Москве. Соответственно, и кредитные сделки, и расчетные операции проводятся через центральные офисы крупных федеральных банков, что сужает и без того небольшой круг заемщиков региональных кредитных организаций.

Есть все основания полагать, что в этом году конкуренция по ставкам на рынке уйдет на второй план. Во-первых, Центробанк уже повысил ставку рефинансирования, что служит предпосылкой для увеличения стоимости кредитных ресурсов. Во-вторых, в прошлом году ставки снижались вследствие конкуренции, и тон здесь задавали госструктуры (в итоге по многим продуктам разница в ставках составляла до 0,5%). Теперь одним из главных инструментов в борьбе за клиента должен стать сервис. Нельзя утверждать, что данный факт – открытие для рынка: по сути, кредитные организации декларировали стремление к улучшению сервиса и в предыдущие годы. Настало время наконец перейти от слов к делу. «И до кризиса банки старались совершенствовать сервис и технологии, просто сегодня эта задача стала более явной, потому что идет борьба за качественного заемщика, – подтверждает вице-президент банка „Глобэкс“ Виталий Филиппов. – Снижается процентная маржа, и банкам необходимо наращивать комиссионные доходы. А это возможно в том числе и путем предоставления сервисных услуг. Кроме того, отечественных банкиров подстегнет предстоящее вступление России во Всемирную торговую организацию. Мы должны предложить такой сервис, чтобы наш клиент остался клиентом российских банков».

Посткризисная примерка

Хотя уровень просроченной задолженности в банковской системе СЗФО снижается, остаются ссуды, в том числе и реструктуризированные, которые в перспективе могут обернуться проблемами. «Конечно, по сравнению с 2008-2009 годами ситуация с просрочкой в прошлом году была спокойной. Стабилизация заключалась отчасти в том, что выявлены основные проблемы, составлены планы по работе с ними, откатаны технологии. Но трудности подобного масштаба не решаются быстро, а если так и происходит, то либо это большое везение, либо имел место значительный дисконт, – отмечает директор управления кредитных продуктов Северо-Западного банка Сбербанка РФ Сергей Евдокимов. – Если говорить о средних и крупных компаниях, то у каждой своя динамика выхода из кризиса и свой посткризисный груз. Одним удалось сохранить хорошую кредитную историю – на таких предприятиях текущая ситуация понятна, их можно безбоязненно кредитовать. Но есть заемщики, которые окончательно не оправились. У нас до сих пор есть разделение клиентов на зоны, которые условно можно назвать „светофором“: зеленая, желтая, красная. Не могу сказать, что подавляющая часть клиентов находится в зеленой зоне, многие все-таки еще в желтой. Это не означает, что у них серьезные проблемы, но банк вынужден за ними наблюдать».

Работу с «плохими» долгами существенно затрудняет несовершенство судебно-исполнительной системы. В кризис все банки столкнулись с инициацией судебных процессов, связанных с проблемными долгами и с тем, как судебные решения исполняются. «Очень сложно, даже если решение суда принимается в пользу банка, добиться его исполнения. У многих это получается, но это сродни подвигу, – замечает Сергей Иванов. – Через непродолжительное время мы вновь столкнемся с подобными проблемами и будем наступать на те же грабли».

В течение прошлого года банкам необходимо было адаптировать свои подходы к рискам и примерить их к новому рынку: с одной стороны, жизненно важно было наращивать портфель, с другой – после кризиса аппетит к рискам заметно поубавился. Банкиры прошли своеобразную школу жизни, и в этом году при оценке заемщиков многие уроки будут учитываться.

«До кризиса ни у кого не возникало потребности в создании подразделений для сбора просроченных задолженностей. А их можно было создавать раньше, как и изучать технологии этой работы. С другой стороны, зачем финансировать подобное подразделение, если уровень просрочки минимален? Но когда она стремительно растет, за один день такой отдел не соберешь, – рассказывает Михаил Иоффе. – Мы нашли некую золотую середину – создали управление, которое работает с просрочкой, отточили технологии и процессы взаимодействия с судебными органами, адвокатскими организациями, коллекторами. И в целом в этом отношении банки выглядят уже более профессионально».

Изменился и подход к залогам. Кроме того, что очевидные промахи, такие как прием в качестве обеспечения низколиквидных активов, банкиры уже не повторяют, скорректирован процесс оценки имущества. Теперь мало кто удовлетворяется экспертизой оценочной компании, и это касается даже недвижимости, которую раньше банкиры воспринимали как почти беспроигрышный вариант. Да и само значение залога несколько снизилось: приоритет – за качественными источниками погашения и возможностью компании генерировать денежные потоки.

В кризис были и объективные сложности, против которых банки почти бессильны. «Например, массовые преднамеренные банкротства, – вспоминает Сергей Иванов. – Когда банковские работники оценивают риски, они используют определенные источники, анализируют балансы и залоги. Но никто не прогнозирует того, что клиент выведет активы, найдет искусственных кредиторов на миллиарды рублей, которых в одном квартальном балансе не было, а в следующем они появляются. И эти кредиторы из оффшорных зон вдруг становятся основными кредиторами банкротящегося предприятия. Законодатель высказался по поводу преднамеренного банкротства, но пока не конкретно».

Дело за малым

Этот год – время внедрения новых стратегий на банковском рынке, ведь кредитные организации с учетом кризисных уроков пытаются найти новые направления развития и занять перспективные ниши на изменившемся рынке. Один из ярких трендов – готовность банков работать в сегменте малого бизнеса. На это их подвигают дисбаланс в структуре портфелей, который образовался в результате перекоса в сторону крупных заемщиков, и большая емкость рынка предприятий МСБ. «Мы образно отсекаем тот проблемный портфель, который у нас был до 2008 года, и начинаем жить по-новому, учитывая опыт прошлых лет, – объясняет советник управляющего филиалом Абсолют Банка в Санкт-Петербурге Андрей Рублев. – Принята новая стратегия, в рамках которой будет уделяться больше внимания малому и среднему бизнесу, потому что это наиболее коммерчески прозрачный для европейских банкиров конкурентный продукт. Второе направление – это розница: ипотечное и автокредитование».

Активно в работу с МСБ включился Сбербанк, об интересе к этому сегменту и первых шагах для его развития заявил «Глобэкс», в отдельное направление работу с компаниями, имеющими годовой оборот до 5 млн долларов, выделил Альфа-Банк. «К концу года планируем удвоить количество клиентов именно в этом сегменте, – поделилась начальник управления массового бизнеса филиала „Санкт-Петербургский“ Альфа-Банка Яна Шепелева. – Ни для кого не секрет, что средний доход от работы с небольшими компаниями и индивидуальными предпринимателями не очень велик, поэтому одна из наших стратегических задач – увеличение комиссионных доходов в данном сегменте. Добиться этого можно как увеличивая клиентскую базу, так и наращивая среднюю доходность с одного клиента за счет комплексного предложения услуг. И мы рассчитываем, что к концу года треть комиссионного дохода нашего корпоративного бизнеса будет обеспечивать именно массовый сегмент».

Казалось бы, что мешало банкам и ранее уделять внимание малым компаниям? В принципе, многие кредитные организации выражали готовность кредитовать МСБ, но на практике предпочитали концентрироваться на крупных сделках – более доходных и менее затратных в обслуживании. «Обращение к малому бизнесу в этом году – определенный виток в развитии банковского рынка, – уверен Михаил Иоффе. – И розничным кредитованием теперь стремятся заниматься гораздо больше банков, чем ранее. Сегмент малого бизнеса стал вполне конкурентным полем. Тем более что для него приоритетны сервис и скорость обслуживания, а уже потом – ставки. Пытаться выигрывать за счет снижения стоимости нелогично: это уже псевдоконкуренция, так как ставки по кредитам для таких заемщиков варьируются в пределах десятых процента».

Стремление в МСБ опять же стимулирует банки серьезно заняться сервисом, ведь для этой категории заемщиков он имеет первоочередное значение. Малый бизнес мобилен, его потребности в финансировании более волатильны и менее прогнозируемы, поэтому ждать решения по кредиту два-три месяца такой клиент не будет. «Работа с малым бизнесом предполагает иную идеологию, новые технологии, скорость. Это не крупный проект, когда можно несколько месяцев изучать условия его реализации и источники финансирования, – признает Сергей Евдокимов. – Но с этим сегментом нужно работать, в результате мы получаем достаточно диверсифицированный портфель, который дает стабильный доход. Кроме того, клиенты этого сегмента весьма дисциплинированны».

В свете этого тренда можно ожидать роста розничных сетей банков, который может происходить двумя путями. Либо это открытие точек продаж с нуля, либо, как поступил Альфа-Банк, присоединение корпоративной сети к розничной. «Для массового сегмента очень важна доступность и близость. У таких клиентов (мы их называем „первый этаж жилых помещений“) – предприятий сферы услуг, общепита, торговли – есть потребность соприкосновения с банком с точки зрения внесения денег, обналичивания и т.д., – рассуждает Шепелева. – Они не поедут на другой конец города для проведения этих операций, даже если им предложат самые шикарные условия и отменят комиссию».

Те же кредитные организации, которые не готовы плести широкие розничные сети, продолжат концентрироваться на средних и крупных компаниях. «Сохранится жесточайшая конкуренция в сегменте крупнейших и крупных клиентов, в том числе путем демпинга и ценовых условий», – предполагает Рублев. Именно поэтому банкам необходимо диверсифицировать клиентскую базу в сторону мелких ссуд, привлекая средних и малых заемщиков сервисом.

А качественный рывок позволит продвинуться в решении других важных для рынка задач – удержать маржу и нарастить комиссионные доходы. Не избалованный демпингом небольшой клиент не столь придирчив к ставке, так что кредитовать на грани рентабельности не придется. Кроме того, высокий уровень сервиса в плане как обслуживания, так и технологических возможностей для оказания широкого спектра услуг позволит нарастить доход с одного клиента.   

Санкт-Петербург