Укажите сорняку место

Пятый угол
Москва, 25.04.2011
«Эксперт Северо-Запад» №16-17 (512)
Купировать рост ксенофобских настроений становится все сложнее

В минувшую среду директор Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский уволил руководителя своей пресс-службы Константина Полторанина. Тот в интервью русской службе BBC неожиданно заявил, что «на кону выживание белой расы» и отношения с выходцами из других стран следует выстраивать так, чтобы «смешение кровей шло в правильном режиме». А двумя днями ранее Мосгорсуд запретил деятельность Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), признав его экстремистским. Что, впрочем, не помешало лидерам ДПНИ объявить о планах создания новой подобной организации, причем даже более мощной.

Национализм проникает в умы россиян невероятными темпами. Согласно январскому опросу Левада-центра, лозунг «Россия – для русских» полностью поддерживают 15%, еще 43% говорят, что его надо претворять в жизнь, но в разумных пределах. Общее число так или иначе поддерживающих эту идею достигло 58%. Столь высоким данный показатель был лишь в начале 2001 года, то есть вскоре после окончания горячей фазы второй чеченской войны.

Закрывать на это глаза и дальше власть просто не имеет права. Кто еще полгода назад мог предположить, что название центральной площади российской столицы станет нарицательным и что от слова «Манежка» мы будем вздрагивать? Кто еще неделю назад мог подумать, что чиновник достаточно высокого ранга заговорит о спасении белой расы? Причем чиновник ведомства, в функции которого, помимо прочего, входят помощь мигрантам (разумеется, легальным) и содействие их ассимиляции.

Процесс над ДПНИ, как утверждают следившие за ним наблюдатели, был скорее политическим, чем юридическим. Что объяснимо: раз случилась Манежка, то кто-то должен понести за это наказание. Хотя уже хорошо известно, что лидеры ДПНИ не были причастны к выводу молодых людей на улицу. Это произошло спонтанно, благодаря интернету и сарафанному радио. В противном случае организаторы побоища давно были бы привлечены к ответственности. Но пока задержаны шесть человек (причем последний – буквально на днях), имена которых широкой публике ни о чем не говорят. Националисты как националисты, не более того. Вполне рядовые. Просто на видеозаписях, попавших в руки полиции, кто-то из них овладел мегафоном, кто-то засветился в чем-то другом.

Российские власти явно не понимают, что случилось 11 декабря на Манежке. Они бы, возможно, и попытались установить диалог с зачинщиками, но не знают, с кем. А в преддверии нового избирательного цикла властям от этого тревожно вдвойне. Зачистка националистических движений проблему не решает. Во-первых, никакие движения и общественные организации в выборах у нас давно не участвуют – для этого нужна партия. Во-вторых, запрет той или иной националистической организации не отменяет благодатной почвы для лозунгов вроде «Россия – для русских»: наплыв приезжих из Средней и Юго-Восточной Азии усиливается, дотации федерального центра в бюджеты республик Северного Кавказа достигают астрономических цифр, и т.д., и т.п.

Решить столь сложную проблему, как рост внутренней и внешней миграции, до думских выборов, разумеется, не удастся. Остается одно – выделить националистам (или хотя бы наиболее респектабельной их прослойке) некий легальный рупор. В этом и заключается одна из сложнейших головоломок для кремлевских политтехнологов – какой из партий можно доверить заигрывание с националистами? Если бы Кремль в середине 2000-х годов не закрыл проект под названием «Родина», вопрос бы отпал сам собой. Но пить боржоми уже поздно…

«Единая Россия», КПРФ, «Яблоко» и «Правое дело» подобного себе не позволят. Несмотря на название, вряд ли на такую сделку с Кремлем пойдут и «Патриоты России». Лучше всех с ролью политика, способного канализировать настроения ксенофобов, справился бы Жириновский, умело разыгрывающий эту карту последние лет двадцать. Но лидер ЛДПР не молодеет, а его электорат, как ни парадоксально, наоборот. Об этом свидетельствуют данные социологов. Среднее и старшее поколение Жириновскому верит все меньше, а вот молодежь охотно голосует. «Он же прикольный», – объясняют молодые люди свой выбор, поскольку не видят в стране другого столь же яркого политика. Но нужно понимать, что доверить Жириновскому националистическую карту – значит загнать проблему вглубь, активно подпитывать живительной влагой ростки бытовой ксенофобии в неокрепших молодых умах.

Вариант номер два – «Справедливая Россия». Не случайно ряд политологов заговорили, что, неожиданно покинув пост лидера партии, Сергей Миронов расчистил по просьбе Кремля место для экс-главы «Родины» Дмитрия Рогозина, который является спецпредставителем президента в НАТО. Но в таком случае «Справедливая Россия» неизбежно лишится огромной части своих избирателей, прежде всего – недовольных властью представителей интеллигенции. Соответственно, возникает опасность, что после выборов кремлевский проект «второй ноги власти» придется похоронить. Цена вопроса становится, пожалуй, чересчур высокой.

Вот и все. Других зарегистрированных партий в стране нет. Между тем Европа, переживающая не меньший всплеск возмущения коренного населения засильем мигрантов, ничего не канализирует. Неделю назад на парламентских выборах в Финляндии третье место заняла партия «Истинные финны», недовольная тем, что с открытием границ в страну хлынуло слишком много иностранцев. По сравнению с прошлым созывом она будет контролировать не пять, а целых 39 из 200 депутатских мандатов. Периодически националистические партии добиваются прорыва на выборах во Франции, в Австрии, Голландии и других странах ЕС. И трагедии в этом ни разу не было: на следующих же выборах политический маятник, как правило, отбрасывал такие партии назад.

Отличие России от Европы в том, что у наших западных соседей политическая поляна засеяна самой разной флорой. А наша, наоборот, зачищена настолько, что не осталось ни одного деревца, к которому можно было бы подсадить сорняк.

У партнеров

    Реклама