Вотум недоверия безрассудству

Тема недели
Москва, 25.04.2011
«Эксперт Северо-Запад» №16-17 (512)
Новому правительству Финляндии придется корректировать отношения с Евросоюзом и ужесточать иммиграционную политику

Фото: Reformatorisch Dagblad

Главной сенсацией прошедших парламентских выборов в Финляндии стал результат «Истинных финнов» – партии, которую по традиции называют популистской и националистической. Она заняла на выборах третье место, лишь немного уступив политическим тяжеловесам – консерваторам и социал-демократам. Результат продемонстрировал разочарование многих граждан внешней и внутренней политикой государства, прежде всего – в отношении Европейского союза. Хельсинки, который всегда считался передовиком евроинтеграции, больше не доверяет политике Брюсселя и отказывается платить по чужим долгам. А финский налогоплательщик не желает выворачивать карман для социальной помощи иммигрантам.

Поэтому неудивительно, что вирус правого радикализма, которым давно больна Европа, заразил и ее северные окраины. Победить радикалов в условиях демократии можно единственным способом – постараться услышать простого человека и заручиться его поддержкой. Но вместо выработки прозрачной общеевропейской политики (например, иммиграционной) правительства многих стран в пожарном порядке реализуют показные меры в ущерб своим соседям. Чем подрывают уже достигнутые евросоюзовские договоренности и добавляют очки праворадикальным движениям.

Тимо у Мари украл мандаты

Сюрприз на выборах прогнозировался задолго до голосования. «Истинные финны» стремительно набирали популярность – рейтинг партии, до этого лишь баламутившей устоявшуюся политическую жизнь, непрерывно рос в течение последнего года. За этот период ее поддержка увеличилась на целых 10 процентных пунктов, при том что основные конкуренты довольствовались одним-двумя.

Теперь «Истинные финны» стали частью политического бомонда – им удалось провести в парламент 39 депутатов, увеличив свое представительство почти в восемь раз. А главным неудачником стала Партия центра, несмотря на то что именно центристы два срока подряд формировали коалиционные правительства. Лидер партии Мари Кивиниеми уже сообщила об уходе с поста, а правительственный блок сформирует возглавляющий консервативную Национальную коалиционную партию (НКП) Юрки Катайнен. «Мы можем сотрудничать с любой партией, если это позволят результаты выборов и ее политическая программа», – провозгласил самый вероятный кандидат на должность премьер-министра.

Консерваторам удалось увеличить депутатское представительство, социал-демократы сохранили свои позиции, а центристы и «зеленые», как показывают нехитрые расчеты, отдали добрую часть голосов избирателей «Истинным финнам». Политические оппоненты «истинных» сходятся в одном: Тимо Сойни и его команда стали выразителями общественного протеста, умело собрав голоса недовольных. Добившись рекордного результата в своем избирательном округе, харизматичный Сойни доказал, что является политиком национального масштаба.

Как считает глава политического департамента Социал-демократической партии Эса Суоминен, новых сторонников «Истинных финнов» можно условно разделить на три группы. К первой относятся выразители протестного мнения – единомышленники тех, кто в России прежде ставил галочку в графе «Против всех». Вторая группа – разочаровавшиеся сторонники левых партий, прежде всего «зеленых». Дело в том, что финские экологи – не только защитники природы, но и сторонники поликультурного общества, то есть толерантности по отношению к «понаехавшим» иностранцам. Наконец, «истинным» удалось достучаться до «спящего» электората – тех, кто раньше обходил избирательные урны стороной. На этот раз в парламентских выборах участвовало рекордное число граждан – свыше 70% имеющих право голоса.

Секретарь НКП Тару Туюнен также полагает, что избиратели поддержали «Истинных финнов» главным образом из чувства протеста. Она ссылается на результаты опросов, согласно которым примерно треть сторонников партии Сойни либо вообще не участвовали в предыдущих выборах, либо не помнят, за кого голосовали прежде. Лишь 14% избирателей «истинных» голосовали за них четыре года назад, а остальные – это либо пересмотревшие свои предпочтения, либо «проснувшиеся».

Будущая фракция «Истинных финнов» в парламенте также весьма неоднородна. Если сам Сойни называет свою команду «рабочей партией без социализма», то прежние депутаты местных советов позиционируются как защитники интересов «простых людей» – наемного персонала и мелких бизнесменов. Среди «истинных» немало тех, кто сделал своим коньком антииммиграционные лозунги. Например, депутат городского совета Хельсинки Юсси Хала-ахо претендует на пост министра по делам иммиграции. Он обещает ужесточить правила воссоединения семей и критически отзывается об иммигрантах из мусульманских стран. Ряды триумфаторов дополняют ветераны из Финской сельской партии – предшественницы «Истинных финнов». Этакая гремучая смесь из рабочих, крестьян, националистов и популистов.

Дезинтеграция на марше

Если абстрагироваться от нюансов, то «Истинные финны» сумели показать избирателям самые уязвимые места в политике традиционных партий. С трудом выбравшаяся из кризиса Финляндия должна срочно изыскивать сотни миллионов на помощь Португалии, хотя в прошлом уже подставляла плечо Ирландии и Греции. И это при том, что средний финн дольше работает и платит больше налогов, чем попавшие в кризис греки и португальцы. Поэтому Тимо Сойни сумел превратить парламентские выборы в референдум относительно евроинтеграции. «В свое время нам не дали проголосовать за евро, а теперь финский народ скажет свое слово на выборах», – пообещал лидер «Истинных финнов», ставший главным рупором евроскептиков. Он уверен, что антикризисные меры Евросоюза в корне ошибочны: Греции следовало объявить дефолт, а немецким и французским банкам – провести рекапитализацию. «Пришло время принять новый план. Все хотят избавиться от беспорядка в экономиках и на финансовых рынках. Однако федеративная государственная политика – неправильное решение. Политика должна учитывать суровые экономические закономерности», – настаивал Сойни, указывая на то обстоятельство, что в середине 1990-х годов Финляндия сумела создать конкурентную экономику без посторонней помощи.

Сойни утверждает, что углубление европейской интеграции противоречит национальным интересам страны, поэтому выступает категорически против какой-либо помощи Португалии. В этом вопросе его поддерживают социал-демократы, поэтому при любом партийном составе будущего правительства Юрки Катайнену предстоят трудные дискуссии о будущих отношениях Финляндии и ЕС. Консерваторы же всегда выступали за углубление сотрудничества с Евросоюзом, считая, что экономика маленькой Финляндии должна стать неотъемлемой частью большой экономики единой Европы. «Быть вне ЕС – все равно что обходиться без интернета», – заявил в свое время один из лидеров консерваторов министр иностранных дел Александер Стубб.

НКП выражает интересы большого и среднего бизнеса и прямо заинтересована в устранении барьеров на пути капитала и товаров. Сегодняшнее либеральное финское законодательство, например, не препятствует переносу производств в страны с более низким уровнем издержек – скажем, в Польшу или даже в Китай. А «Истинные финны», напротив, обещают взимать больше налогов с богатых и создавать преференции тем, кто создает рабочие места на родине. В этом также проявляется общность программ «истинных» и социал-демократов. «Нам следует заново договариваться с ЕС, и мы выдвинем много предложений. Если попадем в правительство, то станем участниками переговоров и, безусловно, не промолчим. Произойдет что-то новое, и это прекрасно, поскольку предыдущие соглашения не работают», – обозначил внешнеполитические приоритеты «истинных» их лидер.

Издание Financial Times привело письмо некоего Кари Руоконена, которое хорошо объясняет, чем руководствовались финны, голосовавшие за своих «истинных» защитников. «Я финский налогоплательщик, который платит одни из самых высоких налогов в Европе, ожидая выхода на пенсию в 63 года. Теперь мне говорят, что мой пенсионный возраст увеличится до 65 или даже до 67 лет, а моя налоговая ставка приблизится к уровню 60% дохода. Во время прошедших выборов я не голосовал за антиевропейскую партию „Истинные финны“. Однако я нахожу правильной их кампанию против финансовой помощи „менее фискально разумным странам“. В то время как финны исправно платят налоги, поскольку честность является основой общества, мне трудно понять необходимость отдавать свои налоги в помощь странам, которые в течение десятилетий систематически обманывали Европейский союз о своих экономиках и где уклонение от уплаты налогов стало национальным хобби. Почему я, как частное лицо, должен оказывать им финансовую помощь, работая до 65-67 лет и выплачивая огромные налоги, чтобы видеть, как мои деньги тратятся на поддержку стран, где на пенсию уходят в 58 лет, а налоги значительно ниже?» – задается риторическим вопросом Руоконен.

Возвращение к истокам

Комментируя результаты выборов, издание Helsingin Sanomat назвало «Истинных финнов» «политическим каналом для выражения враждебности». Действительно, «истинные» открыто заговорили и о другой наболевшей проблеме – о провале политики создания поликультурного общества. Прежде власти Финляндии, как и многих других государств Западной Европы, уклонялись от дискуссий с партиями и движениями, заявлявшими о необходимости защищать национальную идентичность от чужих культуры и традиций. Считалось неполиткорректным подсчитывать затраты на содержание беженцев и подвергать сомнению усилия по интеграции иммигрантов. В результате такой страусиной политики властей прежде считавшиеся маргинальными партии набирали популярность, формировали парламентские фракции и даже проходили в правительства. А системные партии, которые теряли голоса избирателей, спохватились слишком поздно, только когда радикалы «захватили» чуть ли не большинство западноевропейских государств.

Пока преждевременно говорить о формировании какого-либо «праворадикального интернационала», поскольку его представители имеют явно выраженный национальный колорит. Если «Истинные финны» требуют усиления роли государства во внутренней политике (для защиты «простого гражданина»), то Партия прогресса в Норвегии, напротив, ратует за снижение налогов и уход от социал-демократических принципов распределения. Их, однако, объединяет стремление резко ограничить иммиграцию, особенно из мусульманских государств. В Финляндии меньше иммигрантов, чем в соседних Скандинавских странах, но ее жители не остались безучастны ни к «карикатурному скандалу» в Дании, ни к столкновениям на этнической почве в шведском Мальмё, ни к массовому оттоку норвежцев из некоторых районов Осло.

Юрки Катайнен имеет все шансы стать премьер-министром Финляндии sever_512-513_pics Фото: архив «Эксперта С-З»
Юрки Катайнен имеет все шансы стать премьер-министром Финляндии
Фото: архив «Эксперта С-З»

Кроме того, во время кризиса при резко возросшей безработице финнов стали особенно раздражать получающие приличные социальные пособия беженцы, которые после получения вида на жительство спешат воссоединиться со своими родственниками, увеличивая тем самым социальную нагрузку на налогоплательщиков. Жители Суоми выступают не против иммигрантов, а против «бездельников и социальных иждивенцев», сидящих на шее налогоплательщиков. И вопрос о том, каким образом сделать так, чтобы в страну попадали лишь «достойные» иммигранты, стал более злободневным, чем обсуждение налогов и детских пособий. Простой лозунг «Финляндия – для финнов» (пусть и высказанный в обтекаемой форме) стал еще одним козырем защитников «простых людей» и «истинных ценностей».

А бывшие правительственные партии Суоми не смогли договориться между собой даже о новых, более жестких правилах воссоединения семей иммигрантов. Эту проблему логично было бы решать на общеевропейском уровне, но пока каждое из государств решает проблему наплыва беженцев, усилившегося после волны революций на Ближнем Востоке, самостоятельно и зачастую в ущерб соседям. Например, Франция фактически нарушает Шенгенские соглашения, когда ссаживает тунисских беженцев с поездов, следующих из Италии. Итальянцы упрекают другие европейские страны, включая Францию, в нежелании разделить с ними расходы на обустройство беженцев с Ближнего Востока. И французы, и итальянцы вынуждены действовать с оглядкой на своих правых радикалов, призывающих закрыть границы перед «понаехавшими». Поэтому дело оборачивается подрывом общеевропейских правил и директив. В итоге победителями выходят все те же радикалы – французский Национальный фронт и итальянская Северная лига. А девиз «своя рубашка ближе к телу», фактически провозглашенный «Истинными финнами», оказывается в такой ситуации более чем уместным.

Вынужденные приспособленцы

Президент Финляндии Тарья Халонен подчеркнула незыблемость демократических процедур, при которых требование перемен исходит от избирателей, а не уличных демонстрантов. «Взгляды победивших партий сильно расходятся, но результат голосования повлияет на ход вещей», – предсказывает глава государства. Юрки Катайнен также надеется на формирование широкой коалиции из трех крупнейших партий: «Это весьма вероятный вариант, который соответствует результатам выборов. Нам придется договариваться». Эксперты предупреждают, что переговоры о формировании правительства будут жестче и дольше обычного, ведь на кону не только проблемы Финляндии, но и судьба всего Евросоюза.

А Тимо Сойни успокаивает встревоженных обывателей по всей Европе: «Мы не экстремисты, так что можете спать спокойно». Скорее всего, ему придется забыть о слишком одиозных обещаниях вроде отказа от преподавания в школах второго государственного языка – шведского. Сойни совсем не хочет ссориться ни с властями дружественной Швеции, ни с представителями местной Шведской народной партии, которая входила во все послевоенные правительства Финляндии. Просто лидер «Истинных финнов» понимает неэффективность существующей системы преподавания шведского, в результате чего язык оказывается невостребованным большинством населения. Борец за народное дело не может спокойно смотреть на безрассудные траты пока еще единой европейской валюты.  

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама