Включить эмоции

Спецвыпуск
Москва, 30.05.2011
«Эксперт Северо-Запад» №21 (517)
Андрей Нелидов: «В стратегии развития Карелии, издревле называемой краем лесов и озер, неприменимы формальные тематические задачи»

Фото: ПРАВИТЕЛЬСТВО РК

Андрей Нелидов возглавил Республику Карелия летом прошлого года, собрал вокруг себя новую команду управленцев и обозначил основной экономический тренд региона – не формальное обрастание инвестиционными проектами и наращивание индекса промышленного производства, а качественное поступательное развитие с учетом интересов как бизнес-сообщества, так и жителей Карелии. В интервью «Эксперту С-З» Андрей Нелидов объяснил необходимость именно такого социально ориентированного подхода и выразил уверенность, что республика станет одним из центров инновационного развития России.

– Первый год после назначения на пост у любого руководителя уходит на изучение ситуации и постановку задач, во многом отличных от прежних. Насколько кардинальным оказалось изменение приоритетов в экономическом развитии Карелии?

– Кардинальным оно, конечно, не стало. На что опирается экономика региона, известно давно – горнодобывающая промышленность и лесопромышленный комплекс. Точки роста также очевидны – туристическая отрасль, сельское хозяйство, аквакультура, развитие приграничного потенциала. Поэтому если изменения и произошли, то скорее в тактике нового правительства. В него пришли новые люди с новыми идеями, в том числе по экономическому развитию Карелии. Возник неизбежный в таких случаях спор – какой должна быть республика.

Согласитесь, можно по-разному расставлять акценты и в зависимости от этого получать различные результаты. Например, дано: увеличить количество рабочих мест и собираемость налогов. Значит, прямой путь – строительство неограниченного количества заводов и фабрик, делать на территории Карелии а-ля уральская промышленная зона. Это будет, в общем-то, успешная с точки зрения региона экономика, но уже не Карелия. В стратегии развития республики, издревле называемой краем лесов и озер, неприменимы формальные тематические задачи. Нельзя быть только экономистами – в сухую логику жизни должна быть включена эмоциональная составляющая. Москва – столица, Санкт-Петербург – культурный центр. Общеупотребимые и, что более важно, общепринятые понятия. На мой взгляд, Карелия – всероссийский центр красоты. Словосочетание это еще не закрепилось за регионом окончательно, значит, нам есть куда стремиться.

Эстетичный тренд

– Если быть откровенным, под этот же бренд подпадают многие другие российские территории, тот же Горный Алтай или Камчатка…

– Да, замечание справедливо, поэтому предлагаю ограничиться европейской частью России. Здесь аналогов того, что есть в Карелии, не найти. Это богом данная возможность, ее надо учитывать. Вот это и есть духовная составляющая. Что еще? Сейчас наибольшее количество востребованных услуг – личное здоровье. Наступил период, когда россиянин начинает вкладывать деньги в свое здоровье. А у нас уникальная территория с точки зрения бальнеологии. Это доказанные научные факты. Есть места, где атомарный состав воды, воздуха и почвы совсем другой, и в эти места звери приходят лечиться, как в санаторий, а уходят здоровыми. Неизбежно приходит в голову мысль, что это данность, которую надо использовать если не в коммерческих целях, то хотя бы для человека.

Поэтому, выстраивая стратегию развития Карелии до 2020 года, мы решили, что республика прежде всего должна делать акцент на развитии бальнеологических и туристических центров. То есть сохранить красоту – главная цель, наверное. Но поскольку экономические задачи все равно надо решать, попытаться извлечь из этой красоты выгоду, туризм – выгодное мероприятие с точки зрения занятости людей, он имеет синергетический эффект: как только появляется туризм, сразу создаются услуги, востребованные туристом. Это малые предприятия, но тем не менее в процессе оказывается задействовано огромное количество людей. Это очень важно.

– Но красота и пополнение бюджета – понятия с разной эмоциональной окраской. Сможет ли прокормить республику новый, «эстетичный» тренд?

– Выбор основной задачи не означает, что надо бросить все остальное, прекратить строить заводы и заниматься только туризмом. На одном туризме в России, да и в мире в целом, живет немного регионов, да и по территории они значительно меньше Карелии. Мы говорим о том, что число мощных индустриальных предприятий в регионе ограничено, и, к слову, уже видим, что насыщенность подобными промышленными монстрами близка к критической. Сколько еще не хватает – понятно, это не бесконечный процесс.

Мы не готовы строить инновационный процесс только на разрешениях инвесторам приезжать и реализовывать проекты. Мы будем строить его на другом. Это использование, как я уже говорил, имеющихся природных возможностей. Второе – развитие интеллектуального потенциала. Дело в том, что Петрозаводск всегда был своеобразным сателлитом Петербурга, он закладывался Петром I, как и Северная столица, в 1703 году. История этих городов так и шла параллельно. В советское время распределение из петербургских вузов в Петрозаводск считалось очень престижным, поэтому сейчас республика обладает очень высоким интеллектуальным потенциалом.

И мы постоянно его наращиваем. Приведу пример, для многих удивительный: команда студентов Петрозаводского госуниверситета третий год подряд входит в тройку победителей одного из престижных конкурсов программистов, который проводится по всему миру. То есть они лучшие не у нас в Петрозаводске, не на Северо-Западе – в мире. Это говорит о том, что запас знаний, качество образования в Карелии очень высоки.

– Эти студенты потом останутся в Карелии или уедут, как это бывает со многими талантливыми молодыми людьми?

– Поэтому нам и необходимо развивать инновационную составляющую в промышленном производстве, чтобы они оставались здесь. Нужно формировать понимание, что Карелия – место, где происходят инновации. Начать можно с лесопромышленного комплекса: он, пожалуй, наиболее восприимчив с точки зрения внедрения инновационных технологий. Плюс рядом Финляндия, леспром которой уже давно признан соответствующим всем мировым стандартам. И нам нетрудно перенимать технологии. Мы планируем провести летом в Петрозаводске форум по промышленным технологиям, где одной из основных тем будет развитие лесопромышленного комплекса. Карелия, на мой взгляд, должна стать пилотным регионом в России, который применяет новейшие технологии, и отсюда они будут расходиться по всей стране. Думаю, постепенно подобного рода выставки и форумы перерастут в более масштабные мероприятия. База для развития, повторюсь, роскошная.

Ожидаемые лидеры

– Если обсуждать перспективы традиционных на данный момент сегментов экономики Карелии, есть ли неожиданные результаты по итогам работы за первые месяцы этого года?

– Особых неожиданностей не заметил. Есть снижение по индексу производства, но в целом итоги первого квартала текущего года свидетельствуют о сохранении тенденций роста объемов промышленного производства в основных видах экономической деятельности. Индекс производства в январе-марте 2011 года составил 101 против 124,8% за аналогичный период годом ранее, но не будем забывать об эффекте низкой базы первого квартала (да и всех прочих периодов) 2009-го. Если же сравнивать этот показатель с январем-мартом 2008 года, то темпы роста составили 103%.

Наибольший рост объемов промышленного производства по сравнению с январем-мартом прошлого года ожидаемо обеспечен в добыче полезных ископаемых (в 1,9 раза, до 8,8 млрд рублей), текстильном и швейном производстве, производстве электронного, оптического и электрооборудования.

– Несколько предприятий горнопромышленного комплекса тем не менее испытывали экономические трудности…

– Но это не повлияло на общий рост показателей в этом сегменте. Действительно, к примеру, пока не работает карьер Коккомяки в Сортавальском районе: идут переговоры с потенциальным инвестором, ожидается смена руководства и собственников. Приостановлено действие лицензий щебеночного завода в Медвежьегорске и на разработку месторождения Пийтсиеки-1. Еще пять предприятий не выпускали продукцию из-за отсутствия заказов либо неконкурентоспособности щебня из-за высоких транспортных тарифов.

Немного ушли в минус темпы промышленного роста в производстве пищевых продуктов, изделий из кожи, транспортных средств и оборудования. Ниже, чем в прошлом году, показатели в производстве электроэнергии, газа и воды. В первом квартале 2011-го индекс производства по виду экономической деятельности «металлургия и готовые металлические изделия» составил 88,1%. Это объясняется в основном спецификой статистического учета выпуска товаров, не производившихся в базовом 2008 году (алюминиевые сплавы, оборудование для атомной промышленности).

– Одна из потенциальных промышленных точек роста – форелеводство?

– На это направление мы делаем серьезную ставку. Карелии принадлежит 70% общего объема форели, производимой в масштабах страны. Цифра, безусловно, красивая, но дело в том, что 80% форели, которую население покупает в российских магазинах, привезено из Норвегии. А мы, конечно, лидеры, но только в пределах оставшихся 20%. Наша задача – значительно увеличить долю отечественной форели на рынке.

Подписано соглашение с компанией «Русское море» о развитии форелеводства в Карелии – я очень рассчитываю на этот проект. Масштабные проекты нужно развивать только с сильными игроками. Рассчитывать, что маленькая неизвестная фирма возьмется за крупный проект и воплотит его в жизнь, – это иллюзия. Сильная компания, которая уже имеет опыт ошибок, не повторит их на мощном проекте. Если нам этот проект удастся, то производство форели в Карелии в краткосрочном периоде дойдет до 90-95% общероссийского. А если помечтать и предположить, какая ситуация будет к 2020 году, думаю, регион сможет обеспечить поставки форели, сопоставимые с норвежскими.

Большей прозрачности

– Для такой обширной территории, как Карелия, очень актуальна качественная реализация проектов, связанных с транспортом и энергетикой. Удается ли не отставать от намеченных темпов развития инфраструктурной составляющей?

– Энергобаланс и проблемы жилищно-коммунального хозяйства в части отопления городов и поселков – самые актуальные. Мы нашли, на мой взгляд, абсолютно верный метод: газификация решает все вопросы. Газ стоит дешевле, чем любое другое топливо, к примеру мазут, и за счет его использования тарифы на тепло становятся более или менее приемлемыми, кроме того, газ менее капризен и дает большую отдачу. То есть газовая котельная – это действительно правильное решение.

При этом понятно, что газификация решит вопросы обеспечения теплом на 70% требуемого уровня, потому что будут места, куда газ не придет никогда. По одной простой причине: невыгодно, нельзя к одному дому тянуть трубу стоимостью в 1 млрд рублей. Остальные 30%, а это преимущественно поселки, получают тепло проверенным способом – с помощью местных видов топлива. Того, что лежит у нас под ногами: торф, остатки древесины и т.д. Когда мы покупаем мазут, то платим поставщику, привозим и жжем. Если используем торф с предприятия, здесь же работающего, то не только получаем тепло, но и решаем социальные вопросы – заняли людей, получили от компании налоги.

К примеру, в пограничных с нами северных районах Финляндии, слабых с точки зрения промышленного развития, тоже используют только местные виды топлива, хотя вполне могут провести газ. Но после газификации население лишится единственного источника доходов. Намного проще заготавливать торф, сжигать его, давать в дом тепло, нежели платить за безработицу. Безработица расхолаживает, а у человека, который ходит на работу, другая философия.

– Ведется работа по реформированию электроэнергетики, это отразилось на республике?

– С карельскими энергетиками мы постоянно общаемся, и есть понимание того, как ведется модернизация энергетических мощностей, какие инвестиции требуются. В целом структура потребления электроэнергии в республике на протяжении ряда лет остается достаточно стабильной. В общем объеме основную часть, порядка 76%, занимают промышленные потребители, на долю прочих потребителей приходится 12, на население – 11,1, на сельхозпроизводителей – 1,1%. При этом мы – энергодефицитный регион, доля собственной выработки в структуре потребления электрической энергии составила 49,1% (в 2010 году – 60,5%).

Тарифы на электрическую энергию для населения одинаковые по республике, независимо от гарантирующего поставщика. Конечно, хотелось бы большей прозрачности в формировании тарифов, с тем чтобы понимать, как образуется цена 1 кВт·ч. Но, думаю, в свете последних событий, когда ситуация в промышленном производстве обострилась из-за избыточного роста тарифов на электроэнергию в ряде регионов страны и, как следствие, на это обратили внимание контролирующие органы, мы эту прозрачность получим.

Начинаем с малого

– Довелось стать очевидцем вашего эмоционального выступления на форуме в Петербурге, посвященного стратегии развития Северо-Запада. Насколько реально воплотить эту стратегию в жизнь? Ведь между регионами очень большие разногласия и каждый преследует свои цели, во многом локально-эгоистические.

– Ваше предположение абсолютно верно. Другое дело, что концепция развития Северо-Запада – это и есть попытка консолидировать регионы. Что первично? Первичны были регионы, которые, не координируя действия, начинали строить на соседних территориях одинаковые производства. А потом с недоумением видели, что сырья на оба завода не хватает. Появилась идеология координации действий, создания концепции, которая учитывает в том числе подобные нестыковки. Поэтому сам факт появления подобного документа очень важен. Каждый регион в курсе того, что собираются делать другие, какие ведутся переговоры и по каким проектам. И может ориентироваться на проекты соседей, с тем чтобы развивать прилегающие к нему территории.

Конечно, может статься и так: написали проектов в концепции, а потом не сделали. Такое же бывает? Бывает. Но уже знание того, что написали, позволяет понять, как эта тема развивается. Это ведь не документ, который расчерчен по шагам: вы делаете то, а вы – то. Это документ сверки. Если есть накладки, можно обсудить их с другими регионами. Это своеобразный фильтр, через который, образно говоря, будут проходить все наши решения.

– У вас есть успешные примеры реализации совместных проектов с другими регионами?

– Есть пример, связанный с транспортной инфраструктурой. Его любят приводить в качестве примера консолидации интересов и мои коллеги из Вологодской, Архангельской и Мурманской областей. Трасса от Медвежьегорска до Вытегры, если сделать ее качественно, сократит путь из Мурманска в Москву на 300 км. Но это дорога регионального, карельского значения, а значит, строить ее, по идее, должны мы. А дотационный бюджет любого субъекта не предполагает строительство дорог. Поскольку заинтересованы в этом проекте несколько регионов, мы обратились в Москву с просьбой придать ему федеральный статус. А значит, выделить на реконструкцию федеральные средства. Сейчас проект находится на рассмотрении в правительстве России. Если все получится, это будет пусть маленький, но зато очень понятный пример сотрудничества регионов.      

Петрозаводск – Санкт-Петербург

Динамика основных социально-экономических показателей Российской Федерации и Республики Карелия за январь-март 2011 года, % к январю-марту 2010-го

Новости партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №21 (517) 30 мая 2011
    Ценообразование
    Содержание:
    Погладить против шерсти

    Пожертвовав инвестиционными программами энергетического сектора, российские власти стабилизировали цены на электроэнергию. Но от этого перспективы становятся еще более непредсказуемыми

    Реклама