Сдать пистолеты

Татьяна Вильде
13 июня 2011, 00:00

Административное давление на нефтяников спровоцировало дефицит моторного топлива и рост цен на него. В свою очередь, правительство решает, как сохранить конкуренцию на рынке, не отпуская цены на бензин

Иллюстрация: Владимир Басов

На первый взгляд кажется парадоксальным, что Россия, крупнейший в мире экспортер нефти и нефтепродуктов, может испытывать дефицит моторного топлива. Несмотря на кажущуюся абсурдность такой ситуации, нынешней весной во многих регионах страны отмечались перебои с поставками топлива и повышение цен на бензин. Хотя в последнее время ситуация начала постепенно стабилизироваться, федеральным властям все же предстоит решить ряд очень непростых задач. Необходимо удержать цены на бензин от стремительного роста, предотвратив при этом опасность монополизации в розничном сегменте и одновременно не допустив потери доходов бюджета. По сути, это взаимоисключающие задачи, но в предвыборный год придется найти разумный баланс.

Наложение факторов

Министр энергетики РФ Сергей Шматко подчеркнул, что топливно-энергетический комплекс страны (ТЭК) преодолел последствия кризиса и возвращается на траекторию поступательного развития. Объем добычи нефти в 2010 году превысил 505 млн тонн, что вывело Россию на первое место в мире по этому показателю.

Однако, как показывает практика, это не означает, что отечественные потребители могут рассчитывать на монетизацию этих успехов и снижение расходов на бензин. Происходит все с точностью до наоборот. В апреле в Туве были зафиксированы перебои с топливом, что привело к его резкому удорожанию. Затем настал черед других регионов – Воронежской, Новосибирской, Липецкой и других областей. По тому же сценарию стали развиваться события в Москве и Санкт-Петербурге. Не замечать структурные перекосы и разбалансировку системы формирования цен на бензин, сбои в цепочке поставок стало невозможно, и Минэнерго начало принимать экстренные меры по стабилизации ситуации.

Поясняя депутатам Госдумы причины весеннего топливного кризиса, Шматко выделил сразу несколько причин. Основная – высокая премия, образовавшаяся в марте-апреле при поставках нефтепродуктов на экспорт. В погоне за дополнительной прибылью нефтяные компании перекинули часть продукции с внутреннего рынка на внешний. Вклад в дестабилизацию рынка также внес запрет на топливо второго экологического класса (Евро-2), к которому многие нефтеперерабатывающие предприятия не успели подготовиться. Повсеместные закрытия НПЗ на модернизацию, совпавшие с традиционным сезонным пиком ремонтных работ, еще больше способствовали сокращению предложения. Еще одной причиной, которую назвал министр, стала неготовность независимых операторов работать в условиях, когда вертикально интегрированные компании (ВИНК) отдают приоритет поставкам на собственные АЗС.

В свою очередь, глава Российского топливного союза (РТС) Евгений Аркуша отметил, что есть и другие факторы, повлиявшие на ситуацию. Это увеличение налоговой нагрузки с начала текущего года (повышение акцизов и налогов на фонд оплаты труда) и, как следствие, опережающий рост эксплуатационных расходов, что привело к существенному росту цен на моторное топливо. Также имела место диспропорция в изменениях оптовых и розничных цен на моторное топливо в результате административного вмешательства в рыночное ценообразование.

«Биржевые механизмы, развитие которых государство активно поддерживало, оказались не столь эффективными, как задумывалось. И наконец, повышение спроса на бензин на российском рынке произошло при обострении проблем развития отечественной нефтепереработки», – дополняет перечень проблем заведующий кафедрой экономики и менеджмента в нефтегазохимическом комплексе Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета Иван Садчиков.

«Каждый из этих факторов по отдельности не создает кризисную ситуацию. Но их сочетание привело к дефициту моторного топлива в стране, особенно в тех регионах, где в оптовом звене поставки осуществляются одной или двумя нефтяными компаниями, а также к большим ценовым колебаниям при крупно- и мелкооптовых поставках. И, как следствие, к большой разнице в ценах на АЗС нефтяных компаний и независимых субъектов топливного рынка», – размышляет Аркуша.

Большинство участников розничного рынка топлива признают, что дисбаланс возник во многом не по экономическим, а по политическим причинам. «До февраля в стране был абсолютно нормальный прозрачный рынок. Плохо ли, хорошо ли, но работала биржа и многие независимые игроки покупали топливо на ней. Все нарушилось именно 8 февраля, когда премьер-министр сказал, что цены должны быть отпущены, – считает Евгений Аркуша. – Власти пытаются восстановить рыночные механизмы, при том что все равно очень хочется регулировать цены, поскольку впереди выборы. К сожалению, политическая ситуация довлеет над экономической, и теперь мы говорим именно об этом – как вернуть в сегодняшних условиях рынок».

Слабое звено

Слабым звеном на пути бензина к автозаправочным пистолетам стал оптовый рынок нефтепродуктов, который монополизирован нефтяными компаниями. «По сути, у нас пять-шесть крупных компаний, которые добывают, перерабатывают и поставляют нефтепродукты на оптовый рынок. Конкуренции на оптовом рынке нет», – констатирует Евгений Аркуша. После команды снизить цены на топливо ВИНК сделали это на своих АЗС, однако влиять на цену в оптовом звене не стали. Между тем из 25 тыс. АЗС, торгующих жидким моторным топливом, 16 тыс. станций принадлежат независимым от нефтяных компаний трейдерам, через которых реализуется 62% потребляемого в стране автомобильного топлива. Эти компании, в свою очередь, могут приобретать топливо на оптовом рынке либо на бирже.

В условиях повышения цен на нефть и нефтепродукты на мировом рынке ВИНК стали активно экспортировать свою продукцию (по данным Минэнерго РФ, экспорт нефтепродуктов увеличился до 67%), чтобы в том числе компенсировать потери в рознице от сдерживания цен на внутреннем рынке. В результате предложение на опте стало резко сокращаться, а цены – расти. По материалам РТС, разница в ценах крупных оптовых партий, отгружаемых нефтяными компаниями в адрес своих сбытовых структур, и мелкооптовых партий, предлагаемых независимым трейдерам, достигла 5-6 тыс. рублей за тонну. При этом розничные цены на АЗС нефтяных компаний искусственно сдерживались – на 2-2,5 рубля за литр ниже цен независимых операторов.

В результате клиенты начали перетекать от независимых операторов, испытывающих проблемы с поставками топлива, на АЗС нефтяных компаний, у которых есть бензин, причем по более низким ценам. Это, в свою очередь, привело к дефициту топлива и у нефтяников. В результате ВИНК разорвали прямые договоры с независимыми трейдерами.

Президент Нефтяного клуба Санкт-Петербурга Олег Ашихмин подтверждает, что с середины мая нефтяные компании прекратили поставлять независимым трейдерам бензин по прямым договорам, продолжая отгружать топливо только в адрес своих дочерних структур. «Наша компания имеет запасы топлива всего на три дня, – поделился совладелец холдинга „Фаэтон“ Михаил Снопок. – Все, что покупается, продается с колес». По его словам, независимым поставщикам топлива попросту негде его купить.

Фиктивная биржа

Единственным шансом независимых трейдеров пополнить запасы топлива осталась биржа, однако выставляемые на ней объемы слишком ограниченны. «К примеру, если на биржу поступают заявки на приобретение 300 тыс. тонн, то продается всего 28 тыс.», – замечает Михаил Снопок. Напомним, что в соответствии с действующим законодательством нефтяные компании реализуют через биржу 15% общего объема производимых нефтепродуктов. Эта мера введена как ориентир для определения рыночной стоимости топлива и как дополнительный инструмент для независимых поставщиков. ВИНК и здесь, будучи поставщиками, оказались проворнее и стали активно отыгрывать свои потери в рознице. «Все, что идет на биржу, выставляется крупными партиями, которые не могут купить независимые трейдеры», – объясняет Олег Ашихмин. Но это топливо мгновенно выкупается дочерними структурами ВИНК по цене 26 тыс. рублей за тонну. Через пять минут после этого на продажу выставляются дробленые лоты по 500 тонн, но уже по 32 тыс. рублей за тонну. «Формально придраться к этому нельзя, торги состоялись, но биржевую торговлю извратили», – негодует Ашихмин.

Таким образом, независимые трейдеры оказались перед выбором – либо покупать топливо мало и дорого и продавать его на своих АЗС по неконкурентным ценам, либо приостановить бизнес. «Если приобретать топливо по ценам, которые выставлены на бирже, то цены на АЗС независимых поставщиков надо повышать на 3-4 рубля, при этом стоимость бензина на заправках ВИНК останется на прежнем уровне», – продолжает Ашихмин. «Такие действия ведут к переделу розничного рынка», – убежден Евгений Аркуша.

Как отмечают большинство участников рынка независимых нефтяных компаний, одновременно ВИНК стали предлагать выкупить их бизнес. Глава Управления ФАС по Петербургу Олег Коломийченко считает, что возникла «реальная угроза потерять независимых операторов АЗС». А это, в свою очередь, приведет к монополизации в единственном пока еще конкурентном розничном секторе. Однако такой сценарий крайне невыгоден и государству.

ФАС спешит на помощь

Как рассказывает Евгений Аркуша, чтобы приостановить топливную вакханалию, ФАС России разработала законопроект «Об обороте нефти и нефтепродуктов», препятствующий монополизации рынка. Сообщить точные параметры этого документа он затруднился, но уточнил, что «ФАС намерена на законодательном уровне установить порог доминирования одной нефтяной компании в регионе». Каким окажется этот порог в итоговом документе, неизвестно – называют цифры 25, 35 и 50%. Кроме того, законопроект предполагает введение требования к ВИНК обеспечить недискриминационный доступ независимых трейдеров к нефтепродуктам. То есть, поясняет Аркуша, законопроект обяжет поставщиков нефтепродуктов выставлять на биржу или продавать независимым операторам топливо не дороже, чем собственным АЗС.

Однако рассчитывать на то, что этот документ будет принят быстро, пока не приходится. Сейчас же, чтобы остудить пыл ВИНК, антимонопольная служба готовится возбудить дела в отношении Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи (СПб МТСБ) и Межрегиональной биржи нефтегазового комплекса (МБНК) по обвинению в нарушении правил торговли нефтепродуктами. Как заявил журналистам заместитель главы ФАС Андрей Кашеваров, проверки бирж лягут в основу третьей волны дел против нефтяных компаний. Помимо этого, служба предлагает отказаться от введенного в 2011 году ступенчатого роста акцизов и ввести понижающую шкалу, которая привязывается к мировым ценам.

Непростая головоломка

Минэнерго тоже приняло ряд мер. По словам Сергея Шматко, произведена оперативная стабилизация розничного рынка, в основном путем повышения экспортных пошлин. В качестве системных мер, направленных на развитие рынка, министр предложил изменение схемы налогообложения экспорта нефти и нефтепродуктов, совершенствование системы резервирования топлива, а также развитие конкуренции путем создания независимого нефтепереработчика. Кроме того, Минэнерго планирует стимулировать переход на более экологичные виды топлива (Евро-3, 4 и 5) не путем запретов, а с помощью введения дифференцированных акцизов.

Однако следует признать, что Министерство энергетики находится в незавидном положении: с одной стороны, необходимо бороться с повышением цен и дефицитом административными методами, вводя запреты и ограничения неэкономического характера, с другой – предполагается строительство независимых НПЗ, работающих на давальческом сырье, что должно привести к демонополизации потового звена. При этом в министерстве подготовлен пакет предложений, который откладывает введение топливного стандарта Евро-3 в России на год, чтобы компании успели к этому подготовиться.

Как полагает Олег Коломийченко, есть два выхода из ситуации: либо отпустить цены (но тогда нет гарантии, что они не достигнут уровня хотя бы соседней Украины, где дизель уже стоит 1 евро за литр), либо ввести госрегулирование оптового рынка – обязать производителей нефти насыщать рынок бензином. Однако, как заметил Евгений Аркуша, выборы не за горами и маловероятно, что власть решится отпустить цены. Поэтому, скорее всего, весь предвыборный период властям придется балансировать между политическими и экономическими решениями.     

Санкт-Петербург