Точечный всплеск

Тема недели
Москва, 25.07.2011
«Эксперт Северо-Запад» №29-31 (527)
Основные инвестиции в регионах Северо-Западного федерального округа направляются в инфраструктуру, энергетику и сельское хозяйство

Иллюстрация: picvario.com/Russian Look

Ткущий год с точки зрения инвестиционной активности для Северо-Запада РФ особо удачным пока не назовешь. По данным Росстата за январь-май 2011-го, округ стал аутсайдером по росту инвестиций в основной капитал по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Большинство крупнейших инвестпроектов, реализуемых или заявленных в регионах СЗФО в этом году, – это инфраструктурные, энергетические объекты, а также проекты по добыче и переработке сырья. На Северо-Западе наблюдается тенденция, характерная для инвестиционного процесса страны в целом, – государство в нем все еще играет главенствующую роль.

Индекс физического объема инвестиций в основной капитал за первые пять месяцев года в СЗФО достиг 87,6%. Помимо Северо-Запада снижение этого показателя зафиксировано только в Северо-Кавказском округе – на 6,5%. Справедливости ради стоит заметить, что и в Центральном федеральном округе результаты не очень впечатляющие по сравнению с другими регионами – 100,6%. Это ниже общероссийского уровня на 7,7%, но все же не падение.

Инвестиционный климат СЗФО всегда был весьма чувствителен к экономическим и политическим изменениям в стране, порой в большей степени, чем в других регионах. В 2009 году округ занял предпоследнее место по объему инвестиций в основной капитал – снижение составило 18,7 против 16,2% по России, а в 2008-м инвестиции в регионе выросли на 1,2% – самый низкий показатель среди федеральных округов (среднероссийский – 9,8%). Отчасти это связано с неоднородностью округа – экономики субъектов СЗФО разительно отличаются как структурно, так и качественно.

Неопределенность останавливает

Статистика Росстата за первые пять месяцев 2011 года свидетельствует, что по большей части Северо-Запад потянули вниз Калининградская область (падение на 44,2%) и Петербург (на 27,4%). Ситуацию в Северной столице можно объяснить политической неопределенностью. После того как осенью был снят с должности мэр Москвы Юрий Лужков, возникли опасения по поводу возможной смены первого лица и в правительстве Петербурга.

В России конец года всегда характеризуется увеличением потока финансирования, особенно по госконтрактам, так что на результатах 2010 года сомнения инвесторов почти не сказались. Тем не менее с начала текущего года они заняли выжидательную позицию, чтобы понаблюдать, как будут развиваться события на политической арене, поскольку сегодня в России инвестклимат в регионах сильно зависит от политики именно региональных властей. Опасения инвесторов в Петербурге укрепились уже в конце июня, когда Валентина Матвиенко получила предложение, от которого не могла отказаться, – занять должность спикера Совета Федерации. Думается, пока не возникнет ясность относительно того, кто займет губернаторское кресло после нее, политика инвесторов останется осторожной.

На результатах Калининградской области также сказалась неопределенность, но уже законодательная. Инвесторы ждут, когда будут приняты решения в отношении переходного периода для резидентов особой экономической зоны (ОЭЗ), который закончится 1 апреля 2016 года. Для региона ОЭЗ – мощный фактор, влияющий на приход компаний в регион, и потеря этого статуса, несомненно, отрицательно скажется на инвестпривлекательности.

Но все же снижение объемов вложений в экономику Северо-Запада связано и с общероссийскими тенденциями – затишьем, вызванным политической неопределенностью перед выборами, а также макроэкономической нестабильностью. «Инвестиционная активность частного сектора не восстановилась после кризиса. И это относится не только к отечественным участникам рынка, но и – не в меньшей степени – к иностранным инвесторам. И дело здесь не в сложности привлечения финансовых ресурсов – ставки по кредитам сейчас находятся на более чем комфортных уровнях, – рассуждает начальник аналитического отдела инвестиционной компании „БФА“ Денис Демин. – Причина – неясность перспектив восстановления мировой экономики и спроса, а также обусловленный этим повышенный риск длинных проектов».

Кроме того, несмотря на довольно комфортные для России цены на нефть, отток капитала продолжился: страна ежемесячно теряет 5-7 млрд долларов, а за весь год эта цифра может достигнуть 50 млрд против 38 млрд в 2010-м. «Одна из главных причин усиления оттока капитала – неясность перспектив налогового режима: в этом году ставка страховых взносов поднята до 34%, что привело к росту налоговой нагрузки на 1,5-2% ВВП и вызвало крайне негативную реакцию бизнеса», – комментирует аналитик Альфа-Банка по разделу «Макроэкономика» Дмитрий Долгин. По его словам, несколько сотен компаний даже передислоцировались в соседний Казахстан, где социальный налог составляет всего 11%. Российские власти попытались исправить ситуацию, снизив со следующего года ставку с 34 до 30%, однако это лишь частично удовлетворяет потребности компаний и не снимает опасений, что для компенсации выпадающих доходов будут подняты другие налоги.

Ставка на три буквы

На фоне более чем сдержанного поведения частных инвесторов заметно выделяется роль государства в инвестиционном процессе, и это характерно для всей страны. «Госинвестиции в чистом виде, то есть финансируемые из бюджета инвестпроекты, оцениваются всего в 2-3% ВВП, что довольно скромно на фоне общего объема инвестиций 20% ВВП, – говорит Дмитрий Долгин. – Но если принимать во внимание инвестпрограммы крупнейших госкомпаний – „Газпрома“, „Роснефти“, „Русгидро“, ФСК, РЖД и т.д., то очевидно, что государство так или иначе контролирует более половины инвестиций в стране. Учитывая, что кризис сильно ударил по малому и среднему бизнесу, который не смог получить господдержку, восстановление частных инвестиций идет крайне медленно».

И Северо-Запад не стал исключением. Если рассматривать крупнейшие инвестпроекты регионов округа, реализуемые в этом году или намеченные к реализации, то в половине субъектов СЗФО не менее трети проектов инициируются или финансируются госкомпаниями и региональными администрациями.

В Санкт-Петербурге государственные инвестиции в основном направляются в крупные инфраструктурные проекты, при этом город еще в прошлом году взял курс на внедрение и тиражирование механизма государственно-частного партнерства (ГЧП). Петербург стал первопроходцем в сфере применения данного инструмента, стремясь распространить его на крупные инфраструктурные проекты с длительным сроком реализации и высокой капиталоемкостью. Из десяти крупнейших проектов, представленных в исследовании «Эксперта С-З» в прошлом году (№23 от 14 июня 2010 года), четыре реализуются на основе ГЧП. Из заявленных в этом году – три: Дворец искусств на Васильевском острове, реконструкция и строительство объектов Северной водопроводной станции Санкт-Петербурга и возведение завода по переработке твердых бытовых отходов в Янино.

В связи с умеренными темпами восстановления экономики, а также капиталоемкостью и длительными сроками окупаемости инфраструктурных объектов и проектов по развитию городских территорий схема ГЧП представляется вполне адекватной для их реализации. Участие коммерческих игроков в инфраструктурных проектах – лакмусовая бумажка, экспертиза экономической целесообразности этих проектов. «Пока частные инвесторы приходят в наиболее рентабельные проекты ГЧП с большой коммерческой составляющей. Это касается не только девелоперских проектов, но и наиболее внятных инициатив в сфере транспорта», – поясняет Денис Демин.

Он отмечает, что, в отличие от активно реализуемого с привлечением иностранного «стратега» проекта реконструкции «Пулково», «Надземный экспресс», настойчиво и с большим количеством реинкарнаций продвигаемый Смольным на протяжении последних лет, пока заметного интереса у частных инвесторов не вызвал. О качественных изменениях в сфере применения ГЧП можно будет судить только с увеличением количества таких проектов, с переходом от уникальности к типичности, убежден Демин.

В Ленинградской области основные инвестиционные потоки направлены на реализацию масштабных проектов федерального уровня. Это возведение замещающих мощностей на ЛАЭС («Энергоатом»), строительство сухопутной части Северо-Европейского газопровода и его морской части – Nord Stream, БТС-2. Наиболее крупный проект на основе ГЧП в Ленобласти – порт в Усть-Луге.

Федеральные инициативы дают импульс к оживлению и других долгоиграющих проектов. Например, строительство предприятия по гидрокрекингу в городе Кириши («Сургутнефтегаз»), начатое еще в 2004 году, находится в стадии завершения. Ускорить реализацию проекта в значительной мере удалось за счет обеспечения нефтеперерабатывающего завода дополнительными объемами сырья, которые планируется поставлять на предприятие по ответвлению от БТС-2.

Ленобласть занимает активную позицию по привлечению частных инвестиций путем создания инженерно подготовленных площадок. Рассчитывать на внимание инвесторов региону прежде всего позволяет выгодное географическое положение, а наличие инфраструктуры для прихода сюда новых производств – немаловажный довесок к этому. На сегодняшний день в регионе четыре готовых индустриальных парка и столько же – на стадии проектирования. Правда, в отличие от Псковской и Вологодской областей, где в индустриальные площадки инвестируют региональные власти, в Ленобласти они создаются усилиями частных инвесторов.

В Калининградской области крупнейший стратегический проект – Балтийская АЭС, из вновь заявленных крупных инфраструктурных объектов, подлежащих госсофинансированию, – приморская кольцевая автодорога «Приморское кольцо» и новый глубоководный порт. Однако для начала реализации портового проекта требуются инвесторы и сейчас ведется их поиск: терминальная часть глубоководного порта строится за счет федерального бюджета, а его развитие будет проходить на частные средства. Что касается частных инвестиций, то здесь также предпринимаются шаги по созданию трех промзон. Причем подготовку одной из них, «БалТехПрома», планировалось завершить во втором квартале прошлого года, но процесс несколько затянулся. А такие производственные частные проекты, как завод керамического кирпича «Пятый элемент» и выпускающее термопластик предприятие компании «Алка Нафта», запущены в конце 2010 года.

Среди новых проектов в Калининградском регионе выделяются сельскохозяйственные частные объекты – маслоэкстракционный завод мощностью 5 тыс. тонн в сутки в городе Светлом и птицеводческий комплекс, возводимый компанией «Продукты питания птицеводство».

Регионы инвестируют

Высока доля государственных и окологосударственных инвестиций в Республике Коми и Мурманской области. В Коми они связаны с инфраструктурными (по большей части транспортными) и сырьевыми проектами. Так, региональные администрации Коми ЯМАО и НАО намерены вложить 92 млрд рублей в строительство автомобильной дороги Сыктывкар – Ухта – Печора – Усинск – Нарьян-Мар. Что же касается проектов по переработке и добыче сырья, то в проекте «Система магистральных газопроводов Бованенково – Ухта» соинвестором выступает «Газпром», а «Роснефть» инвестирует в обустройство Среднемакарихинского нефтяного месторождения. В качестве примера инвестора с «государственными корнями» можно привести и ФСК ЕЭС, планирующую вложить 11,9 млрд рублей в создание высоковольтной линии Печорская ГРЭС – Ухта – Микунь. Основная масса частных инвестпроектов в республике связана с лесодобычей и лесопереработкой.

Инвестиционный процесс в Мурманской области во многом зависит от реализации глобального проекта – Штокмановского газоконденсатного месторождения. Однако сроки запуска его разработки постоянно сдвигаются. Так, в начале прошлого года они были перенесены на 2016-й, а в июне текущего «Газпром» попросил передвинуть их на 2017-2018 годы. Также предполагалось, что инвестиционное решение будет вынесено в марте 2011-го, но акционеры не смогли согласовать технологическую схему освоения месторождения, это произошло только в апреле. Ожидается, что решение будет принято до конца года.

Пока же основные инвестиции связаны с традиционной для региона горнодобывающей промышленностью и энергетикой. «РусГидро» финансирует проект создания Северной ПЭС, Кольская ГМК и правительство Мурманской области собираются инвестировать в строительство угольных котельных в Мончегорске, Заполярном и поселке Никель, а «Росэнергоатом» – двух энергоблоков Кольской АЭС. Последний проект, правда, находится на стадии декларации о намерениях, как и планы «Еврохима» по возведению завода по производству аммиака и карбамида. Примечательно, что в области четыре объекта из тех, что были представлены в прошлом году в исследовании «Эксперта С-З», все еще находятся на предпроектном этапе.

Стоит сказать об активности на инвестполе в 2011 году администрации НАО. В исследовании прошлого года округ не принимал участия, в связи с тем что на тот момент ряд основных инвестпроектов был реализован, а новые находились на стадии получения лицензий. Основной объем инвестиций в округе традиционно направляется в добычу углеводородного сырья, но, видимо, теперь власти НАО решили предпринять шаги по диверсификации инвестпотока. Так, в среднем по 500 млн рублей из окружного бюджета планируется выделить на создание музейно-туристического комплекса «Пустозерье», рыбоперерабатывающего комплекса и строительство очистных сооружений, 200 млн будет инвестировано в третью очередь реконструкции Нарьян-Марской электростанции.

И если два последних объекта носят инфраструктурный характер, то музей и пищевое производство, по идее, – исключительно коммерческие проекты, которые вполне мог бы инициировать частный бизнес. Хотя с таким высоким инвестпотенциалом в сфере добычи углеводородов, возможно, непросто переориентировать поток частных вложений в менее доходные и более рисковые отрасли. Так что попытки администрации округа дать толчок к их развитию можно оценить положительно.

Натуральное хозяйство

В Вологодской области региональный бюджет финансирует создание двух технопарков и выступает соинвестором в пилотном проекте «Развитие льняного комплекса Вологодской области». Частные инвестиции направляются в ЛПК и ЦБК, а что касается новых проектов, то очевидна активность в сфере строительства и производства стройматериалов. Предприятия лесопромышленного комплекса региона, кстати, можно выделить как одни из наиболее инвестактивных на Северо-Западе. Участниками этой отрасли реализуются пять проектов в Коми, не менее шести – в Архангельской области (где лесодобыча и переработка всегда были основой экономики), есть два новых объекта в Карелии. Кстати, республика в прошлом году заявила о двух частных проектах, которые можно назвать попыткой диверсификации инвестпотока (основные вложения в республике, как правило, направляются в энергетику), – создание гостинично-офисного комплекса «Онего-Палас» и завода по производству топпингов и джемов из ягод и фруктов. Стоит отметить, что оба объекта введены в строй.

На общем более чем спокойном инвестфоне довольно активны компании энергетического комплекса. В большинстве регионов СЗФО реализуются инвестпрограммы энергетических компаний, таких как ФСК, ТГК-2, МРСК Северо-Запада. И наконец, вполне приемлема ситуация с негосударственными инвестпрограммами в сельском хозяйстве, о чем свидетельствуют проекты в Псковской и Новгородской областях.

В Псковской области это свиноводческий комплекс в Великих Луках, новое молочно-товарное предприятие Великолукского молочного комбината, модернизация птицефабрик компанией «Рубеж» и строительство свиноводческого комплекса фирмой «Идаванг» (дочернее предприятие датской SAERIMNER). В Новгородской области четыре из пяти новых проектов – также сельскохозяйственные: расширение птицефабрики «Новгородская», свиноводческий комплекс агрохолдинга «Пулковский», а также инновационное предприятие по биотехнологической переработке растений. Иностранные инвестиции здесь представлены Грецией: проект – тепличное хозяйство. Кстати, все эти сельхозобъекты, за исключением «Пулковского», находятся в фазе реализации.

До разумного предела

Таким образом, государственные деньги хотя и составляют весомую часть инвестиций в СЗФО, но в основном направляются в крупные инфраструктурные объекты и проекты стратегического федерального значения, что в посткризисной ситуации вполне логично. «В нынешних российских реалиях государство готово пойти на значительно меньшую доходность инвестиций, чем частный бизнес, который имеет достаточно возможностей окупить вложенные средства быстрее, чем в случае крупных инфраструктурных проектов, – заключает Денис Демин. – Сблизить позиции государства и бизнеса могут только снижение инфляции, переход экономики на стадию медленного равномерного роста, снижение ставок и премий за риск. Пока же участие российского частного бизнеса в проектах с окупаемостью сроком 10-15 лет будет скорее исключением, а инвесторами будут выступать либо иностранные компании, менее требовательные к норме доходности проектов, либо так или иначе связанные с государством коммерческие предприятия».

Пока преждевременно говорить о том, что государство как инвестор создает серьезную конкуренцию частным вложениям, поскольку оно вкладывается в основном в проекты, которые не под силу частным компаниям. «Очевидно, что государство не может выступать как эффективный инвестор и предприниматель во всех отраслях. Сейчас доля присутствия государства в экономике превышает 50% ВВП, что фактически является тормозом для развития», – считает Дмитрий Долгин.

Предпочтительно, чтобы государство помимо вложений в инфраструктуру занималось созданием институциональной среды – прозрачной системы правил поведения экономических агентов, которая способствовала бы развитию частных инвестиций. А пока их доля в экономике неуклонно снижается.      

Санкт-Петербург

Крупнейшие инвестиционные проекты регионов Северо-Запада 2010-2011 гг.
Крупнейшие инвестиционные проекты регионов Северо-Запада 2010-2011 гг. (2)

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №29-31 (527) 25 июля 2011
    Инвестиционный обзор
    Содержание:
    Поделиться рисками

    Владислав Трофимов: «Банк всегда хочет минимизировать свои риски. Если речь идет о модернизации предприятий, значимых для экономики, то почему бы государству активнее в таких проектах не участвовать?»

    Реклама