Понимание системных задач

Илья Михальчук: «Я сторонник командного управления, но жестко выстраиваю систему „ручного“ контроля. Ритм жизни настолько активен, что выжидать нельзя»

Фото: администрация Архангельской области

Глава одного из крупнейших на Северо-Западе регионов Илья Михальчук позиционирует себя как человек публичный, максимально доступный как в реальной жизни, так и в столь модном ныне виртуальном пространстве. Как и многие другие главы регионов, ведет страничку в Twitter и блог в «Живом журнале».

Областной call-центр для него – предмет особой заботы, туда с начала года уже поступило более 4 тыс. вопросов. А для жителей области это возможность не только без проволочек получить ответы на злободневные вопросы, но и найти нужные решения. Для местных чиновников другой подход неуместен: они знают, что губернатор постоянно следит за происходящим в своей виртуальной приемной. Они уже не раз получали, что называется, в онлайн-режиме резолюции: «Ответ никуда не годится. Встретьтесь с автором обращения лично и решите эту проблему». И еще знают: Первый второй раз повторять не будет. В беседе с «Экспертом С-З» губернатор Архангельской области Илья Михальчук ответил на самый неудобный вопрос, определил перспективные направления развития экономики региона и заявил, что аутсорсинг в управленческой системе неуместен.

– Неужели сами пишете в Twitter? В виртуальном сообществе большие сомнения в том, что губернаторы многих регионов России действительно самостоятельно ведут блоги и страницы. Мол, за это отвечают специально обученные люди…

– Я сторонник прямого общения с людьми, поэтому только сам. Тем более что современные технологии позволяют постоянно быть на связи. Даже находясь в командировках в отдаленных районах области, всегда просматриваю поступающие запросы. Кроме того, проще отвечать на неудобные, тяжелые вопросы самому, чем кто-то будет за меня домысливать.

– И каким оказался самый неудобный вопрос от пользователей интернета за последние дни?

– Приходится часто отвечать на вопросы, связанные с развитием тех или иных районов, социальной ситуации. Но я не считаю подобные вопросы неудобными. Это рабочие темы, на которые всегда или, скажем так, по мере возможности можно найти адекватные ответы. А из неудобных – пожалуй, этот: удовлетворен ли я своей работой на посту губернатора? Вроде и понимаешь: чтобы выглядеть хорошо в глазах общественности, надо ответить – да, удовлетворен. Но если говорить прямо – нет, не удовлетворен. Планов все же было немного больше, чем удалось реализовать на данный момент. Кроме того, ощущение удовлетворенности приводит к самоуспокоению и, как следствие, стагнации в развитии.

– До назначения в Архангельскую область вы около 30 лет прожили в Якутии, в том числе десять лет были мэром республиканского центра. И вот снова север, только менее крайний. Любите экстремальные условия?

– Сначала была привычка, теперь, наверное, действительно любовь. Так случилось, что, родившись на Волге, я много ездил по стране, не создав так называемого гнезда. Меня и в Архангельске многие считали временщиком, потому что у меня в регионе нет якоря в виде недвижимости. Мол, приедет, поработает и уедет, забыв про обещания. Но годы, проведенные здесь, принесли понимание, что я, скорее всего, останусь жить в Архангельской области и после того, как завершатся губернаторские полномочия.

Ведь это прекрасный намоленный край. Насколько суетлива и сложна в общении Москва, насколько политизирован в своей элите сам Архангельск – настолько открыты северяне по всей области. С такими людьми жить хочется!

– Вы сторонник «ручного» управления?

– Я сторонник командной работы, но жестко выстраиваю систему «ручного» контроля. Ритм жизни настолько активен, что выжидать нельзя. Можно, конечно, постоянно перепоручать решение задач кому-то другому. Но, на мой взгляд, в управленческой системе аутсорсинг неуместен. Требуется четко понять системные подходы, чтобы потом правильно ставить задачи и достигать качественных итогов.

– Архангельская область не всегда занимает на бумаге высокие места…

– Действительно, иногда попадаем в конец какого-нибудь рейтинга. Но, думаю, все эти исследования от лукавого, зачастую полный субъективизм. Иногда в отношении к области сказываются отголоски моего неуживчивого характера – не умею договариваться, не терплю фальши. Вот и появляется негатив. Но жизнь на Севере научила не паниковать, а тихо и спокойно заниматься делом, если нужно – решать любые задачи в экстремальных условиях.

К примеру, по данным Архангельскстата, среднемесячная заработная плата в области увеличилась на 12,4%, превысив среднероссийские темпы – 12,2%. Кроме того, темпы роста реальной зарплаты обогнали инфляцию на 3,1%, что на треть лучше средних показателей по России – 2,4%). Был кризис, но мы не снизили уровень социальной помощи. Бесплатно выдаем лес тем, кто строит жилье: 200 кубометров – для обычной семьи, 300 – для многодетной. Пожалуй, мало таких регионов, в которых, как в Архангельской области, существуют ипотечные программы для работников бюджетной сферы, где в зависимости от стажа, количества членов семьи, совокупного дохода социальные выплаты на жилье достигают 1-1,6 млн рублей. По сути, учитывая цены на жилье в районах, мы полностью погашаем ипотечные платежи. 500 млн рублей заложили в этом году для строительства служебного жилья для бюджетников.

– Какова ситуация в моногородах Архангельской области?

– В соответствии с критериями Минрегиона РФ к числу моногородов в Архангельской области относятся Северодвинск, Новодвинск, Коряжма, Онега. На сегодня Архангельский ЦБК (Новодвинск) и Группа «Илим» в Коряжме работают с полной загрузкой. Наиболее сложная ситуация в Онеге – Онежский ЛДК загружен на 38%. К сожалению, только Северодвинск получил в Минрегионе одобрение своей программы комплексного развития и получил помощь из федерального бюджета. Она в этом году была весьма ощутимой.

В рамках программы «О дополнительных мероприятиях, направленных на снижение напряженности на рынке труда в 2011 году», в монопрофильных населенных пунктах предусмотрено организовать общественные, временные работы, стажировку выпускников учреждений профессионального образования, содействовать самозанятости, профессиональной подготовке врачей в соответствии с программами модернизации здравоохранения.

– Есть ли консолидация среди регионов Северо-Запада?

– Главное, что между нами нет раздрая. Отношения между губернаторами и губерниями нормальные. Но принцип состязательности всегда присутствует. Экономической консолидации сложно добиться: у каждой области свои реперные точки, свои интересы. Важно четко выстраивать взаимодействие, определять и выполнять совместные проекты. Очень надеюсь, что с назначением нового полномочного представителя президента в СЗФО Николая Винниченко именно объединяющая роль в проектах проявится наиболее ярко.

Традиционные сегменты…

– Какие отрасли по итогам полугодия показали реальный рост производства, а какие оказались отстающими?

– Индекс промышленного производства по итогам первого полугодия снизился относительно аналогичного периода прошлого года до 90,2%. Связано это исключительно с судостроением, где на протяжении двух лет фиксировалось удвоение объемов производства. Однако в текущем году индекс производства по выпуску транспортных средств и оборудования колеблется в пределах от 48 до 54%. Дело в том, что судостроительные предприятия Северодвинска прежде всего завязаны на выполнение оборонного заказа. Практически у всех судостроителей наблюдаются нехватка собственных оборотных средств и вынужденное привлечение заемных средств на коммерческих условиях. Ужесточение финансово-кредитной политики банков ведет к росту себестоимости, сокращению объемов производства. Позднее и недостаточное финансирование технического перевооружения предприятий по федеральным инвестиционным программам также не способствует развитию.

Однако в ближайшие годы ожидается серьезный рост заказов в строительстве как военных судов, так и гражданских объектов в связи с планами по освоению Арктики. В остальных отраслях ситуация стабильная. Пищевая промышленность выросла на 7,1%, деревообработка – на 23, целлюлозно-бумажная промышленность – на 1,3, производство строительных материалов – в полтора раза, прирост в энергетике составил 1,5%. Инвестиции в региональную экономику увеличились на 42,6%, что в 15 раз превышает среднероссийский показатель. В целом валовой региональный продукт по области два посткризисных года растет опережающими темпами по сравнению с темпами роста ВВП страны.

– Туризм в Архангельской области явно находится в числе отстающих…

– Это уже устаревшее мнение. В соответствии со Стратегией развития области до 2030 года туризм – один из основных приоритетов. Фактически любая поморская деревня – уже готовый туристический объект, куда с удовольствием будут приезжать и россияне, и иностранцы. Край очень богатый с точки зрения туристического потенциала. В каждом районе – своя изюминка. В одном, к примеру, проводят праздник семги, в другом – фестиваль Козьмы Пруткова, в третьем – праздник белого гриба. Так что туристов приезжает все больше. Конечно, мы рассчитываем на рост турпотока, когда откроем туристический кластер «Летние Золотицы» на берегу Онежского озера, откуда будем доставлять туристов на Соловки.

– Какова ситуация в лесопромышленном комплексе?

– Расчетная лесосека в области составляет 22 млн кубометров. Это второй показатель по Северо-Западу после Коми, где расчетная лесосека – порядка 26 млн кубометров. Стратегией социально-экономического развития Архангельской области до 2030 года эта отрасль отнесена к приоритетным сегментам экономики. Лесной комплекс находится на первом месте среди обрабатывающих отраслей по объемам отгружаемой продукции, платежам в бюджетную систему и числу занятых в производстве. Специализация комплекса – товарная целлюлоза и картон, хвойные пиломатериалы. Свыше 80% продукции идет на экспорт.

Острая проблема лесного комплекса Архангельской области – дефицит качественных хвойных ресурсов. Лесные ресурсы размещены на территории неравномерно, на 23% площади запасы полностью исчерпаны, на 54% – низкий уровень их концентрации. Меняется товарная структура и качество лесов, увеличивается доля лиственных насаждений и тонкомерной низкокачественной древесины.

Ситуация диктует необходимость развития производства в сфере утилизации отходов и низкокачественной древесины. Одна из рыночных ниш – биоэнергетика. Ежегодно на всех стадиях лесопромышленного производства образуется свыше 5 млн кубометров древесных отходов. Половина этих ресурсов не используется. При этом в область завозится около 10 млн тонн в год условного топлива, которое, по сути, можно в таких объемах и не завозить, а использовать отходы лесопиления, к примеру изготавливать пеллеты на местах.

В междуречье Северной Двины и Пинеги находятся 200 млн кубометров усыхающих на корню хвойных лесов. В традиционных технологиях такая древесина практически не перерабатывается.

Перспективное направление – развитие технологий использования лиственной древесины. Интересны «плитные» производства, потребляющие менее качественную древесину в измельченном виде. Создание «плитной» индустрии может придать новый импульс мебельной промышленности.

– Как вы оцениваете перспективы алмазного производства?

– На территории области открыты два месторождения алмазов – имени М.В. Ломоносова в Приморском районе и имени В. Гриба в Мезенском. Их суммарные запасы алмазосодержащей руды – около 400 млн кубометров. При этом ведутся работы по поиску новых месторождений алмазов, равно как и прочих полезных ископаемых. В этом смысле в области много неразведанных месторождений на северо-востоке региона.

Разработку месторождения имени М.В. Ломоносова осуществляет «Севералмаз», подконтрольный компании «АЛРОСА». Открытые горные работы начались в 2003 году, первые алмазы добыты в 2005-м. Сейчас на предприятии действует опытно-промышленная обогатительная фабрика. В 2013 году запланирован ввод второй очереди обогатительной фабрики с увеличением производительности в два раза.

Лицензией на изучение и разработку второго месторождения алмазов – имени В. Гриба – владеет компания «Архангельскгеолдобыча». В настоящее время выполняются подготовительные работы по освоению месторождения – создается внутренняя инфраструктура будущего производства, строятся дороги, вахтовый поселок. Начало промышленной добычи алмазов запланировано на 2014-2015 годы.

– Как обстоят дела с другими проектами по освоению недр, такими как разработка бокситов?

– В области два крупных месторождения бокситов – Иксинское и Плесецкое. Промышленная разработка одного из участков Иксинского месторождения – Беловодской залежи – осуществляется компанией «Северо-Онежский бокситовый рудник». Добываемые бокситы используются в основном для изготовления огнеупорных материалов и цемента, а также как флюсовая добавка в сталеварении.

К сожалению, бокситы Плесецкого района относятся к низкокачественному сырью, которое перерабатывается по комбинированной технологии «Байер-спекание», требующей значительных энергозатрат. Наличие большого количества вредных примесей (железа, хрома) еще больше затрудняет использование этих бокситов для производства глинозема. Единственный покупатель североонежских глиноземных бокситов – Бокситогорский глиноземный комбинат – с 2007 года отказался от их использования. По этой же причине отказался от разработки Плесецкого месторождения бокситов «РУСАЛ», несмотря на существенный объем инвестиций в его изучение.

Ежегодный рост железнодорожных тарифов приводит к тому, что транспортная составляющая в цене североонежских бокситов на основных перерабатывающих производствах достигает 70%. Для развития добычи бокситов в Архангельской области необходимо создавать перерабатывающие мощности в непосредственной близости от месторождений.

…и новые точки роста

– Вы запустили программу активного развития аграрногокомплекса. Не слишком ли рискованный шаг в сложных климатических условиях?

– Да, архангельский агропром работает в зоне климатического риска, но это необходимость. Надеяться только на лесопромышленный комплекс нельзя, нужно развивать и другие сегменты экономики. Кроме того, агропром – основная форма обеспечения занятости на селе. Поэтому мы в этом году впервые после более чем 20-летнего простоя приступили к возврату в оборот сельскохозяйственных земель. Земли не пахали, они зарастали лесом, земледелие сворачивалось. Теперь же снова пашем, засеиваем зерновыми – дополнительно ввели в оборот около 6 тыс. га. После длительного перерыва посеяли в порядке эксперимента 50 га льна – посмотрим, как будет развиваться это направление.

За последние десятилетия Поморская земля утратила славу сельскохозяйственной житницы, к примеру исчезло животноводство на основе знаменитой холмогорской породы коров. Сегодня область значительную часть продовольствия завозит извне. Поэтому правительство активно решает вопросы продовольственной безопасности. Строятся фермы, пять крупных животноводческих проектов. Хозяйствам области два года подряд удается своевременно заготовить корма, в результате увеличена продуктивность молочного стада.

– Рыбная отрасль по-прежнему считается перспективной?

– Количество вылавливаемой рыбы, к сожалению, снижается по причинам природного характера. Но тем не менее мы, конечно, делаем серьезную ставку на этот сегмент.

Запущен завод по глубокой переработке рыбы и рыбного сырья Беломорской рыбоперерабатывающей компании, продолжается его модернизация. В Архангельске базируется единственное в России государственное предприятие подобного профиля – Архангельский траловый флот, который ловит рыбу в разных частях Мирового океана. Здесь тоже проводятся модернизационные мероприятия, но для флота более актуальна иная проблема. Портовые сборы в Архангельске – одни из самых высоких не только в России, но и в Европе. Судов в порту базируется мало, но поддержание необходимой инфраструктуры стоит столько же, сколько в портах с большей заполняемостью. Будем обсуждать варианты снижения сборов. На поверхности пока один – увеличивать транспортный потенциал Архангельска, строить глубоководный порт Северный и за счет роста числа обслуживаемых судов снижать портовые сборы.

– Какие еще реперные точки есть у региона?

– Одна из наиболее явно определяющихся точек роста экономики региона – позиционирование Архангельска как наилучшей территории для обеспечения перспективных шельфовых нефтегазовых проектов. Именно такие проекты, в том числе Штокмановский, могут дать серьезный толчок не только для базовых отраслей, но и для создания различного рода вспомогательных производств во многих секторах экономики. Конечно, тот же Штокман формально ближе к Мурманской области, но с точки зрения логистики Архангельская область благодаря расположению гораздо интереснее.

– Проект «Белкомур», о котором так долго говорят, когда-нибудь будет реализован?

– Мы очень рассчитываем на это и прилагаем максимум усилий. Строительство новой спрямляющей железнодорожной магистрали «Белкомур» в составе Северного транспортного коридора будет способствовать развитию внешнеторговых связей Коми и Карелии, Пермского края, Мурманской, Архангельской и Свердловской областей с государствами Северной Европы и Центральной Азии, в том числе с Казахстаном и Китаем. Минрегион РФ принял решение о включении «Белкомура» в Стратегию социально-экономического развития Северо-Западного федерального округа до 2020 года. Крупнейшие предприятия региона уже начали реализацию своих проектов, заложенных в программу, с суммарным объемом инвестиций 480 млрд рублей, а потому обратного пути нет.

– Как вы оцениваете ход возрождения Северного морского пути? Чем этот проект значим для области?

– Мы сделали на него большую ставку. Конечно, есть определенная конкуренция с Мурманской областью: там порт лучше – до 50 м глубиной, незамерзающий. Но все же Архангельск удобнее с точки зрения логистики. Не будем забывать, что именно в Архангельске прежде размещался штаб Северного морского пути. Кабинет руководителя штаба полярника Ивана Папанина находился как раз в том здании, где сейчас работает областная администрация.

К середине 1980-х годов в Архангельске была создана транспортная система, включающая в себя ледокольный, транспортный и технический флот, портовые терминалы, арктическую авиацию, систему слежения за судоходством, судостроительные и судоремонтные заводы. Именно этот комплекс обеспечивал бесперебойную работу Северного морского пути. По трассе перевозилось более 6 млн тонн грузов.

Мы максимально сохранили позиции, имеющие отношение к Арктике, и готовы вновь стать центром развития Северного морского пути. Сохранили единую транспортную сеть, включающую автодороги, воздушные линии, железнодорожные пути и водные артерии, в регионе функционирует система портов, в том числе крупнейший погрузо-разгрузочный район «Экономия» с современным контейнерным терминалом. На территории области расположены Архангельская нефтебаза и нефтеналивной терминал. У нас есть суда усиленного ледового класса, мелкосидящие ледоколы, флот для проведения дноуглубительных работ и обеспечения выгрузки грузов на необорудованный берег. Действует Архангельская гидробаза, которая обеспечивает все необходимые работы в северо-западном секторе Арктики.

В Архангельске есть базовый для арктической авиации аэропорт, все необходимое для ледовой разведки, имеется единственный парк тяжелых вертолетов «Ми-26». А самое бесценное, что мы сохранили, – люди. Тысячи специалистов прошли проверку в Арктике, накопив бесценный практический опыт.

Архангельская область, наш Поморский край, была, есть и будет форпостом Российского государства в Арктике, интеллектуальным центром Русского Севера. Мы должны общими усилиями сделать все возможное для претворения в жизнь идей и открытий первого русского академика, настоящего новатора Михаила Васильевича Ломоносова, прежде всего – по освоению северных территорий. Потому что, как сказал наш великий земляк, «наше главное намерение здесь простирается».    

Санкт-Петербург