Будем только рады

Конкуренция между ключевыми игроками банковского сектора Северо-Запада в условиях нехватки качественных заемщиков будет только усиливаться, полагает Денис Бортников

Фото: Александр Крупнов
Денис Бортников

Денис Бортников возглавил Банк ВТБ Северо-Запад в январе текущего года. В марте завершился процесс присоединения этого финансового учреждения к Банку ВТБ, образован Северо-Западный региональный центр (СЗРЦ) Банка ВТБ. В интервью журналу «Эксперт Северо-Запад» руководитель СЗРЦ Денис Бортников рассказал о результатах работы регионального центра, обозначил перспективные направления деятельности банка на Северо-Западе и объяснил, в чем он видит причину новой кризисной ситуации в экономике.

– Каких показателей по итогам года вы ожидаете? Есть ли в показателях работы СЗРЦ неожиданные цифры?

– В целом идем достаточно ровно, позиции не сдаем. Увеличиваем кредитный портфель: с 213,7 млрд на момент присоединения к Банку ВТБ до 229,7 млрд рублей по состоянию на 1 октября. От квартала к кварталу оборачиваемость портфеля растет. Это говорит о том, что мы активно кредитуем: если в первом квартале этот показатель составил 60 млрд, то в третьем – уже 90 млрд рублей.

Безусловно, на деятельности банков, и мы – не исключение, сказываются кризисные явления в экономике. Экономическая ситуация влияет на ожидания компаний, многие бизнесмены решили подождать более благоприятного времени для получения кредитов. Количество заемщиков сокращается, рынок в определенной степени сжимается. Но по СЗРЦ Банка ВТБ все ранее достигнутые договоренности с клиентами о кредитовании исполняются, поступают заявки от новых для нас предприятий, поэтому я не вижу особых проблем с выполнением бизнес-задач. По итогам года показатели будут неплохие, каких-либо неожиданностей я не жду.

Семейные отношения

– Как в целом вы оцениваете ситуацию на банковском рынке Северо-Запада?

– Банковский рынок Северо-Запада сформирован уже очень давно. Ключевые игроки определены, они всем известны. В условиях нехватки качественных заемщиков конкуренция между ними только усиливается. При этом банки, находящиеся не в первой десятке крупнейших финансовых учреждений региона, также наращивают темпы развития и обороты. Объясняется это просто – они проводят агрессивную политику по привлечению клиентов, зачастую кредитуют их по явно заниженным ставкам, забывая про риск-менеджмент. Есть в этом отрицательные моменты, связанные с возможным возникновением финансовых проблем у кредитной организации.

При этом мы только рады будем, если список наших друзей-конкурентов из числа банков дополнится новыми названиями. У СЗРЦ своя ниша. Центром сформирован костяк из клиентов, с которыми мы работаем 10-15 лет. Можно сказать, это уже семейные отношения. Клиенты приносят интересные проекты, и мы готовы в них участвовать. Не отказываем никому. Если в рамках политики риск-менеджмента по той или иной причине мы не можем предоставить кредит, то готовы выступить даже в качестве консультанта, понимая, что работаем на перспективу.

– Рыночная нестабильность оказывает влияние на основной бизнес банков. Банк России прогнозирует, что в октябре-декабре темпы роста кредитования могут оказаться существенно ниже, чем в предыдущие месяцы. Среди прочих рисков – снижение прибыльности банковского бизнеса и достаточности капитала у отдельных игроков.

– Ситуация предсказуемая и адекватно оцениваемая. Если говорить в целом о ситуации в России, не думаю, что произойдет существенное снижение объемов кредитования. Рынок, возможно, замрет на некоторое (небольшое) время, но поступательное движение будет точно. Для банков важно, чтобы правительство страны более активно работало над программой диверсификации экономики, отходя от исключительно сырьевого вектора развития. Сфер применения банковского капитала достаточно.

– Что вы думаете о тенденции к укрупнению банковской системы Северо-Запада? Стоит ли ожидать приобретения крупными федеральными игроками банков региона и как это отразится на внутреннем рынке?

– Я положительно оцениваю укрупнение банковского сектора. Другой вопрос, что даже если присоединения состоятся, то в ближайшие год-два существенного влияния на банковский сектор Северо-Запада это не окажет. Банкам, которые затеяли реорганизацию, требуется время.

– Смена руководства Петербурга привела к приостановке ряда инфраструктурных проектов. Дестабилизировало ли решение Смольного ситуацию с точки зрения привлекательности подобных проектов для финансирования?

– Не думаю, ведь ревизия инвестпроектов была предсказуема. И правительство города подтвердило, что инфраструктурные проекты Санкт-Петербургу необходимы. Речь идет скорее о возможном пересмотре объема капитальных вложений, а инфраструктурные проекты будут продолжаться. И мы готовы принимать участие в их финансировании, работать по городским программам развития. Причем это касается проектов не только в Петербурге, но и в других регионах Северо-Запада РФ.

Не допустить дисбаланса

– Какие сегменты экономики СЗРЦ кредитует охотнее?

– Я бы не стал выделять кого-то: мы работаем с предприятиями всех отраслей. Есть направления, в которых мы исторически сильны. Это кредитование проектов, реализуемых в энергетике, целлюлозно-бумажной промышленности и машиностроении, в том числе по программам государственного оборонного заказа. Активно сотрудничаем со строительными компаниями – помогаем им реализовать проекты в сферах жилищного и коммерческого строительства, развития инфраструктуры. Особое внимание уделяем проектам, реализуемым по модели государственно-частного партнерства.

Есть и новые для нас направления, например сотрудничество с автопроизводителями. Первый опыт уже есть – компания «Яровит Моторс», которая стала одним из резидентов технопарка в Марьино.

– Проекты по созданию индустриальных парков будут способствовать развитию промышленных производств?

– Будут, однако есть одно «но»: нельзя допустить дисбаланса региональных экономик. Например, к технопарку в Марьино проявляют интерес несколько крупных компаний, расположенных в других регионах Северо-Запада. Для бизнеса этот проект удобен – развитая логистика позволяет наладить производство вблизи основных рынков сбыта. Но с уходом этих предприятий регионы теряют крупных, а зачастую и очень крупных налогоплательщиков. Это неправильно. На мой взгляд, региональные власти должны более активно заниматься развитием индустриальных парков на своих территориях. Возможно, местным администрациям необходимо создавать более благоприятные условия для инвестирования и развития бизнеса, теснее работать с федеральным центром.

– Как вы оцениваете динамику работы СЗРЦ в регионах Северо-Запада?

– В принципе, рост экономики в той или иной мере отмечается во всех регионах. Традиционно сильные позиции у нашего банка в Карелии: мы кредитуем там предприятия лесопромышленного комплекса и энергетики. В Великих Луках менее года назад открылся дополнительный офис банка, началась работа с новыми клиентами – предприятиями Псковской области. При этом продолжаем успешно сотрудничать с такими предприятиями региона, как Великолукский завод щелочных аккумуляторов, «Технология металлов», «Псковкабель» и др.

С Группой «Акрон» (Новгородская область) заключили соглашение о партнерстве в финансировании закупок импортного оборудования для проектов по модернизации производств компаний «Акрон» и «Дорогобуж». В Калининградской области продолжаем успешно сотрудничать с одним из крупнейших предприятий пищевой промышленности – ГК «Содружество».

– В зону ответственности СЗРЦ входят не только регионы Северо-Запада, но и Кировская область, расположенная в Приволжском федеральном округе. Не планируете отказаться от непрофильного региона?

– Ни в коем случае, у нас там хорошие позиции – доля на рынке превышает 15%. Банк зашел туда одним из первых среди финансовых учреждений и за годы работы сформировал качественную базу предприятий-партнеров. Так что Кировская область остается в сфере наших интересов.

Преданность консерватизму

– Уроки кризиса 2008 года заставили банки всерьез пересмотреть отношение к риск-менеджменту. Однако в настоящее время ряд из них в борьбе за крупных клиентов вновь склоняются к повышенным рискам. Какие условия риск-менеджмента практикуются в СЗРЦ?

– Мы консервативны. Мы и прежде были консервативны, когда были Банком ВТБ Северо-Запад, и остались таковыми сейчас, став структурным подразделением Банка ВТБ. Любой кредит, который выдает банковское учреждение, – изначально рисковая операция. От того, как соответствующие подразделения банка проработали сделку на начальном этапе, зависит ее последующая история.

Наибольшее значение для нас имеют финансовые показатели заемщика, перспективы его развития и кредитная история. Если предприятие ведет прозрачный честный бизнес, имеет хорошее финансовое состояние и понятные перспективы развития, мы для него полностью открыты.

Считаю, что любые инициативы бизнеса должны быть осмыслены. Так, если клиент приносит на рассмотрение бизнес-проект, то он должен быть экономически просчитан, иметь понятные сроки окупаемости. При этом клиент должен быть готов вкладывать в проект собственные средства, а не развиваться исключительно за счет банка.

Не секрет, что у банков имеются в портфелях и проблемные, и потенциально проблемные кредиты. Мы работаем со всеми, не бросаем никого. Ведь есть разные причины проблем. К примеру, не поступили предприятию вовремя деньги по линии гособоронзаказа, оно, соответственно, не внесло очередной платеж по кредиту. Но это же не повод вступать с ним в конфликт. Мы вырабатываем вариант, удобный и для банка, и для партнера. Клиенты нас понимают, и мы клиентов понимаем.

– Вторая волна кризиса, о которой уже давно говорят, никак не настанет. Не кажется ли вам подобная дискуссия искусственно инициированной?

– Это не дискуссия искусственно инициирована, но сама ситуация, которая заставляет рынки жить в постоянном ожидании нового кризиса. До тех пор, пока надзорные органы государств не возьмутся за проблемы деривативов, эта ситуация не изменится. Надзорные органы контролируют фондовый и финансовый рынки, но не имеют никакого влияния на рынок производных финансовых инструментов. Но ведь сделки по деривативам во много раз превышают объемы продаж на фондовом и финансовом рынках. Необходимо вводить серьезные ограничения, принимать жесткие законодательные нормы. Одним словом, зарегулировать этот сегмент настолько, чтобы не допустить не обеспеченных товарными запасами продаж и получения сверхдоходов.          

Санкт-Петербург