Ограничились Windows

Распространение сложных информационных решений, как и общий уровень ИТ-культуры, в России остается фрагментарным

Фото: архив «Эксперта С-З»

В условиях жесткой конкуренции вопрос повышения производительности всегда актуален, и особенно в период экономического спада. Одним из вариантов его решения считается увеличение автоматизации за счет использования современных ИТ-систем. Западные аналитики нередко выделяют прямую взаимосвязь между уровнем информатизации предприятия и эффективностью работы его сотрудников. Разработчики ИТ-систем рисуют радужные перспективы, открывающиеся после внедрения ERP-, CRM-систем или систем документооборота: ускорение внутренних процессов, очищение компании от ненужных должностей и выстраивание более продуктивных отношений с клиентами. Но Россия с точки зрения информатизации всегда была на положении догоняющей страны.

Каков реальный опыт участников российского ИТ-рынка и бизнеса, какую роль играют информационные системы в жизни предприятий, какие надежды на ИТ-системы возлагают отечественные компании и оправданны ли ожидания и обещания вендоров и аналитиков? Эти вопросы обсуждали участники круглого стола «Мнимые и реальные выгоды информатизации: способствует ли внедрение ИТ-решений повышению производительности бизнеса?», который состоялся в рамках II Форума крупного бизнеса Северо-Запада «ТОП-250», организованного журналом «Эксперт Северо-Запад».

Желания и возможности

В целом можно признать, что два кризисных года не принесли особых сюрпризов рынку ИТ. Общий размер рынка, количество внедрений сложных информационных систем заметно сократились. Однако желание и возможности компаний резать расходы на ИТ были разными. «Малый бизнес сократил расходы на ИТ фактически до нуля, средний сосредоточился на реализации проектов, запущенных до кризиса, а крупный бизнес просто переключился на более дешевые системы, для него потребность в информатизации не ушла», – рассказывает президент компании «ДоксВижн» Владимир Андреев.

В этом нет ничего удивительного, продолжает директор по корпоративному бизнесу петербургского филиала «ВымпелКома» Евгений Коробов, поскольку для крупных фирм ИТ-системы – центральный элемент в организации бизнес-процессов: «Есть бизнесы, в которых информатизация рассматривается как возможный инструмент сокращения расходов и увеличения продаж, а есть такие, где без информационных систем невозможно не то что развиваться, но и попросту существовать. В частности, и наш бизнес».

Подобного же мнения придерживается директор агентства BC Communications Александр Мельник. По его словам, в непростой 2009 год компания приняла решение внедрить ERP-систему, потому что «в какой-то момент ты приходишь к необходимости детерминации внутренних процессов, а без ИТ-системы этого не сделать».

Когда речь идет о большой компании, информационная система – это прозрачность внутренних процессов и стандартизация, а в конечном счете – стабильность работы. «Когда ты знаешь, что все подразделения работают по одинаковой схеме, уход специалистов не становится проблемой», – замечает руководитель офиса управления проектом «Информационное общество» Северо-Западного макрорегионального филиала «Ростелекома» Елена Мариева. Телеком – не единственная отрасль, где уровень использования информационных систем высок. Для большинства банков и страховых компаний ИТ-система – ключевой элемент внутренней организации. Соответственно и они в период экономического кризиса траты на информатизацию серьезно не изменили, а по отношению к другим расходам даже увеличили. Таким образом, можно сказать, что бизнесу все же пришлось сокращать расходы на ИТ-системы, но при этом соизмерять свои потребности с возможностями.

Осознанная необходимость

От ИТ-интеграторов бизнес сегодня ожидает не просто внедрения некого решения от известного разработчика, но и помощи в оптимизации существующих внутренних процессов, отмечает Елена Мариева. И, кстати, в этом эксперты видят слабость российского ИТ-рынка: квалифицированных ИТ-консалтеров очень мало, а программных решений как от мировых, так и от отечественных вендоров хватает.

Делать внедрение самоцелью, например компания приобретает дорогую систему и только потом пытается понять, как построены бизнес-процессы, и подогнать их под установленную систему, – это, пожалуй, самая грубая ошибка ИТ-компаний, рассуждает начальник группы организации и поддержки бизнес-процессов отдела по работе с корпоративными клиентами Северо-Западного филиала «МегаФона» Константин Гусев. Использование ИТ-систем может поднять выручку предприятия на десятки процентов, но только в том случае, если она внедрена правильно, в определенной последовательности. Сначала четко формулируется стратегия компании, которая вписывается в ИТ-стратегию, далее необходимо выделить основные вспомогательные процессы, и только потом становится ясно, как их можно автоматизировать и внедрить, поясняет начальник отдела информационной безопасности группы компаний «Севкабель-Холдинг» Егор Чемоданов.

При этом разработчики и интеграторы единодушно утверждают, что 90% успеха при внедрении системы – это понимание и внимательное отношение к внутренним процессам, которые сложились в компании. Ответ же на вопрос, должна ли ИТ-система подстраиваться под бизнес-процессы или же, наоборот, нужно выстраивать бизнес-процессы под систему, не столь очевиден. «Если у вас установлена сложная ИТ-система, то она накладывает определенные ограничения на использование неординарных бизнес-процессов, которые возникают при развитии новых направлений, – говорит Евгений Коробов. – Стоимость модернизации и доработки ИТ-систем достаточно велика, поэтому мы модернизируем их только когда скопится критическое количество процессов, требующих обновления».

Понятно, что сложные решения подразумевают диалог между алгоритмами, заложенными в программе, и реальными бизнес-процессами, но если разложить систему на части, получается, что, например, механизмы общения с клиентами в целом выстроены по одному принципу и набор сценариев использования ресурсов ограничен. Если не рассматривать такие сложные процессы, как менеджмент интеллектуальных возможностей сотрудников или бизнес-аналитика, то с точки зрения финансовых затрат легче и эффективнее перестроить бизнес-процессы под требования ИТ-систем, уверен Владимир Андреев.

«Я лично знаком с рядом топ-менеджеров, которые объясняют свой успех на рынке использованием правильных ИТ-систем. Точнее, тем, что им удалось найти человека или команду, параллельно с развитием бизнеса модернизировавшую ИТ-систему, которая автоматизирует внутренние процессы», – рассказывает генеральный директор компании «Вэлл-Сервис» Владимир Подзоров. Одновременно он уточняет, что даже в таких ситуациях, когда группа ИТ-разработчиков являлась неотъемлемой частью компании, нельзя четко определить, что было первично – индивидуальные бизнес-процессы, сложившиеся по мере развития компании на рынке, или организация, которую предполагали используемые ИТ-решения.

На пороге революции

Для западных компаний ИТ-системы уже стали важной составляющей бизнеса. Если посмотреть на такой аспект, как финансовая оценка предприятия, рассуждает Александр Мельник, получается интересная картина: информационная система компании, включающая «железо» и программное обеспечение, отражается на двух балансах – как материальные и нематериальные активы. При этом оценка, которая описывает внутренние процессы в развитых компаниях, соседствует со статьей, отражающей уровень квалификации сотрудников. И влияет на нее. Условно говоря, по очкам ИТ-системы дают такое же преимущество, как и квалифицированный персонал. Если ИТ-система адекватная, сам факт ее существования демонстрирует, что компания активно инвестирует в повышение своей работоспособности.

Кроме того, в последнее время эффективность менеджмента оценивается в показателях, продиктованных ИТ-решениями. На первое место выходит скорость принятия решений, подразумевающая мгновенное получение необходимой информации, а также все активнее используются возможности анализа внешней информационной среды с целью получения живого отклика на работу компании. И мировые, и отечественные компании нередко прибегают к мониторингу социальных сетей. Это позволяет оценить эмоциональную степень откликов на продукты компаний и их деятельность, поясняет директор петербургского филиала «Ашманов и партнеры» Юрий Федулов.

Но если так, значит, вопрос о значении ИТ-систем можно ставить радикально. В начале ХХ века существовали два основных критерия, значимых для промышленности: труд и капитал. Позже к ним прибавился еще один – предпринимательская активность. Может, теперь время дополнить список и уровнем информатизации?

Представители отечественного бизнеса и интеграторы ИТ-решений склоняются к тому, что в наших реалиях подобные громкие слова – пока преувеличение. Очень многое зависит от степени сознательности руководства компании, солидарны участники круглого стола. ИТ – инструмент, который может дать хорошие результаты лишь в умелых руках. Все же уровень распространения информационных систем в бизнесе и, как следствие, уровень ИТ-культуры остается далеким от европейского и американского.

Не исключено, что в настоящее время мы стоим на пороге качественных изменений. Нельзя не заметить, что доступность ИТ-систем кардинально меняется. И если на российском рынке этот тренд не столь явный, то в развитых странах он очевиден. В частности, появились модели программного обеспечения по запросу, использующие возможности удаленной обработки и хранения, что сильно повышает доступность ИТ-решений для бизнеса (в первую очередь для малого). «То, что происходит на рынке ИТ, можно сопоставить с бумом, связанным с переходом от использования мейнфреймов к клиент-серверным технологиям в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Степень доступности ИТ-приложений изменяется в разы», – констатирует Владимир Андреев. Поэтому, возможно, через год-два диалог о роли информационных систем в жизни отечественных компаний будет звучать совершенно в ином ключе.        

Санкт-Петербург

Десять лет и один день

Ни одна дискуссия о темпах развития информатизации в России не обходится без обсуждения роли государства, степени его вовлеченности и влияния на этот процесс. «Мы видим, что государство вплотную приступило к этапу, который бизнес прошел пять лет назад. А именно – к стандартизации и унификации одинаковых процессов», – говорит руководитель офиса управления проектом «Информационное общество» северо-западного макрорегионального филиала «Ростелеком» Елена Мариева. Однако с учетом масштаба госаппарата эта задача не из простых. И на ее решение может потребоваться продолжительное время.

Вместе с тем первые реальные действия по развитию электронного документооборота, которые предпринимает государство, уже в ближайшей перспективе должны стать важным стимулом к развитию электронного взаимодействия бизнеса. «То, что электронная подпись уже имеет юридический статус и таким образом созданы все необходимые предпосылки для обмена электронными документами, – действительно важное событие», – признает президент компании «ДоксВижн» Владимир Андреев.