Ревизия катится мягко

В первые три месяца руководства Петербургом Георгий Полтавченко показал, что умеет балансировать между требованиями федерального центра о «неприкасаемости» бывшего губернатора и необходимостью менять приоритеты в развитии города

Фото: Владимир Басов
Настоящая проверка губернатора Петербурга еще впереди

На нынешней неделе исполняется 100 дней с момента вступления Георгия Полтавченко в должность губернатора Санкт-Петербурга. Этот рубеж довольно условный и, как считают некоторые, даже надуманный. Но, как ни относись к традиции подводить итоги первой стодневки, она все-таки позволяет сделать определенные выводы о новом руководителе – его стиле, видении проблем, кадровых приоритетах и экономических перспективах региона.

Разумеется, при оценке деятельности нового петербургского губернатора никуда не деться от сравнений с его столичным коллегой Сергеем Собяниным, возглавившим Москву чуть более года назад. И дело не только в том, что обоим досталось непростое наследство (одному – от правившего 18 лет Юрия Лужкова, другому – от руководившей городом восемь лет Валентины Матвиенко). Петербург и Москва занимают особое место на карте России не просто как крупнейшие мегаполисы со схожими проблемами, но и как единственные в стране города, являющиеся одновременно субъектами РФ. Это во многом определяет специфику управления ими. У Полтавченко и Собянина есть даже некоторое внешнее сходство – их прежняя деятельность в закрытых структурах не стимулировала к работе по формированию собственной харизмы, и, как следствие, оба неулыбчивы и на первый взгляд не сильны в риторике.

Полное обновление – не самоцель

Впрочем, есть и отличия. Главное из них – оценка федеральным центром наследства, которое досталось новым градоначальникам. Лужков, как известно, был уволен президентом с формулировкой «утрата доверия» и, по сути, выдворен за пределы российского политического поля. Это дало Сергею Собянину почти полный карт-бланш на проведение самостоятельной кадровой политики. Неприкосновенность была гарантирована лишь первому вице-мэру Владимиру Ресину, который на протяжении месяца в качестве временно исполняющего обязанности мэра передавал Собянину Москву.

К окончанию своей первой стодневки московский мэр сменил шесть из 10 префектов округов, а из 12 заместителей Собянина лишь пятеро представляли команду предшественника: кроме Ресина это Петр Бирюков (ЖКХ и благоустройство), Людмила Швецова (социальная политика), Владимир Шукшин (безопасность) и Валерий Виноградов (местное самоуправление). С тех пор Шукшин покинул свой пост по собственному желанию, Виноградов понижен до префекта Северо-Восточного административного округа, а Швецова и Ресин на прошедших в воскресенье выборах баллотировались в Госдуму, получив более чем проходные номера (второй и седьмой соответственно) в московском региональном списке «Единой России». Таким образом, уже в ближайшие дни обойма «лужковских» в команде замов Собянина может сократиться до одного человека – Петра Бирюкова.

Любопытно, что «долгожитель» Бирюков курирует ту самую сферу (ЖКХ), которую Георгий Полтавченко стал кадрово обновлять прежде всего. Но в целом в первые 100 дней у петербургского губернатора кадровый зуд проявился более умеренно, чем у Собянина. Рубить шашкой он просто не мог себе позволить: переезд Валентины Матвиенко в Совет Федерации обставлялся Кремлем столь красиво, что новый губернатор был обречен включиться в игру под названием «преемственность». Из девяти заместителей Полтавченко лишь четверо – его креатуры. Это Сергей Вязалов (экономический блок), Игорь Дивинский (глава администрации губернатора), Сергей Козырев (ЖКХ, благоустройство) и Василий Кичеджи (наука, образование, культура и СМИ).

На днях может освободиться и пятая вакансия: Людмила Косткина (социальная сфера) баллотировалась по спискам «Единой России» в Законодательное собрание города и в случае успеха, по-видимому, переедет из Смольного в Мариинский дворец. В случае же неудачи на выборах она тем более утратит свои позиции, так что ее уход из городского правительства станет лишь делом времени. Ничто не гарантировано и четырем другим заместителям Матвиенко – Юрию Молчанову (инвестиционная политика), Роману Филимонову (строительство), Игорю Метельскому (управление госимуществом) и Валерию Тихонову (безопасность).

Словом, Полтавченко в целом идет дорожкой, проторенной Собяниным, просто чуть медленнее и аккуратнее. Эта аккуратность проявляется прежде всего в отношении глав районов (в Северной столице их 18). На данный момент в период губернаторства Полтавченко произошло всего две отставки. Сначала пост покинул глава Петроградского района Константин Желудков, причем заявление об уходе легло на стол Полтавченко еще когда он пребывал в должности и.о. губернатора, а самого Желудкова, по словам главы города, он «вообще в глаза не видел». Вторая отставка добровольной уже не была: главой одного из самых проблемных с точки зрения ЖКХ районов – Приморского – вместо Андрея Кутепова был назначен экс-глава петербургского Комитета по физической культуре и спорту Вячеслав Чазов.

«Убрав целый ряд весомых фигур в правительстве, губернатор сумел обойтись без скандалов и осуществить мягкую ревизию наследства. Это яркий показатель его политического стиля, – полагает директор петербургского аналитического центра „Стратегия изменений“ Валентин Бианки. – Правда, на эти места пришли неизвестные персоны, никакого публичного обоснования их качеств, никаких „управленческих легенд“, „историй успеха“ предъявлено не было».

Сам же Полтавченко определяет три главных приоритета в своей кадровой политике. «Первый – это мотивация. Те, кого я позвал первыми, на прежних местах зарабатывали гораздо больше, но мотивация у них такая же, как у меня, – сделать лучше, чем было. Второе – все они профессионалы, умеющие работать. Третий критерий – порядочность. Я этих людей знаю и могу за них ручаться головой, – отметил он. – Наверное, команда еще будет обновляться, но я вовсе не собираюсь менять всю кадровую составляющую – нам просто не найти столько профессионалов. Будем работать с каждым индивидуально, настраивая их на тот ритм, в котором намерены существовать сами». А в вопросе оценки профпригодности глав районов губернатор предлагает подождать окончания зимы, поскольку «она – самый главный экзамен».

Пробки и снег

Зима станет серьезным экзаменом и для самого Георгия Полтавченко. Именно последние две зимы, а конкретно – плохо убираемый снег и «сосульки-убийцы», привели к резкому падению рейтингов Валентины Матвиенко и наверняка сильно сократили петербургский этап ее политической карьеры. У Полтавченко нет времени на раскачку: преемственность в вопросах управления ЖКХ, особенно в зимний период, очень быстро скажется и на его рейтингах. Кроме того, это грозит и политическими последствиями, поскольку окончание наступившей зимы (пока, надо признать, невероятно мягкой) по времени совпадет с президентскими выборами.

Вообще, в массовом сознании чем дальше, тем больше укрепляется стереотип, что главная проблема Москвы – уличные пробки, а Петербурга – сосульки и состояние ЖКХ в целом. Левада-центр 27 октября – 8 ноября одновременно провел опрос москвичей и петербуржцев, предложив обозначить главные проблемы своего мегаполиса. По результатам обоих исследований на первом месте – высокие цены на товары первой необходимости. Эта проблема волнует 61% москвичей и 47% петербуржцев. На втором месте в столичном опросе – рост коммунальных платежей (45%, поскольку респонденты могли отмечать сразу несколько проблем и суммарные результаты превышают 100%). И лишь на третьем месте – пробки (42%). В петербургском опросе вторую строчку заняли низкие заработки (30%), третью – рост коммунальных платежей (38%) и лишь десятую – плохая работа системы коммунального хозяйства (19%).

Но от стереотипов избавиться сложно и общественность с особым вниманием следит, как Собянин борется с пробками, а Полтавченко – со снегом. Петербургскому губернатору повезло больше: в первые 100 дней его правления снег выпадал считанное число раз и быстро таял. Да и снежные трудности все же имеют сезонный характер. Проблема Собянина – куда более «долгоиграющая», но он сразу же поставил задачу увеличить скорость движения в городе на 20% за два года. Половина этого срока позади, но ситуация если и изменилась, то скорее в худшую сторону. Разочарование москвичей отражает все то же исследование Левада-центра. Если в декабре прошлого года на вопрос «Удастся ли Сергею Собянину решить проблему московских пробок?» ответы «определенно да» и «скорее да» дали 30% респондентов, то в ноябре 2011-го – 20%. Доля же пессимистов выросла за этот период с 48 до 60%.

С небес на землю

Еще одно сходство между Полтавченко и Собяниным в первые месяцы руководства своими городами – отказ от финансирования ряда мегапроектов предшественников. Оба градоначальника заступили на вахту в момент, когда переверстывать бюджет на следующий год было уже поздно (Собянин – в конце октября, Полтавченко – в начале сентября). Но точечные поправки, причем на десятки миллиардов рублей в каждом из регионов, они внести сумели.

В Москве это отказ от ряда девелоперских проектов, особенно тех, что связаны с компанией Елены Батуриной «Интеко», а также продажа близкого к контрольному пакета акций Банка Москвы. Средства были перераспределены в пользу решения проблем наземного транспорта и строительства метро. В Петербурге отказались (по официальной версии, на время) от строительства Орловского тоннеля (вложения из городского бюджета оценивались в 22 млрд при общей стоимости 115 млрд рублей) и двух мостов – Ново-Адмиралтейского и через остров Серный (примерно 22 млрд рублей). Орловский тоннель под Невой – проект, которым особенно гордилась Валентина Матвиенко. Он в очередной раз должен был продемонстрировать лидерство Северной столицы в сфере государственно-частного партнерства. Концессионером в этом проекте выступала Невская концессионная компания, аффилированная с депутатом Госдумы Виталием Южилиным.

По словам Полтавченко, его очень смутили средства, которые фигурировали в проектной документации. На его взгляд, их лучше потратить на решение неотложных социальных проблем. «Если бы мы имели неограниченные возможности бюджета, можно было бы спокойно смотреть на заявленные суммы. Но с учетом того, что в городе помимо транспортных проблем есть еще огромное количество других, мы этого себе позволить не можем», – отметил он.

Серьезной ревизии подвергнут и проект легкорельсового трамвая, которым планировали связать центр города с аэропортом «Пулково». Только в следующем году стартовые затраты на реализацию проекта оценивались в 3 млрд рублей. На прошлой неделе Полтавченко заявил, что к аэропорту разумнее протянуть не наземные, а подземные рельсы, открыв в «Пулково-2» (а в идеале – даже в «Пулково-1») станцию метро. Кроме того, новая администрация города начала изучать вопрос об отводе к аэропорту железнодорожной ветки. Это позволит запускать к «Пулково» аэроэкспрессы с Балтийского вокзала. В результате, подчеркнул губернатор, появится три возможных варианта доставки пассажиров в аэропорт и обратно: автомобиль, метро и железная дорога.

Окончательно похоронен еще один проект ГЧП – Дворец искусств на Васильевском острове стоимостью 257 млн евро. Партнером города должен был выступить венгерский холдинг Demian Group. По мнению Полтавченко, петербургские власти могут найти другое применение этому участку. «Проект сугубо частный, и ждать, пока изъявивший желание строить инвестор найдет средства, город, наверное, не будет», – прокомментировал он.

По большому счету, из мегапроектов Матвиенко не заморожены лишь два – Западный скоростной диаметр и футбольная арена на Крестовском острове. Они находятся в такой стадии готовности, что дешевле их закончить, чем продлевать. Но и тут обещан жесткий контроль, а увеличение стоимости строительства объявлено недопустимым. По крайней мере это касается стадиона, на месте строительства которого соответствующие заявления сделали Георгий Полтавченко и вице-премьер Дмитрий Козак. Как известно, стадион для «Зенита» обойдется городской казне в 28,6 млрд рублей, и это делает его вторым по дороговизне в мире после нового «Уэмбли» в Лондоне (1,5 млрд долларов). Но подрядчик – подконтрольный Олегу Дерипаске «Трансстрой» – добивается увеличения сметы до 40 млрд рублей, что, как считает Козак, недопустимо.

Победил кандидат «затрудняюсь ответить»

Переосмысление значимости мегапроектов и расстановка новых приоритетов в бюджетной политике, безусловно, крайне важны для перспектив развития экономики, но все-таки мало значимы в электоральном смысле. Для роста популярности необходим диалог с обществом, пусть хотя бы через подконтрольные СМИ, а на этой ниве Полтавченко не преуспел. Первое телевизионное интервью он дал лишь 25 ноября в прямом эфире телекомпании «Санкт-Петербург», которое, к удивлению большинства политологов, оказалось довольно удачным, особенно на фоне ежемесячных «Диалогов с городом» Валентины Матвиенко на Пятом канале.

«Диалоги» прежней градоначальницы каждый раз долго режиссировались, острые общественно-политические темы, как правило, не затрагивались, а по любому бытовому вопросу у губернатора всегда «чисто случайно» оказывалась под рукой подробнейшая справка: сколько квартир предоставлено ветеранам, сколько средств заложено в бюджете на тот или иной вид образования, здравоохранения и т.п. Кульминацией этих телеинтервью были звонки Матвиенко (якобы в прямом эфире) подчиненным с требованием решить проблему того или иного телезрителя и грозным обещанием взять вопрос под личный контроль. Словом, это был ежемесячный телеспектакль – возможно, неплохо срежиссированный, но слабо сыгранный.

Полтавченко же предстал совершенно иным. Во-первых, это был действительно прямой эфир. Во-вторых, губернатор охотно комментировал новости текущего дня, то есть вопросы было очень трудно срежиссировать накануне. Пару раз он вполне удачно пошутил и вообще выглядел куда живее, чем его обаятельная предшественница в грамотно смонтированных «Диалогах с городом».

Думается, петербургская «Единая Россия» теперь может лишь сожалеть, что лидер ее списка на выборах в Законодательное собрание сбросил оковы непубличного человека и по-настоящему заговорил лишь в конце избирательной кампании. Если бы это произошло раньше, партия власти наверняка бы получила в городском парламенте пару-тройку дополнительных мандатов.

Пока же из-за столь запоздалого старта публичной активности Полтавченко остается для петербуржцев темной лошадкой. На вопрос ноябрьского исследования Левада-центра «Кто, по вашему мнению, лучше справляется / справлялся с обязанностями губернатора – Матвиенко или Полтавченко?» подавляющее число голосов (69%) набрал ответ «Затрудняюсь ответить». В пользу бывшего губернатора высказались 10% опрошенных, за нынешнего – 21%. Если более двух третей респондентов не могут сравнить деятельность хорошо известного им бывшего губернатора с работой нынешнего, это означает только одно: Полтавченко они не знают / не видят / не понимают.

Любопытно, что месяцем ранее, в октябре, Левада-центр проводил похожее исследование. Тогда «Затрудняюсь ответить» сказали почти вдвое меньше (38%) опрошенных, 17% отдали предпочтение новому губернатору, 5% – Матвиенко, остальные посчитали, что «Ни лучше, ни хуже». Но вопрос звучал немного иначе: «Как вы считаете, Полтавченко будет работать на посту губернатора лучше или хуже, чем Матвиенко?» То есть в октябре Левада-центр интересовался ожиданиями и они оказались неопределенными. А в ноябре спросил о первых результатах – они оказались вдвойне неопределенными.

Единственное, в чем не откажешь Георгию Полтавченко, так это в желании час-полтора перед сном поговорить с горожанами в твиттере. По признанию губернатора, он знаком со всеми основными социальными сетями, но сделал выбор в пользу твиттера по совету сына. Эта сеть покорила Полтавченко своей лаконичностью (максимальный размер сообщения – 140 знаков). Тут, видимо, сказались не только пристрастия сына, но и правоохранительное прошлое, где краткость – не только сестра таланта, но и стиль руководства.

Притчей во языцех у петербургских блогеров стало обсуждение того, как вежливо губернатор каждый вечер расстается с ними. «Регулярные пожелания всем фолловерам спокойной ночи способны принести ему всетвиттерную славу», – полагает Валентин Бианки. Но губернатор во всем «винит» родителей и свое воспитание. Не могу, дескать, уйти, не попрощавшись.

В политическом смысле он и не уходит. Он, собственно, только пришел.   

Санкт-Петербург