Запрос на «человечинку»

5 декабря 2011, 00:00
  Северо-Запад

От редакции

Иллюстрация: Владимир Басов

Без прорывов, но и без провалов, мягко, интеллигентно, вдумчиво – пожалуй, именно так можно охарактеризовать первые 100 дней Георгия Полтавченко во главе Северной столицы. Кремлевскую операцию «преемник» по смене власти в Петербурге следует признать удачной. В футболе говорят: игра забудется, а счет останется. Так и в политике: некоторые позорные элементы этой операции, такие как выборы в муниципальном округе «Красненькая речка», со временем забудутся, а в сухом остатке город получил новую власть. Пока сложно судить, лучше она или хуже старой, но совершенно точно, что она – другая.

С уходом Валентины Матвиенко в Петербурге заканчивается эра гигантизма и мегапроектов, сколь поражающих воображение, столь и бесполезных для большинства горожан. Прежняя градоначальница никогда не мелочилась. Если увеличивать бюджет, то в разы. Если переманивать из других регионов налогоплательщиков, то сразу крупных нефтяников. Если строить стадион, то самый современный в мире. Если возводить башню, то самую высокую и дорогую в стране.

Спустя 100 дней операция «преемник» постепенно трансформируется в операцию «ревизия». Ставилась такая задача в верхах перед Полтавченко или нет, но основные его усилия сейчас направлены на переоценку приоритетов в городском развитии. Скажем, может ли дальше расти в цене стадион, который и так обойдется казне минимум в 1 млрд долларов, тогда как на расселение коммуналок в этом году бюджет коммунальной столицы России выделил сумму в 60 раз меньшую? Вот и идет постепенный отказ от мегапроектов, а за финансированием тех, которые дешевле достроить, чем заморозить, усиливается контроль. И это еще надо сказать спасибо кризису. Если бы не он, подобные мегапроекты начали бы финансироваться еще два-три года назад.

Первые месяцы губернаторства Полтавченко часто сравнивают с приходом к руководству Москвой Сергея Собянина – и города во многом схожи, и их основные проблемы. Петербургскому губернатору в чем-то повезло больше, в чем-то – меньше. Собянин в первую стодневку сразу столкнулся с такими потрясениями, как теракт в «Домодедово» и беспорядки на Манежной площади. Питерского градоначальника судьба от подобного оградила. Зато ему, в отличие от столичного коллеги, первые 100 дней пришлось работать в разгар избирательной кампании, что всегда порождает соблазн скатиться в популизм. Полтавченко этого избежал и, даже находясь во главе списка правящей партии на выборах в Законодательное собрание, вел себя демонстративно отстраненно и в ход кампании не вмешивался.

Но главное отличие первых месяцев работы Собянина и Полтавченко – в миссии, которая им была уготована. Столичный мэр, по сути, был назначен председателем ликвидационной комиссии корпорации под названием «Москва Лужкова» и потому получил полный карт-бланш на все – от кадровых вопросов до степени остроты публичных суждений о работе предшественника. Полтавченко же, согласно официальной версии, – просто новый гендиректор корпорации «Петербург», поскольку прежний был настолько эффективен, что заслужил повышение. Ровно поэтому экономическая команда нового петербургского губернатора вынуждена проводить операцию «ревизия» кулуарно, а в публичное пространство выносить осторожные фразы вроде «думаем», «анализируем», «советуемся».

После первых появлений Полтавченко в прямом телеэфире 25 и 28 ноября посетительница одного из интернет-форумов глубокомысленно заметила: «Он вроде бы такой же, как и все они там, во власти. Но все-таки есть в нем какая-то человечинка». И действительно, вот ведь парадокс: когда в 2003 году город возглавила женщина, многие ожидали тонкого и вдумчивого стиля управления. А получили ставку на гигантизм и отказ от диалога с обществом. Теперь петербуржцы, как ни парадоксально, начинают замечать «человечинку» в губернаторе-мужчине, да еще и в бывшем силовике. Или просто хотят ее найти? В любом случае, раз такой запрос существует, его нужно оправдывать.