Диета для сбыта

Энергетика
Москва, 19.12.2011
«Эксперт Северо-Запад» №50 (546)
Правительство России не оставляет попытки отрегулировать ценообразование на рынке электроэнергии. Разобравшись с сетевой составляющей, власти обратили свое внимание на деятельность энергосбытовых компаний

Иллюстрация: Владимир Басов

Текущий год стал знаковым для российского рынка электроэнергетики. В начале года оптовый рынок был полностью либерализован. Кроме того, большинство сетевых компаний перешли на новую систему тарифообразования по методу RAB.

Совокупность этих решений ввергла потребителей в шок от размеров сумм в счетах за электроэнергию. Ее стоимость для отдельных потребителей увеличилась на 50-60% по сравнению с прошлым годом (см. «Вольный счет за киловатты», «Эксперт С-З» №2-3 от 24 января 2011 года). Государство было вынуждено спешно вмешаться в новоявленный рынок, весной определив предельно допустимый рост цен (см. «Погладить против шерсти», «Эксперт С-З» №21 от 30 мая 2011 года). Весь год новостные ленты пестрели сообщениями о корректировке и сокращении заявленных ранее инвестпрограмм сетевых компаний, вынужденных пересматривать свои амбициозные планы по капитальным вложениям.

Однако в итоге стабилизировать цены на электроэнергию удалось. Дабы не провоцировать новые ценовые всплески в канун выборной кампании, правительство страны сдвинуло сроки нового тарифного периода с 1 января на 1 июля. Что в конечном итоге будет вложено в понятие «перезагрузка RAB», а также за счет каких средств будет модернизироваться сетевое хозяйство страны? На эти вопросы пока нет ответов.

Разобравшись с сетевой составляющей, а по сути – добившись перенесения основной ценовой нагрузки на потребителей на следующий год, власти обратили свое внимание на деятельность энергосбытовых компаний. С 1 декабря отменены штрафы для небольших покупателей электроэнергии за отклонения в потреблении. С апреля 2012 года планируется кардинально изменить систему расчетов с поставщиками электроэнергии. Пока неочевидно, приведут ли данные меры к сокращению ее стоимости, а вот то, что часть энергосбытовых компаний  будет вынуждена уйти с рынка, – вполне очевидно.

С новым сектором

В ноябре на заседании президиума правительства России премьер-министр Владимир Путин потребовал от профильных ведомств ограничить сверхприбыль сбытовых компаний и облегчить жизнь потребителей малого и среднего звеньев. Соответствующее постановление №877 подписано 4 ноября. Документ вносит существенные изменения в работу гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний и их взаимодействие с клиентами. В частности, уже с декабря потребители с присоединенной мощностью до 750 кВ·А освобождены от уплаты штрафов за отклонение в потреблении, введены обязательные стандарты раскрытия информации о деятельности сбытовых компаний.

Большая часть нововведений вступает в силу с 1 апреля следующего года. Перестанет применяться порядок расчетов, дифференцированный по числу часов использования (ЧЧИ) мощности. Поясним, что несколько лет назад за счет введения вышеуказанных тарифов была отменена уравниловка в ценах на электроэнергию, ранее применявшаяся для всех потребителей, рассчитывающихся по одноставочным тарифам, независимо от режима работы (энергопотребления).

Но самое болезненное для сбытового бизнеса изменение – отмена механизма сальдирования мощности. Именно этот механизм давал возможность сбытовым компаниям зарабатывать на оптовых покупках электроэнергии и мощности на рынке и за счет этих нерегулируемых прибылей не требовать от исполнительной власти существенного пересмотра сбытовых надбавок, не учитывающих реальные затраты на ведение сбытового бизнеса (в том числе неплатежей со стороны организаций ЖКХ).

Сбытовые калории

Бизнес сбытовых компаний – очень специфический. «Они не несут капитальных затрат, в отличие от классических посредников между оптом и розницей, не имеют даже складских издержек. Помимо заработной платы существенной статьей их затрат является только обслуживание дебиторской задолженности. Кассовый разрыв, возникающий из-за необходимости своевременной оплаты на оптовом рынке и невозможности столь же своевременного взимания платежей в рознице, – вот единственная сложность энергосбытового бизнеса. И это же – фактически единственный управляемый параметр, то, за счет чего рентабельность одного сбыта выше, а другого – ниже», – рассказывает руководитель отдела департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Евгений Рудаков.

Решить проблему кассового разрыва можно несколькими способами, к примеру привлекать кредиты или учиться самостоятельно зарабатывать. Как и на чем зарабатывают сбытовые компании, пояснил Константин Пономарев, первый заместитель генерального директора компании «РКС-Энерго», являющейся гарантирующим поставщиком. Размер сбытовой надбавки рассчитывается комитетами по тарифам по методическим указаниям Федеральной службы по тарифам РФ, при этом учитываются и региональные, и федеральные факторы (например, ограничение правительством роста тарифов), поэтому в разных регионах она различная.

Формально сбыты должны конкурировать за счет сбытовой надбавки. К примеру, если сбытовая компания предложит потребителю скидку в размере 5 копеек, то за счет оставшейся части она получит при обслуживании крупного завода с потреблением от 100 млн кВт·ч, работающего девять часов в день, 5 млн рублей в год, или 400-450 тыс. в месяц. С небольшого предприятия с потреблением 4,3 млн кВт·ч, работающего весь год по 12 часов в сутки, – 219 тыс. рублей за год, или 18,25 тыс. в месяц. С круглосуточного магазина, потребляющего 100 кВт·ч, – 43,8 тыс. рублей в год, а за месяц – 3,6 тыс.

«О какой конкуренции за сбытовую надбавку идет речь при таких ценах?» – недоумевает Пономарев. Единственная возможность для конкуренции – наращивать количество потребителей, чтобы покупать больший объем мощности на оптовом рынке. Естественно, отклонения по объемам потребления от прогноза всех вместе взятых потребителей меньше, чем каждого в отдельности. «Вот так сбыты и зарабатывали, и за счет этого нам удавалось иметь некий дополнительный нерегулируемый доход, обеспечивающий возможность рассчитываться и на оптовом рынке, и с сетевыми компаниями, при этом иметь прибыль, что естественно для любого вида бизнеса, тем более „конкурентного“, как было продекларировано про сбытовой бизнес при утверждении действующего законодательства об электроэнергетике», – говорит Пономарев. «Но энергосбытовые компании – не злодеи. Неплательщики – реальная проблема, с которой сбыты оставлены один на один, практически с голыми руками», – подчеркивает Рудаков.

Время подумать

«Отмена ЧЧИ и сальдирования мощности – основных доходов сбытовых компаний – произойдет только 1 апреля, что обусловлено необходимостью провести подробный экономический анализ и разработать соответствующие программы недопущения в отдельно взятых регионах каких-то перехлестов», – комментирует министр энергетики Сергей Шматко. Анализ реальных показателей экономической деятельности сбытовых компаний и экономической обоснованности цен для различных групп потребителей должен быть выполнен к 20 декабря.

Это заявление можно расценивать как некую паузу, необходимую для того, чтобы решить серьезную проблему с просроченной задолженностью потребителей. «На розничном рынке электроэнергии просроченная задолженность достигает 150 млрд рублей, и, собственно говоря, „принимателями“ этой задолженности, с точки зрения субъектов электроэнергетики, являются только сбытовые компании», – признает Шматко. Он отметил, что это нагрузка на сектор сбытовых компаний, в первую очередь – на гарантирующих поставщиков (ГП), которую последние закрывают кредитными ресурсами.

Таким образом, если лишить сбытовые компании доходной базы, банки могут отказаться кредитовать энергетиков. «Мы рискуем создать ситуацию, когда появится вереница гарантирующих поставщиков, которые, по сути, станут банкротами. Сегодня, особенно в ситуации с розничными рынками, чтобы не было ажиотажа и проблем с выставлением платежек и т.д., такие меры нужно принимать адресно», – нарисовал безрадостную картину министр. Но более емко и четко сформулировал роль сбытовых компаний в нынешней конфигурации энергетического рынка Евгений Рудаков: «Почти все сбыты в последнее время все больше превращаются в коллекторов».

Действительно, если бы вопрос касался судьбы только сбытовых активов, то второй блок решений, вступление которых в силу запланировано на 1 апреля, ввели бы так же быстро, как первый. «Если сбытовые компании и гарантирующих поставщиков рассматривать как денежный насос, который для всей энергетики качает деньги, то с апреля он начнет давать сбои. Потому что сбытовая надбавка не покрывает все желания и проблемы, существующие на рынке, – констатирует Пономарев. – Если Москва и Московская область, Петербург и Ленинградская область – достаточно хорошие регионы в плане платежеспособности потребителей, то в ряде регионов ситуация гораздо хуже».

Кроме того, среди потребителей велика доля бюджетных и регулируемых организаций (водоканалы, тепловые сети), для которых тарифное регулирование осуществляется исходя из тех процентов роста цен, которые спускают «сверху». Если у такой организации не хватит средств, чтобы рассчитаться с энергетиками, а у сбытовой компании не будет денег сверх своей сбытовой надбавки, возникает вопрос: как они рассчитаются с оптовым рынком и сетевыми компаниями? «По сути, это мина замедленного действия. От возможного банкротства ряда ГП легче не будет ни сетевым, ни генерирующим компаниям», – не сомневается Пономарев.

Мифы конкуренции

С июля 2012 года продолжится ценовая эскалация со стороны сетевых компаний, генераторов и гарантирующих поставщиков, что приведет к усилению активности потребителей в поисках вариантов снижения цен, в том числе у альтернативных поставщиков, считают в Сбытовой компании (СК) Кировского завода. В компании предположили, что следующий год станет годом обострения конкурентной борьбы за потребителя между независимыми сбытовиками и ГП, причем последние будут использовать весь имеющийся арсенал способов убеждения потребителя.

Однако в «РКС-Энерго» полагают, что конкуренция в этом секторе возможна только в случае, если сбытовые компании смогут по понятной цене заключить долгосрочные договоры с производителями электроэнергии и обозначить потребителю эти цены (фиксированные на год или полгода). Однако условия, стимулирующие генерирующие компании заключать такие контракты, не созданы.

В СК Кировского завода, в свою очередь, уверены, что нужно стимулировать конкуренцию на оптовом рынке между генераторами и обязать их продавать часть объемов по цене технологического минимума, а остальной объем – по долгосрочным договорам поставки. Помимо этого необходимо «завершить разработку целевой модели функционирования розничных рынков».

«Наличие конкуренции между сбытовыми компаниями – миф», – утверждает Евгений Рудаков. По его мнению, они конкурируют только за очень крупного клиента. Причем опять же – ценовые условия у всех практически одинаковые, различаются только сроки и условия оплаты, штрафы, лимиты и другие косвенные факторы. Но главное конкурентное преимущество – гибкая позиция при обсуждении договора энергоснабжения. Для всех остальных существует типовой договор. Не нравятся условия – нет электроэнергии. Мелкий потребитель – классическая слабая сторона при заключении договора, потому что он никому не интересен: денег приносит мало, к тому же с ним приходится реально работать.

Эффект незначительный

Несмотря на стремление государства облегчить жизнь малому и среднему бизнесу, в среде предпринимателей преобладают пессимистические настроения. Отмена штрафа за недобор мощностей их не радует, поскольку подобные штрафы им ни разу не пришлось платить. Но в целом резкого и заметного облегчения бизнес от энергетических новаций не ждет. Как заметил глава Ассоциации малого бизнеса в сфере потребительского рынка Петербурга Алексей Третьяков, обращений предпринимателей в ассоциацию по поводу сложностей со сбытовыми компаниями практически нет. Причем не потому, что проблем нет, а потому, что обращения бесполезны.

«За текущий год стоимость электроэнергии для нашей компании увеличилась в среднем на 30% (без НДС). Если в прошлом году мы платили 2,6 рубля за 1 кВт·ч, то в начале года – уже 3,2, а сейчас – 3,12 рубля», – рассказывает коммерческий директор опытного машиностроительного производства «Энергопрогресс» Денис Назаров. То есть после того как власти стали активно контролировать цены на электроэнергию, ее стоимость снизилась, но незначительно. «Поэтому изменений, которые планируются в апреле, мы, видимо, не почувствуем», – предполагает Назаров. «Конечно, если бы тарифы были стабильными и мы могли работать по ним год, это бы сильно упростило нашу жизнь», – дополняет главный энергетик компании «Майер-Мелихоф Хольц Ефимовский» Анатолий Иванов.

«Апрель наступит скоро, и для мелких потребителей это, наверное, благо: они, может быть, почувствуют некоторое облегчение, копеек на 10-20, при покупке по одноставочному тарифу (первой ценовой категории). Причем в основном это будут потребители с неравномерным графиком работы, а те, кто перешел на ровный график или работают в ночную смену, в лучшем случае останутся при своих ценах или получат удорожание – мы ведь возвращаемся к уравниловке. Но ведь эти копейки – капля в море на фоне тех цен, которые они платят за электроэнергию. И эффект будет незначительный», – убежден Константин Пономарев.

Чтобы оказать реальную поддержку малому и среднему бизнесу, необходимо упрощать систему расчетов стоимости электроэнергии и разработать понятный и прозрачный механизм. Поддержка малому производственному бизнесу необходима. «Это не торговля или пение под гитару, а производство, и его надо как-то планировать», – говорит Назаров.

Многие бизнесмены готовы решать проблему энергоснабжения самостоятельно за счет строительства источника автономного электроснабжения. Однако на этапе прохождения экспертизы все проекты тормозятся и получить разрешение нереально, рассказывает директор по развитию компании «Перинт» Григорий Моносов. «Получить разрешение на автономный источник можно только в том случае, если ты докажешь, что у тебя, условно, донорская кровь хранится. На этапе экспертизы все проекты возвращаются, делается все, чтобы я купил мощность у энергосбытовой структуры», – подтверждает Денис Назаров.

Назаров добавляет, что главная проблема для малого и среднего бизнеса – отсутствие вменяемых правил игры. «Любая инструкция, любое положение для малого бизнеса должны помещаться на одной страничке, где будет указано: стоить это должно столько-то, делать надо так-то. Чтобы не было никаких подзаконных актов или инструкций. И дальше я уже не должен думать, как эти правила обеспечить, – это должно стать работой тех, кто их меняет, перекраивает и создает, – рассуждает он. – Сейчас, чтобы разобраться с новыми изменениями, получить ТТУ или какое-то согласование, необходимо нанимать экспертную организацию, которая аффилирована с энергетической компанией, и платить за это деньги».

От полумер к реальным изменениям

В целом эксперты разочарованы непоследовательностью принимаемых правительством решений. «Постановление №877 – откровенный шаг в обратном направлении, к увеличению регулирования сбытовых компаний. Сбытовой надбавки, устанавливаемой в соответствии с Методическими указаниями, рост которой не регламентируется государством, за глаза хватит такому некапиталоемкому бизнесу, но при этом надо, во-первых, забыть красивые разговоры про конкуренцию, а во-вторых, узаконить более жесткие механизмы воздействия на неплательщиков. Причем в первую очередь регулятор должен предложить способы воздействия на, пожалуй, самую неприкосновенную касту неплательщиков – бюджетные организации и предприятия ЖКХ», – объясняет Евгений Рудаков. Отмена штрафов – лишь попытка навести порядок в договорах, обозначить допустимые и недопустимые средства заработка, считает он.

Точечные решения не могут устранить проблему непрозрачности и постоянного роста цен на электроэнергию. Становится очевидно, что необходимы не отдельные всплески активности в том или ином секторе энергетики, а исправление системных ошибок, допущенных в ходе реформирования и построения прозрачных механизмов всего энергетического рынка.

В первую очередь следует отменить требования о продаже генератором 100% энергии на оптовый рынок и предоставить ему право продавать электроэнергию на розничном рынке. На взгляд Константина Пономарева, это будет стимулировать к заключению долгосрочных договоров между генерирующими и сбытовыми компаниями.

Также есть потребность в отмене двуставочных цен на оптовом рынке через введение механизма содержания неконкурентоспособных мощностей по договорам с системным оператором, который должен оплачивать содержание мощностей, необходимых для обеспечения надежности энергоснабжения. Однако при этом придется увеличить плату участников рынка (покупателей) системному оператору. Необходимо создать инфраструктуру розничного рынка электроэнергии. Требуется перейти на одноставочные цены купли-продажи электроэнергии, при этом стоимость покупки должна складываться как средневзвешенная цена продажи, а производитель должен получать ровно ту цену, которую указал в своей заявке, а не лучшую на рынке. Это и будет способствовать конкуренции. Правда, тогда не получат сверхприбыль два государственных концерна – «Росатом» и «Русгидро», которые в нынешней модели находятся в самом выигрышном положении, считают игроки рынка.    

Санкт-Петербург 

Новости партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №50 (546) 19 декабря 2011
    Региональные бюджеты
    Содержание:
    Выживание в условиях противоречий

    Бюджетная политика регионов СЗФО в 2012 году будет проводиться в условиях жестких ограничений, когда помощь из федеральной казны сокращается и необходимо снижать расходы, а возможностей для этого почти не осталось

    Реклама