Всё находится в нас

Закулисье палаточных городков протестного движения «Захвати Уолл-стрит!» не менее интересно, чем его броские лозунги и яркие акции

Фото: архив «Эксперта С-З»

Мы чувствуем, что наши голоса больше не слышат, мы видим, что наши призывы к переменам игнорируются властными структурами снова и снова». Нет, это не из призывов выйти на Болотную площадь в Москве. Это то, с чего начиналось одно из самых крупных в последние десятилетия протестных движений в Соединенных Штатах – «Захвати Уолл-стрит!» – Occupy Wall Street! (#OWS!).

Бессрочный протест, начавшийся в середине сентября 2011 года «оккупацией» парка Зукоти в Нижнем Манхеттене (Нью-Йорк), за два месяца превратился в международное движение, охватившее около ста городов в восьми десятках стран – от США до Монголии. Движение инициировано группой канадских активистов Adbusters, частично черпавших вдохновение в революциях Арабской весны. «„Захвати Уолл-стрит!“ родилось из-за того, что люди чувствуют, что Америка эволюционировала в корпоративно-олигархическое государство», – объясняет один из лидеров Adbusters Калле Леш. Главные цели движения – убрать деньги из политики, ужесточить контроль над банковской деятельностью, запретить корпорациям пользоваться правами индивидуального инвестора.

Но значение #OWS! еще и в накоплении опыта «прямой горизонтальной демократии» при организации и проведении мирных акций гражданского неповиновения в условиях большого города. Поэтому будни многомесячных палаточных городков, в которых живут сотни «оккупантов», в некотором смысле не менее интересны, чем их политические требования и яркие протестные акции.

Кто у руля?

Заглянем на родину движения #OWS! – в палаточный городок в парке Зукоти. В течение двух месяцев (с 17 сентября по 15 ноября) парк был символическим сердцем протестного движения. К середине ноября в палаточном городке постоянно находились около двух сотен человек. Если в самом начале протестного движения здесь преобладала молодежь, то к концу «сидения», согласно опросу, проведенному социологами Baruch College School of Public Affairs, средний возраст участников достиг 33 лет. Четверть опрошенных назвались демократами, 2,4% – республиканцами, остальные – независимыми. С расовой точки зрения восемь из десяти «оккупантов» парка были белыми, из оставшихся двух один принадлежал к «другой расе», а второй на две трети был латиноамериканцем, а на треть азиатом или афроамериканцем.

Главным руководящим, совещательным, исполнительным и законодательным органом #OWS! стала Нью-Йоркская Генеральная ассамблея. Первоначально ассамблея проводилась каждый вечер, на ее рассмотрение выносились идеи и предложения различных рабочих групп, общее количество которых достигало семи десятков. Кроме того, собрания были открыты для всей публики – достаточно встать в очередь. Формального президиума не было, но некоторые члены движения регулярно выступали в качестве модераторов. Добровольцы вели протокол, который впоследствии размещался в социальных сетях.

Решения принимались на основе консенсуса участников ассамблеи, выражавших свое отношение к обсуждаемой проблеме жестами: от «поддерживаю» до «категорически не согласен». По мере роста палаточного городка и движения в целом возникла необходимость в специальном исполнительном органе, так как Генеральная ассамблея с ее принципом демократического всестороннего обсуждения стала захлебываться в потоке рутинных дел. Создали совет представителей, собиравшийся каждый второй вечер, на котором обсуждались текущие проблемы палаточного городка.

Хотя участники #OWS! отрицают наличие официальных лидеров в своей среде, протест в парке Зукоти все же имеет организаторов. Организационное ядро состоит из пяти-десяти постоянных наиболее активных участников. Как считает профессор Университета Фордхам Пол Левинсон, #OWS! и схожие с ним движения символизируют возрождение принципов прямой демократии в невиданных с античных времен масштабах. «Мы предоставляем площадку для мирного собрания людей, желающих принять участие в прямых, коллективных дебатах и демократических процедурах, противоположных сложившейся в американском обществе ангажированной демократии», – говорится в Декларации автономии #OWS!.

Дайте мне Twitter, и я переверну мир

Основное финансирование #OWS! осуществляется «донорами» из среднего класса. Медианная величина дотации составляет 22 доллара. Пока протестующие находились в парке, основными расходами стали покупка продуктов питания и предметов первой необходимости для участников, а также выплаты залога за арестованных митингующих. По данным члена финансовой группы #OWS! Пете Дутро, с сентября движение собрало свыше 600 тыс. долларов, из которых на 21 ноября оставалось 450 тыс. В конце октября движение зарегистрировало свой налоговый статус как 501(с)(3), что означает свободную от налогообложения некоммерческую организацию.

К информационной работе в парке Зукоти отнеслись самым серьезным образом. Была выделена специальная изолированная площадка, на которой находились несколько лэптопов и роутеров беспроводного интернета. Примерно месяц энергопитание площадки осуществлялось бензиновым генератором. Затем нью-йоркские пожарные запретили использовать его под предлогом «опасности возгорания». После этого протестующие перешли на выработку электроэнергии с помощью велосипедных движков.

Специальная медийная группа палаточного лагеря создала и поддерживала несколько веб-сайтов, в том числе Occupytogether.org, организовала интернет-трансляцию из Зукоти, проводила по Skype сессии с протестующими в других местах, обеспечивала непрерывные обновления на страничках в Twitter, Tumblr, Facebook, YouTube и Meetup. В течение месяца в лагере функционировала «народная библиотека» с фондом 5 тыс. книг и бесплатным Wi-Fi. По пятницам проводились поэтические вечера, а книги выдавали на руки без залога – под честное слово.

День за днем

К моменту ликвидации лагеря в парке ежесуточно ночевали до 200 человек. Первоначально использование палаток было запрещено владельцами Зукоти, поэтому народ коротал ночи в спальных мешках и под одеялами, потом ставить палатки разрешили. После того как произошло несколько случаев сексуального насилия, установили отдельные палатки для женщин. «Оккупантами» была сооружена система для очистки воды, использованной в бытовых нуждах. Очищенная вода шла на полив цветов и деревьев в парке.

Для санитарных нужд использовались передвижные биотуалеты, а также соответствующие помещения расположенных поблизости общественных зданий и организаций общепита. Кроме того, некоторые сторонники движения, живущие поблизости, предоставляли в распоряжение протестующих свои квартиры.

Организация питания протестующих на кухне палаточного городка обходилась примерно в тысячу долларов в день, часть посетителей и участников обедали в близлежащих кафе и ресторанчиках. На начальных этапах недостатка в средствах на продукты не было: ежедневно в ящики для пожертвований удавалось собрать около 5 тыс. долларов. Но уже к концу октября начались проблемы: за бесплатным обедом на кухню городка стало приходить слишком много людей, не имеющих к движению никакого отношения. Добровольцы жаловались, что им приходится готовить еду 18 часов в сутки. Последние три дня палаточного городка в парке Зукоти меню его обитателей состояло из чашки коричневого риса, простого сэндвича и пачки чипсов.

Непростое сотрудничество и беспокойное соседство

По некоторым данным, протест в парке стоил Департаменту полиции Нью-Йорка только в виде оплаты сотрудникам сверхурочных порядка 8 млн долларов. Наиболее частыми криминальными происшествиями стали драки, оскорбления, торговля алкоголем, наркотиками и их употребление, воровство (особенно лэптопов и сотовых телефонов), сексуальные оскорбления и насилие. Глава муниципальной полиции попенял жителям городка, что они своевременно не сообщают о правонарушениях. «Оккупанты», в свою очередь, утверждали, что полиция, зная о политике открытых дверей в городке, специально направляла в парк криминализированные элементы.

В то время как полиция постоянно несла дежурства по периметру, внутри лагеря патрулей со временем не осталось. Для оперативной связи с Департаментом полиции и координации действий в палаточном городке постоянно присутствовал полицейский в штатском. В случаях антисоциального поведения охрана из числа протестующих просто выводила зачинщиков за периметр лагеря.

sever_547_pics/sever_547_036.jpg
Фото: архив «Эксперта С-З»

Не вполне безоблачными были и взаимоотношения между обитателями палаточного городка и их соседями по кварталу. Последние возмущались, что из-за митингующих парк стал недоступным для окрестных жителей, в нем сформировалась нетерпимая атмосфера. Шум, производимый протестующими, длился с раннего утра до позднего вечера. Поступали жалобы на разбитые и загаженные подъезды.

Идя навстречу горожанам, Генеральная ассамблея разработала и приняла Принципы добрососедства. Среди них – «нулевая толерантность» к алкоголю и наркотикам, вербальным и физическим оскорблениям, порче личного и общественного имущества. Кроме того, ассамблея постановила ограничить громкие звуки, в том числе барабаны, двумя часами в день.

15 ноября 2011 года нью-йоркская полиция ликвидировала палаточный городок в парке Зукоти. «Вы можете снести палатки, но вы не снесете идею!» – заявило #OWS! Перебравшись в более дружественные места, активисты движения занимаются подготовкой новых акций. «Новым фронтом» лидеры движения называют направление «Захвати свой дом!», призывающее возвратить хозяевам отобранное у них банками за невыплату кредита жилье либо вселить в пустующие много лет домовладения бездомных. Часть из таких домов движение планирует использовать под собственные «зимние квартиры». «Они станут нашими базами по подготовке к Весеннему наступлению», – говорится на официальном сайте движения. Состоится ли это наступление? Будущее покажет. Но уже сейчас у движения можно поучиться основам демократического общежития.    

Санкт-Петербург