Равный доступ

Интеллектуальный потенциал Северо-Запада
Москва, 24.12.2012
«Эксперт Северо-Запад» №1-2 (599)
Оксана Карпенко: «Наиболее проблематична и актуальна повседневная интеграция мигрантов, то есть приобретение ими социальных компетенций, позволяющих свободно ориентироваться в жизни большого города»

Фото: КВС

По данным последних социологических исследований, многих петербуржцев волнуют проблемы межэтнических отношений в городе. Так, социологический центр «Мегаполис» фиксирует, что в рейтинге городских проблем недовольство поведением иноэтничных мигрантов, в основном иностранных сезонных рабочих, оказалось на пятом месте. По информации же Центра эмпирических политических исследований, на октябрь 2012 года в большой степени состоянием межэтнических отношений в Северной столице обеспокоены 57% горожан. Регулярные мониторинги в рамках программы правительства Петербурга «Толерантность» также фиксируют «болевые точки» в межнациональных отношениях, главная из которых – раздражение по поводу наплыва трудовых мигрантов.

Ответом на эту ситуацию стала принятая городскими властями в конце ноября программа «Миграция», которая должна будет работать в плотной связке с уже упомянутой «Толерантностью». Перед обеими программами стоят серьезные задачи, одна из которых – преодоление стереотипов в отношении иноэтничных трудовых мигрантов. О том, каковы главные из этих стереотипов, затрудняющих адекватное восприятие горожанами приезжих, как они конструируются и с помощью чего могут быть разрушены, «Эксперту С-З» рассказала сотрудник Центра независимых социологических исследований Оксана Карпенко.

Структурные изменения

– Часто можно слышать разговоры о том, что мигранты захватывают рабочие места коренных петербуржцев, «перетаскивают своих» и захватывают целые экономические ниши (например, торговлю и ЖКХ). Насколько это соответствует действительности?

– Страхи, связанные с угрозой захвата рынка труда мигрантами, характерны практически для всех принимающих сообществ и стран. Как правило, опасность ассоциируется именно с наплывом мигрантов, готовых выполнять неквалифицированную и непрестижную работу. Таким людям, как предполагается, с низким уровнем притязаний приписываются социальная, языковая, правовая некомпетентность (чреватая попаданием в криминальные сообщества), низкий уровень образования и общего воспитания, в них видят переносчиков социально опасных (способных вызвать эпидемии) заболеваний и т.д. Если еще пять-шесть лет назад такие мигранты были изолированы, спрятаны от глаз на стройках и рынках, то сегодня они видимы в жизни города, что, возможно, и вызывает панические настроения у местных.

При этом ни о каком заговоре по захвату рынка труда говорить не следует. Как показывает недавнее исследование, проведенное моими коллегами Ольгой Ткач и Ольгой Бредниковой, трудовая миграция в Россию меняется вследствие определенных структурных изменений. Так называемые мигрантские ниши на рынке труда не формируются по чей-то злой воле, а становятся ответом на объективные требования рынка, на которые не может не реагировать работодатель.

– Какие еще стереотипы существуют в отношении трудовых мигрантов?

– В основе стереотипов лежит убеждение, что трудовые мигранты – гости в нашем доме, при этом гости, которые регулярно создают проблемы для хозяев: нарушают наш устав и навязывают свой. В качестве примеров приводятся различные ситуации неуважительного отношения со стороны людей неславянской наружности (именно по ней гость, как правило, и опознается) – продавцов на рынке, водителей маршруток, соседей по дому и т.п. Раздражение вызывает не только тот факт, что оппонент грубит, забирает нечто «нам и самим нужное», но и то, что именно гость оказывается конкурентом и не выказывает должного уважения.

Восприятие присутствия мигрантов в городе как «хождения в гости» формирует установку, предписывающую им либо соглашаться с предъявляемыми требованиями, либо убираться восвояси. Тот факт, что мигрант оказывается рядом, делает его удобным объектом для канализации недовольства, скопившегося в обществе. При этом «хозяин» наделяется не только естественным правом, но и моральной обязанностью пресекать нарушения, применять насилие (символическое или физическое) в отношении «распоясавшихся гостей». Сомнения в естественности и справедливости такого насилия воспринимаются как действия в интересах нарушителей, как покушение на порядок в доме, следование «навязываемым извне лицемерным и давно дискредитировавшим себя» идеям типа политической корректности.

Как показывает опыт многолетних исследований, позиционирование мигрантов как наших гостей и помощников воспринимается большинством россиян как невинное, не связанное с дискриминацией. Более того, многими такой подход увязывается с толерантностью, ибо воспринимается как альтернатива описанию миграции в категориях угрозы. И действительно, если выбирать между образом злонамеренного чужака и образом улыбчивого помощника, второй вариант выглядит более толерантным. Вместе с тем вполне логично, что такая позиция многими воспринимается как лицемерие, ибо предлагает игнорировать реальные сложности и конфликты, сопряженные с глобальными процессами, кардинально меняющими привычное социальное окружение, расширяющими ассортимент неудобных и провокационных моделей поведения, с которыми мы можем столкнуться в любой момент.

Иллюзия легкого решения

– Как и кем конструируются подобные стереотипы?

– К сожалению, наши телевидение, газеты, учебники, тексты законов, речи некоторых чиновников и учителей изобилуют дискриминационными и ксенофобскими идеями. Но я бы обратила внимание на другое. Несмотря на власть, которую они получают в силу занимаемой в обществе позиции, многие чиновники испытывают тот же дефицит понимания, что и любой из нас. Они, может, и хотели бы иначе, но не знают, как.

Ведь в чем ценность метафоры, о которой я говорила выше? Она превращает сложнейший клубок отношений, обозначаемых словосочетанием «миграционные процессы», в простое и знакомое любому хождение в гости. Метафора, упрощая ситуацию, делает ее прозрачной: все сложные противоречия, распределение власти и ответственности становятся очевидны и естественны. Метафора помогает вернуть иллюзию понимания и власти над ситуацией. И глобальные проблемы, над решением которых бьется прогрессивное человечество, кажутся легко разрешимыми: нужно лишь лучше контролировать гостей.

В целом же, как мне кажется, многое в реакциях наших сограждан продиктовано опытом жизни (собственным или в ностальгических пересказах старшего поколения) в советском обществе. Советские люди жили в счастливом неведении о плюсах и минусах включения в глобальную экономику, мировые финансовые, миграционные системы и т.п. Внезапно открывшаяся сложность современного мира многих повергла в недоумение и страх. Самое простое в этой ситуации – обвинить в произошедшем реформаторов, гастарбайтеров, иностранных агентов или еще кого-то. Мы – как персонаж «Матрицы», открывший для себя настоящую, устрашающую и неудобную реальность и винящий в испытываемом дискомфорте того, кто в эту реальность его втянул. Наивная вера, что можно вернуться в прежнее состояние счастливого неведения и уверенности в завтрашнем дне, мешает трезво взглянуть на ситуацию и принять ответственность за собственное настоящее и будущее.

– Но как восполнить этот дефицит понимания и, соответственно, разрушить стереотипы?

– Конфликты, с которыми мы сталкиваемся, проблемы, которые решаем, связаны с классовыми, гендерными, поколенческими, другими социальными различиями. Все мы ежедневно спешим на работу, ездим в метро, ходим по магазинам, стоим в одних и тех же пробках, сидим в одних и тех же очередях в больницах, одинаково рискуем быть сбитыми на дорогах или покалеченными упавшей с крыши сосулькой. Разница лишь в том, что набор ресурсов, которые позволяют решать те или иные повседневные проблемы, у всех различен. Важно обеспечить равный доступ всех проживающих на территории нашего города и страны к инструментам решения таких проблем.

И с этой точки зрения наиболее проблематична и актуальна повседневная интеграция мигрантов. Под повседневной интеграцией мы понимаем приобретение мигрантами социальных компетенций, позволяющих свободно ориентироваться в повседневной жизни большого города. Каждый из нас время от времени сталкивается с дефицитом знаний и навыков при решении того или иного вопроса. Представьте ситуацию, в которой оказывается недавно приехавший человек и добавьте к этому раздражение, с которым местные реагируют на его некомпетентность... Отсутствие помощи, неприязненное отношение государственных структур, коллег по работе, соседей, попутчиков может вытолкнуть человека, и без того находящегося в сложной ситуации, из нормальной жизни, лишить возможности приспособиться.

Ксенофобия местных жителей маргинализирует мигрантов. И если местные ожидают, что такое поведение заставит нежелательных мигрантов убраться восвояси, а нужных – приехать, они глубоко ошибаются.

Санкт-Петербург

Статья опубликована в рамках государственного контракта по программе «Толерантность»

У партнеров

    Реклама