Царствует, но не правит

30 января 2012, 00:00
  Северо-Запад

Президент Финляндии на деле располагает не столь широкими полномочиями, и его функции во многом сводятся к представительским, а роль – к сплочению нации и олицетворению «финскости». Суоми 1 марта получит не только нового главу государства, но и новую редакцию основного закона, который де-факто превратил страну из полупрезидентской республики в парламентскую.

История независимой Финляндии представляет собой пример медленной, но верной политической эволюции. После окончания гражданской войны Финляндия стала республикой, но президент по набору полномочий на практике напоминал скорее российского императора или шведского короля. Процесс сокращения президентских полномочий начался с завершением эпохи Урхо Кекконена, возглавлявшего страну целых четыре срока, с 1956-го по 1982 год. Финны до сих пор недолюбливают Кекконена: во-первых, за чересчур длительное пребывание у власти и авторитарный стиль правления, во-вторых, за связь с советскими спецслужбами и политику финляндизации.

Преемник Кекконена на посту президента Мауно Койвисто инициировал передачу части президентских полномочий парламенту, однако через четверть века, похоже, сам недоволен результатом такой рокировки. В письме в редакцию телекомпании YLE он выразил опасение, что у президента теперь не будет «достаточно полномочий в переговорах с лидерами других стран». Кроме того, Койвисто опасается, что глава государства не сможет влиять на процесс формирования правительства. Ведь именно такая ситуация сложилась после апрельских выборов в парламент, отметил он: «Больно видеть, что президент превратился в стороннего наблюдателя, не имеющего возможности повлиять на сложные и продолжительные переговоры».

Письмо бывшего главы государства спровоцировало горячие дебаты в телеэфире, однако в итоге избиратели оставили за бортом тех, кто активно соглашался с позицией Койвисто, – центриста Пааво Вяйрюнена и «истинного финна» Тимо Сойни. Вышедшие во второй тур предпочли высказаться в том духе, что президент и правительство должны активно сотрудничать на благо государства. Кстати, многие комментаторы обвиняют фаворита нынешних выборов Саули Ниинистё в излишне активных высказываниях: «Кандидат ведет себя так, будто Финляндия до сих пор является президентской республикой образца до конституционной реформы».

В течение последних 20 с лишним лет полномочия финского президента постепенно сокращались в пользу парламента, в итоге после 1 марта 2012 года у главы государства формально останется лишь немного больше власти, чем у британской королевы, которая, как известно, «царствует, но не правит». В ходе конституционных реформ 2000-го и 2011 года президента полностью отстранили от европейской политики и почти полностью – от внутренней. Действующий глава государства Тарья Халонен, особенно в первый срок президентства, периодически появлялась на встречах глав государств ЕС, деля эту роль с председателем правительства, но теперь на европейских саммитах интересы Суоми будет представлять исключительно премьер-министр, а президенту останутся переговоры с третьими странами. Сторонники такого подхода уверены, что такое «разделение труда» внесет больше ясности в финскую внешнюю политику. «Во-первых, больше не будут возникать сомнения, кому звонить по внешнеполитическим вопросам. Во-вторых, президент, в отличие от правительства, не подотчетен парламенту. И конечно, будет легче координировать политику: исключается ситуация, когда президент и глава правительства принадлежат к разным партиям и занимают различные позиции», – говорит бывший министр иностранных дел Александр Стубб.

По новой Конституции президент все еще может распустить парламент, однако только по представлению премьер-министра. Глава государства может отказаться подписывать законопроект, но придется всего лишь вернуть его депутатам и в случае их повторного одобрения закон все равно вступит в силу. Президент по-прежнему является верховным главнокомандующим, но только в мирное время. В его ведении остаются переговоры с главами государств, не входящих в ЕС, а также отношения с крупнейшими международными организациями. Это означает, что отношения с Россией и Китаем, важнейшими неевропейскими экономическими партнерами Финляндии, по-прежнему находятся в компетенции президента. Как именно ситуация будет выглядеть на практике, пока непонятно. По-видимому, новый президент внесет ясность в реальное распределение полномочий.