Игра с нулевой суммой

ВТО и перспективы Северо-Запада
Москва, 06.02.2012
«Эксперт Северо-Запад» №5 (551)
Влияние членства в ВТО на отрасли Северо-Запада России зависит как от их качества, так и от уровней защиты от негативных тенденций

Считается, что каждый глава нашего государства стремится отметить период своего правления знаковым внешнеполитическим достижением, к которым, как правило, можно отнести присоединение к какой-либо из авторитетных международных интеграционных структур. При Борисе Ельцине таким достижением стало вступление в Совет Европы – наименее требовательный с точки зрения условий членства «клуб» из доступных России на тот момент. Уже в начале первого президентства Владимира Путина возрос интерес властей к переговорам о присоединении страны к другой значимой структуре – Всемирной торговой организации (ВТО).

Активность правительства на этом поприще стала особенно заметна в первой половине прошлого десятилетия, однако политизация вопроса западными переговорщиками и в целом несколько завышенные требования партнеров по переговорам в конце концов охладили стремление руководства России любой ценой попасть в ряды ВТО. После того как в 2008 году членом ВТО стала Украина, а значит, нам в довесок к Грузии стало необходимо договариваться и с одним из основных конкурентов в ряде отраслей, процесс почти официально был переведен в «фоновый режим».

Металлурги, ранее поддерживавшие идею вступления в ВТО в надежде получить инструменты для эффективной борьбы с американским и европейским антидемпингом, переориентировали экспортные потоки в Китай и приобрели активы за рубежом. Автопроизводители смирились с высоким уровнем ввозных пошлин и локализовали сборку внутри страны. Компания «Газпром» продолжила повышать внутренние цены на газ, руководствуясь не требованиями европейских переговорщиков, а собственными бизнес-интересами. Аналитики уже привыкли к дежурным заявлениям чиновников о возможности завершения переговорного процесса «до конца текущего года».

Вступление России в ВТО, которое на сегодняшний день является делом решенным, состоялось как бы неожиданно, несмотря на то что переговорный процесс растянулся на значительно больший период, чем среднестатистические пять-семь лет. Сложно сказать, сыграло ли тут роль стремление Дмитрия Медведева отметить свое президентство решением этой важной внешнеполитической задачи либо западные партнеры просто отчаялись добиться согласия России на более жесткие условия вступления на фоне той последовательности, с которой делегация страны отстаивала каждый переговорный пункт.

Что дальше

На протяжении полутора десятков лет переговорного процесса ни экономисты-теоретики от науки, ни экономисты-практики от бизнеса не смогли прийти к выводу о полезности либо пагубности членства в ВТО для России. Далее оценивать последствия придется уже не на бумаге, а в реальной жизни. Не берясь предсказать окончательное сальдо плюсов и минусов членства для страны в целом, можно ограничиться несколькими более приземленными и конкретными тезисами.

Во-первых, членство в ВТО – скорее признание соответствия уровня регулирования международной торговли, конкуренции и инвестиций в стране общепринятым нормам, нежели какие-то новые обязательства. Это значит, во-вторых, что Россия уже произвела многочисленные преобразования в законодательстве в соответствии с требованиями ВТО, а факт присоединения лишь формализует эти изменения. В-третьих, как следствие второго, само по себе вступление не приведет ни к коренным, ни к немедленным изменениям в положении отраслей отечественной экономики.

В-четвертых, влияние ВТО на отрасли будет различным в зависимости от их качества, а также текущего и конечного уровней защиты. В-пятых, конечные последствия для торгового баланса страны зависят от общей конкурентоспособности ее экономики. Учитывая, что российский экспорт представлен в основном сырьевыми товарами, которые почти не затрагиваются соглашениями ВТО, радикального влияния вступления в организацию на торговый баланс ждать не стоит. В-шестых, изначальная национальная принадлежность производителя, в виде дочернего предприятия осуществляющего деятельность на территории РФ, не имеет большого значения ни для сотрудников этого предприятия, ни для показателя валового продукта.

И наконец, в конечном счете либерализация и гармонизация торговли приносят выгоду конечному производителю, который получает товары и услуги с лучшим соотношением цены и качества. Влияние же вступления в ВТО на экономику Северо-Западного федерального округа (СЗФО) нужно оценивать с точки зрения структуры экономики региона (как сегодня, так и в перспективе) и последствий для основных отраслей.

Отраслевой разрез

Наиболее обсуждаемыми отраслями экономики СЗФО в дискуссиях о влиянии на региональную экономику членства России в ВТО почему-то уже традиционно являются машиностроение, сельское хозяйство и лесопромышленный комплекс. При этом сельское хозяйство занимает всего пару процентов ВРП Северо-Запада, а вся обрабатывающая промышленность, крупнейший сегмент с долей около 20%, тем не менее не обладает абсолютно доминирующим значением и представлена отраслями, совершенно по-разному относящимися к международной конкуренции.

Так, судостроительная промышленность, в настоящее время представленная государством и со стороны заказчика (Военно-Морской флот и контролируемые государством сырьевые компании), и со стороны производителя (с переходом ряда региональных предприятий под контроль государственной Объединеной судостроительной корпорации), вряд ли почувствует влияние ВТО. Энергетическое машиностроение в значительной степени защищено огромным объемом отложенного спроса со стороны отрасли, технологически завязанной на отечественную продукцию. Кроме того, для тех же «Силовых машин», примерно поровну распределяющих продукцию между российским и экспортными рынками, международная конкуренция привычна.

Остается автомобильная промышленность, для которой либерализация торгового режима действительно должна бы представлять проблему: иностранных производителей заманивали в автокластеры, в частности, высокими импортными пошлинами на автомобили и комплектующие. В рамках вступления в ВТО для каждого сегмента автопрома были определены индивидуальные условия. Так, пошлины на новые легковые машины уменьшатся с момента вступления с 30 до 25%, а затем в течение семи лет до 15%.

В этот период локализация иностранных автопроизводств на территории региона, по-видимому, продолжится: российский авторынок – один из наиболее крупных и быстрорастущих в Европе, а значит, осваивать его зарубежные автоконцерны будут «изнутри». На подержанные легковые автомобили пошлины снизятся сразу до 25%, а уже через два года – до 15-20%. Впрочем, ввоза так называемого «автохлама», по-видимому, либерализация не коснется.

Среднее уменьшение пошлин на новые грузовые автомобили составит сразу после вступления в ВТО 10-15%: учитывая темпы, с которыми производители зарубежной грузовой и строительной техники налаживают производство в СЗФО и вообще в России, желание осваивать высокий потенциал нашего рынка имеет приоритет перед нюансами таможенного режима. Заметно снизятся барьеры на пути зарубежной сельскохозяйственной техники (пошлины изменятся с 15 до 5-10%), при том что иностранные компоненты и технологии уже и так составляют значительную часть в производстве сельхозтехники на Северо-Западе. Опять же, нужно вспомнить о выгодах, которые такое решение принесет агропромышленному комплексу.

Подстраховаться

К слову, производители сельхозпродукции и продуктов питания – одни из участников рынка, которые могут почувствовать усиление конкуренции: условия присоединения к ВТО предусматривают снижение пошлин на импорт продовольственных товаров. Кроме того, согласованный уровень поддержки сельского хозяйства (4,4 млрд долларов) близок к нынешнему (4 млрд долларов) и более чем вдвое меньше ориентиров, заложенных в планах Министерства сельского хозяйства РФ. Впрочем, благоприятная конъюнктура мировых рынков сельскохозяйственной продукции и устойчивый рост ее потребления внутри страны позволяют крупным предприятиям агропромышленного комплекса демонстрировать высокий уровень рентабельности, подчас недоступный в обрабатывающей промышленности.

Другой чувствительный к таможенному режиму сектор – лесопромышленный комплекс. Условия вступления в ВТО, скорее всего, обрадуют скандинавских покупателей российского древесного сырья: по-видимому, России придется отказаться от высоких вывозных пошлин на древесину, которые использовались не только в качестве стимула для развития внутренней лесопереработки, но и как политический рычаг в ситуациях, когда нужно было повлиять на северных соседей. Впрочем, те отечественные лесопромышленники, которые не располагают собственными перерабатывающей базой и целлюлозно-бумажными комбинатами, не останутся внакладе, получив возможность экспортировать древесину. Другой вопрос – судьба многочисленных проектов по возведению новых целлюлозно-бумажных комбинатов в СЗФО и за его пределами, многим из которых, видимо, суждено остаться на бумаге. Впрочем, эти планы и ранее подвергались активной критике экспертов по причине недостаточной лесозаготовительной базы на соответствующих территориях.

Сырьевая специализация экономики РФ, к сожалению, – ее главная страховка от негативных последствий членства в ВТО: как правило, на пути сырья возводится меньше всего торговых барьеров. Говоря о сырье, нельзя обойти вниманием перспективы металлургии, представленной в СЗФО в том числе крупными предприятиями, такими как «Северсталь» и «Ижорские заводы». Представители этой отрасли еще несколько лет назад были главными энтузиастами присоединения к ВТО из-за антидемпинговых пошлин и квот со стороны ЕС и США в отношении российской металлопродукции.

Переориентация спроса

Однако за прошедшие годы отечественные металлурги во многом утратили интерес к экспорту продукции на европейский и американский рынки. Этому способствовали рост внутреннего спроса, уменьшение потребности в стали на фоне кризиса строительства и автопрома в США и ЕС, а также, разумеется, переориентация металлургического экспорта на азиатский рынок. Особо заинтересованные в присутствии на европейском и американском рынках российские металлургические компании обзавелись активами в соответствующих странах, где действуют как локальные производители. В этом контексте ценность вступления в ВТО для металлургов снизилась.

В то же время очевидны негативные последствия, прежде всего обусловленные необходимостью пересмотра режима квотирования импорта металлургической продукции, который используется Россией, в частности, для защиты отечественных производителей труб от украинских конкурентов. Кроме рисков, связанных с облегчением доступа на российский рынок наиболее распространенных сортов проката черных металлов, опасность существует для производителей трубной продукции массового сегмента – обсадных, насосных и буровых труб для нефтегазовой отрасли, а также труб коммунального назначения.

Нельзя не упомянуть и нефтегазовый сектор, который, впрочем, не сильно зависим от пошлин, до тех пор пока иностранные покупатели имеют возможность приобретать российские нефть и газ по рыночным ценам. Международные торговые обычаи, как правило, лояльны к возможности государства эксплуатировать «природную ренту», что выражается, например, в виде прогрессивной экспортной пошлины. Проблемой являются в основном заниженные цены на сырье на внутреннем рынке, дающие преимущество использующим его отечественным промышленникам. Так, стоимость газа для потребителей РФ долгое время была основным камнем преткновения в переговорах по ВТО между Россией и ЕС.

В числе условий вступления – обеспечение прибыльности продаж газа на внутреннем рынке для промышленных предприятий. Оно стало одним из базовых в ходе переговоров с ЕС еще несколько лет назад, и его выполнение уже давно заложено в планы тарифных органов. Перейти к равнодоходности продаж газа на российском и зарубежном рынках «Газпром» собирается в 2015-2016 годах.

Кроме того, Россия теперь не сможет менять формулы расчета экспортных пошлин на энергоресурсы. Так, пошлина на газ останется на уровне 30%. В целом условия вступления в ВТО умеренно благоприятны для нефтегазового сектора страны, который выиграет, например, от снижения пошлин на некоторые виды оборудования. Остаются вопросы с установленными в отношении экспорта бензина запретительными пошлинами, но они, как любая чрезвычайная мера, вскоре прекратят действовать «естественным путем». Отметим, что Россия не взяла на себя обязательства по обеспечению равного доступа к трубопроводам для зарубежных компаний и сохранила за собой право регулирования тарифов на трубопроводный транспорт. Роль этого сегмента в СЗФО в последние годы возрастает по мере реализации крупных газо- и нефтепроводных проектов, что, разумеется, не дает права игнорировать его при анализе перспектив региональной экономики.

На своей земле

Транспорт, услуги которого вместе с услугами связи обеспечивают СЗФО солидные 11-12% ВРП, безусловно, окажется в выигрыше. Северо-Запад, и в частности Петербург, – важнейший транспортный узел, и рост объемов торговли (как импорта, так и экспорта) благоприятно влияет на всю региональную экономику. Само по себе присоединение к ВТО как к общепринятому стандарту правил торговли не в меньшей мере, чем уменьшение пошлин, стимулирует торговую и инвестиционную активность иностранных игроков. С этой точки зрения членство в ВТО – не только загрузка портов и терминалов, но и активное строительство логистических объектов, дорог, развитие сервисной и финансовой инфраструктуры.

Торговля как отрасль сама по себе нечасто оказывается предметом анализа при оценке последствий вступления России в ВТО, уступая в борьбе за внимание публики так называемым реальным секторам. Заметим, однако, что доля торговли в экономике Северо-Запада – более 15% ВРП – делает этот сегмент более чем реальным. Логично ожидать, что членство в ВТО, пусть и постепенно, будет способствовать росту объемов торговли и усилению непроизводственного компонента в экономике региона в целом. В конце концов, локализация производства «на своей земле» – не обязательный признак высокого уровня развития экономики и госуправления. И Америка, и Европа к настоящему времени столкнулись с эффектом перемещения промышленности в государства с меньшей себестоимостью производства. Вполне вероятно, что в свое время этому способствовало вступление в ВТО Китая. У России, в отличие от Китая, нет специфических преимуществ, которые гарантировали бы приток промышленных инвесторов и превращение страны в мировой сборочный цех. Это, однако, не внушает пессимизма.

Специализацией РФ на мировом рынке в обозримой перспективе останутся природные ресурсы, что не так уж плохо в эпоху высоких цен на сырье. Сырьевые доходы государства делают его интересным рынком как для внутренних, так и для международных производителей. Учитывая, что облегчение доступа иностранцев на российский рынок будет сопровождаться снижением экспортных барьеров для отечественной продукции, общий эффект от либерализации торговли для страны может оказаться близким к нейтральному. Однако специфика Северо-Западного региона и структура его экономики дают возможность получить выгоду даже в игре с нулевой суммой.       

Санкт-Петербург

Отраслевая структура ВРП СЗФО
Высокие цены на нефть помогли Бразилии преодолеть дефицит торгового баланса, образовавшийся сразу же после вступления страны в ВТО в 1995 году
Отраслевая структура ВРП Санкт-Петербурга
Вступление в ВТО в 2001 году помогло Китаю стать «всемирной фабрикой», однако для России эта ниша закрыта

У партнеров

    Реклама