Герои сегодняшних дней

Тема недели
Москва, 19.03.2012
«Эксперт Северо-Запад» №11 (557)

Иллюстрация: архив «Менеджмента Роста»

В отеле «Астория» в Петербурге 2 марта состоялась первая церемония вручения премии «Эксперт года», где были подведены итоги масштабного исследования журнала «Эксперт Северо-Запад», целью которого стало выявление новых имен в разных сферах бизнеса и общественной жизни.

Задумывая проект «Эксперт года», мы, безусловно, ориентировались на уже существующие инициативы, воплощенные в жизнь западными и отечественными журналистами. Казалось бы, нет ничего проще, чем пойти проторенной ими дорогой, с той лишь поправкой, что масштаб проекта вместо глобального или общероссийского становился региональным. Однако эта идея сразу была отметена как непродуктивная, и перед редакцией встал вопрос: как сделать действительно интересный и общественно значимый проект, не повторяя при этом подобные форматы?

Четкая теория

Чтобы ответить на этот вопрос, нам необходимо было определиться с ключевыми отправными пунктами. Какие цели мы ставим перед собой? Какими характеристиками должен будет обладать наш «Эксперт года»? Как мы станем определять наиболее достойных этого звания? В ходе бурных дискуссий в редакции и консультаций с учеными-социологами, из которых самую значительную помощь нам оказала старший научный сотрудник Института социологии РАН Татьяна Протасенко, родилась концепция премии «Эксперт года».

Во-первых, мы четко решили, что наша задача – открытие новых имен в бизнесе, политике, культуре. С одной стороны, это обусловлено нежеланием журнала в очередной раз представлять публике ранжированный список известных личностей (будь то топ-менеджеры крупных компаний, общественные деятели или медийные персоны), имеющих уже все возможные награды и получивших все возможные почести. На наш взгляд, они находятся «над схваткой», а потому устраивать соревнование среди них и бесполезно, и неинтересно. А выпуск еще одного рейтинга лучших и первых, содержащего знакомые всем лица, едва ли стал бы значимым для города событием.

С другой стороны, мы исходили из глубокой убежденности в том, что зачастую авторами прорывных идей в бизнесе или значимых общественных инициатив оказываются не первые лица компаний или широко известные персоны, а люди непубличные, о чьих заслугах знает лишь узкий круг их коллег. Это мнение стало результатом наших наблюдений и полностью согласовывалось с современным подходом к определению понятия «лидерство», согласно которому в любой организации или сообществе на каждом уровне управления есть неформальные лидеры, от идей и работы которых зависит успех всей системы.

В том, чтобы найти именно таких лидеров и вывести их в медийную сферу, мы увидели главную цель. Ее социальная значимость для нас была и остается очевидной: мы и поощряем людей, достигших общественного признания, и обращаем на них более пристальное внимание их руководства. И наконец, на их примере показываем широкой публике, что в России множество талантливых, неординарных, преданных делу специалистов, благодаря которым страна двигается вперед.

Во-вторых, мы определили, что в нашем понимании эксперт года – человек, чьи достижения и вклад в развитие компании или отрасли, города или страны получают высочайшее признание профессионального сообщества и широкой общественности. Он демонстрирует способность предугадывать тренды, которые определяют экономическое и социальное развитие региона. Критериями оценки их заслуг стали выдающиеся профессиональные достижения и неординарные личные качества, что вкупе и обеспечивает то самое признание специалиста своим профессиональным сообществом, измерение уровня которого мы и положили в основу своего исследования.

В-третьих, в качестве оптимального метода исследования мы выбрали опрос экспертов – безоговорочных авторитетов в своей сфере. Собственно, мы решили объединить в экспертный совет премии «первый эшелон» известных петербуржцев, чьи авторитет и статус ни у кого не вызывают сомнений, и именно ему дать возможность определять победителей. В состав совета вошли 65 человек, представляющих различные отрасли и сферы деятельности. Экспертный совет формировался таким образом, что в каждой из 15 номинаций редакция выбирала от трех до пяти экспертов, способных оценить заслуги коллег. Каждый член совета мог проголосовать за победителя только в своей профильной номинации или же сделать выбор в нескольких: все-таки уровень приглашенных экспертов таков, что каждый из них имеет достаточное представление не только о своей узкой области.

Выдвижение кандидатур на соискание премии происходило несколькими способами. Подать заявку на сотрудников могли по собственной инициативе компании и организации, а также право выдвинуть на соискание премии конкретного человека было у редакции журнала «Эксперт Северо-Запад» и членов экспертного совета.

По тонкому льду неопределенности

Как вся эта стройная модель воплотится в жизнь, мы сами до конца не понимали. Когда берешься за реализацию проекта такого масштаба и уровня сложности, да еще и впервые, готовых ответов нет и быть не может – приходится идти по тонкому льду неопределенности. Мы задавали себе множество вопросов: найдет ли проект поддержку среди тех, кого мы хотим включить в экспертный совет премии? Придет ли достаточное число заявок? Смогут ли эксперты выбрать лучших из лучших, если в премии по определению принимают участие люди непубличные и недостаточно широко известные? Ответить на них мы могли, только запустив исследование.

Первое, что нас по-хорошему поразило, – отклик членов экспертного совета. Предполагая, что все они люди занятые и «труднодоступные», мы заранее готовились к тому, что многие ответят вежливым отказом. Однако отказались от участия в исследовании единицы. Большинство же, несмотря на занятость, не только с радостью согласились на членство в экспертном совете, но и приняли деятельное участие в формировании общего первоначального списка кандидатов на соискание премии, рекомендуя обратить внимание на конкретных людей и их проекты.

Не меньше удивил ажиотаж вокруг премии. За месяц в редакцию пришло более 150 заявок на соискание премии. Порадовало, что заявки приходили не только из Санкт-Петербурга и Ленинградской области, но и из других регионов Северо-Запада, в частности из Вологодской, Мурманской и Псковской областей.

По итогам первого тура, проведенного силами редакции, мы выделили 85 заявок, которые вошли в шорт-листы по 15 номинациям. Эти заявки были представлены на рассмотрение членам экспертного совета. По итогам их голосования 19 человек стали победителями и обладателями звания «Эксперт года», еще 34 стали финалистами. Некоторые претенденты получили специальные награды исходя из консолидированного решения редакции и членов экспертного совета.

В некоторых номинациях выявились безоговорочные лидеры, побеждавшие с колоссальным отрывом. В других, напротив, все претенденты получали практически равное количество голосов, но кто-то вырывался вперед за счет одного-единственного голоса. И наконец, были номинации, в которых решающего перевеса не добивался ни один соискатель, поэтому оргкомитет оставил за собой право наградить званием «Эксперт года» сразу нескольких из них.

Проект состоялся. И потому, что нашел отклик среди экспертов, и потому, что вызвал интерес у самых разных специалистов, не побоявшихся и не поленившихся подать заявку на участие в конкурсе. Но самое главное – потому, что показал: идея о лидерстве на разных уровнях управления, убежденность в существовании неординарных людей, которые отлично делают свое дело, не претендуя на широкую известность и массовое признание, обоснованны. Такие люди есть, и их много. И как они чувствуют потребность быть услышанными, так и у общества есть потребность услышать о них, узнать о том, что они делают, найти вдохновение в их примерах.

Все наши опасения, что мы так и не сможем получить целостную и ясную картину, не увидим единодушия во мнении экспертов и потому не найдем тех лидеров, тех профессиональных и моральных авторитетов, которых так ищем, рассеялись после того, как мы подвели итоги работы над проектом. Наверное, это феномен любого состоявшегося исследования, когда из разрозненных сведений и фрагментарных данных вдруг складывается четкая картина, когда каждый кусочек занимает свое место и в результате получается поражающая воображение мозаика. И ты находишь все, что искал: и выдающихся людей, и значимые тенденции общественной жизни, и общий вектор движения, показывающий, куда мы идем. Что же увидели мы благодаря премии «Эксперт года»?

Результаты

Первое, что явно продемонстрировала премия, – дисбаланс количества заявок, поданных в разные номинации. Так, наиболее популярными оказались номинации «Управление человеческими ресурсами», «Социальные проекты и благотворительность» и «Общественные инициативы», что свидетельствует о явной социальной ориентированности бизнеса и растущем количестве гражданских инициатив.

Примечательно, что эти три номинации фактически сначала были слиты в одну – «Социальные проекты и управление человеческими ресурсами». Однако обилие заявок стало причиной разделения ее на три самостоятельных блока. И хотя этот ход позволил нам наградить максимальное число достойных и интересных людей, все равно остались те, кого мы не смогли поощрить здесь наградой, несмотря на безусловную значимость их инициатив. В целом, как считает один из членов экспертного совета премии директор центра корпоративной социальной ответственности «ПрайсвотерхаусКуперс» Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета Юрий Благов, отличительная черта «Эксперта года» – наличие практически во всех заявках очевидной социальной компоненты, вне зависимости от того, в какой номинации они представлены. И этот явный показатель взросления отечественного бизнеса и гражданских институтов можно назвать однозначно позитивным трендом.

Наименее востребованной стала номинация «Государственное управление». Очевидно, это связано с тем, что в минувшем году в сфере муниципальных отношений произошла серьезная ротация кадров. Однако это также свидетельство слабой пока готовности власти идти на диалог с обществом. Преодоление этой пропасти должно стать одной из наших общих задач, требующей активной, деятельной позиции всех заинтересованных сторон – государственных институтов, общественных объединений, бизнеса и массмедиа.

Показательно и то, что в номинации, связанные с бизнесом, заявки в среднем поступали равномерно. В принципе, это отражает реальную практику – готовность бизнеса искать новые пути развития через создание неординарных продуктов и услуг, выбор оригинальных бизнес-стратегий и инструментов менеджмента, совместные проекты с разными стейкхолдерами. Обилие интересных и достойных заявок в бизнес-номинациях стало причиной того, что некоторые из них мы сочли необходимым разделить. Например, «Банки и финансы» превратились в «Банки и страхование» и «Финансы и инвестиции», «Телекоммуникации и ИТ» также стали двумя самостоятельными блоками. С другой стороны, номинацию «Транспорт и инфраструктура» пришлось упразднить, что объясняется не столько отсутствием интересных проектов и начинаний, сколько невысокой активностью компаний данного сектора экономики.

О победителях и финалистах премии «Эксперт года» мы расскажем на страницах журнала «Эксперт Северо-Запад» – в этом и последующих номерах. Надеемся, пример наших героев наглядно продемонстрирует, что, несмотря на расхожее мнение о том, что в России никто не умеет и не хочет работать и мы обречены вечно догонять прогрессивный Запад (а скоро – и Восток), в стране достаточно людей, чьи созидательная энергия, воля и профессионализм служат источниками новых побед и постоянного развития.

Санкт-Петербург

У партнеров

    Реклама