Формирующие ядро

Основа немецкого экономического представительства на Северо-Западе, по словам Рене Харуна, – малые и средние компании

Фото: архив «Эксперта С-З»

В июне этого года исполняется 20 лет с момента установления экономических взаимоотношений между Российской Федерацией и Германией. В 1992 году в Петербурге был открыт первый в нашей стране офис Объединения торгово-промышленных палат Германии – представительство немецкой экономики на Северо-Западе РФ. Затем была образована Российско-Германская внешнеторговая палата (РГ ВТП) с головным офисом в Москве, однако Северная столица остается одним из основных торговых и инвестиционных партнеров Германии в России. Директор филиала «Северо-Запад» РГ ВТП Рене Харун обозначил болевые точки работы иностранных инвесторов на Северо-Западе России.

– Ваша палата недавно проводила опрос среди инвесторов по инвестиционной привлекательности регионов России. Каковы его результаты?

– Мы поставили перед собой задачу ранжировать 30 регионов РФ, включая областные центры, по степени привлекательности для инвестирования в различные проекты. С этой целью был проведен опрос компаний – членов РГ ВТП. Первое место в опросе ожидаемо заняла Калужская область, которая действительно демонстрирует максимальную открытость с точки зрения привлечения финансирования. А то, что именно там разместил свой завод концерн Volkswagen, однозначно позитивно повлияло на приток германских инвестиций в другие промышленные и финансовые сегменты области.

Регионы Северо-Запада тоже показали хорошие результаты. Санкт-Петербург и Ленинградская область, к примеру, заняли седьмое и восьмое места, обогнав даже Москву. Так что тренд положительный: пусть мы и не в лидерах, но очевидно, что взаимоотношениям Германии и Северо-Запада РФ есть куда развиваться, в том числе в экономическом смысле.

– Почему Москва показала подобный результат?

– В Москве и Московской области слишком большая концентрация инвестиционных проектов. Возможностей для маневра очень мало, свободных земельных участков не осталось, очень высокая конкуренция среди претендентов, желающих работать на этой территории. Поэтому все чаще инвесторы идут на не избалованные излишней популярностью территории, понимая, что четко выстроенные логистические схемы и более низкие издержки позволят компенсировать тот факт, что завод не построен рядом с Москвой.

– Петербург разве не избалован?

– Нет, местная администрация предпринимает серьезные шаги для привлечения иностранных инвесторов. Объясняется это тем, что город активно развивает ряд промышленных сегментов, сделал ставку на инновации, позиционирует себя в качестве территории с кластерным приоритетом роста. Подобная заявка требует реального бизнес-подтверждения как с помощью российских инвесторов, так и благодаря зарубежным инвестициям.

В других регионах Северо-Запада ситуация еще более адекватная. Мы проводим много встреч, видим искреннюю заинтересованность властей в том, чтобы запускались промышленные проекты. «Добро пожаловать» – эту фразу мы часто слышим, выбирая наиболее привлекательные территории, анализируя сопутствующие факторы. Параллельно создается и инфраструктура, чтобы иностранные бизнесмены чувствовали себя в России комфортно. Не так давно в Петербурге открылась немецкая школа, где уже учатся 60 детей, а педагоги из Германии преподают в соответствии с нашими образовательными стандартами. Благодаря этому проекту найдено решение для одной из главных социальных проблем немецкого бизнеса в Петербурге – куда устроить детей учиться, если переезжаешь в город вместе с семьей.

Предсказуемость исхода

– Верно ли утверждение, что основу немецкого бизнес-представительства в России формируют средние компании?

– На слуху обычно проекты крупные, но большинство германских компаний, ведущих работу в России в целом и на Северо-Западе в частности, относятся к малому и среднему бизнесу. Здесь работают около 6,3 тыс. германских компаний, из них порядка 730 – в Петербурге. Но эта статистика не очень корректна, потому как причисляет к представителям германского бизнеса даже те фирмы, в которых доля участия германских инвесторов относительно невелика – на уровне 3-5%. По моим оценкам, в Северной столице работают 400-450 предприятий, в которых доля немецкого капитала – либо 100%, либо близка к этому показателю. А в масштабах России таких компаний порядка 2,5 тыс.

Германский бизнес на Северо-Западе представлен в различных сегментах, прежде всего в машиностроении. Также я вижу значительный потенциал роста в таких отраслях, как медицинская промышленность, финансовые технологии, строительный сектор. В качестве примеров успешного бизнеса можно назвать компании Sartogosm (выпускает измерительные приборы для нужд медицинской промышленности), Janoschka Pavlovsk (предлагает предпечатные услуги для табачной и пищевой промышленности – дизайн-решения для упаковки). Естественно, широко представлены в Петербурге предприятия, изготавливающие автокомпоненты. Германская Schnellecke Rus разместила свою производственную площадку по выпуску шасси на территории завода GM, компания Durr Systems Rus изготавливает лакировочную технику, на автокомпонентах специализируется и Mahle.

– Есть ли примеры ухода немецких компаний из Петербурга?

– Нет, громких уходов не было. Прекратила здесь свою работу компания, специализирующаяся на выпуске денежных знаков. Однако подобный исход был предсказуем: в России этот сегмент бизнеса, по сути, запрещен для иностранных участников, и войти в него немецким инвесторам, несмотря на многочисленные переговоры, так и не удалось.

Нужны инвестиции и время

– Можно ли сказать, что жизнь немецкого бизнеса на Северо-Западе России беспроблемна?

– До этого еще далеко. Не скажу, что у германского бизнеса есть какие-то эксклюзивные проблемы, скорее это проблемы любого иностранного бизнеса. Мы проводили еще один опрос среди членов палаты и выяснили, что по болевым точкам на первом месте – бюрократия. Естественно, это прежде всего касается новых игроков, которые не знакомы с правилами игры, не знают, к кому и куда обратиться за многочисленными разрешениями. Для таких компаний первый совет очевиден – взять на работу толкового российского юриста.

Второе – конечно, коррупция. Причем, выплачивая взятки, чтобы решить проблемы в России, бизнесмен из Германии имеет все шансы попасть под уголовное преследование на родине, поэтому инвесторы ведут бизнес максимально корректно. Существует целый ряд вопросов к таможенным процедурам. На днях за одним столом собрались представители Северо-Западного таможенного управления и немецкие бизнесмены, у которых есть проекты на Северо-Западе, и сняли текущие проблемные вопросы. Но в глобальном смысле таможня, а точнее российские особенности ее работы, остается негативным фактором.

Много вопросов вызывает и необходимость локализации производства для предприятий автомобильной промышленности. К примеру, Johnson Controls производит в Петербурге автомобильные кресла и, согласно российскому законодательству, должна в среднесрочном периоде достичь уровня локализации в размере 70%. Вот только здесь попросту невозможно обеспечить подобную локализацию из-за отсутствия производителей, выпускающих качественную профильную продукцию.

– Какие советы вы даете германским бизнесменам, рассматривающим возможность работы на Северо-Западе?

– Прежде всего даем контакты для развития бизнеса, помогаем найти потенциальных партнеров или клиентов. Что же касается советов… Знаете, немецкий бизнес немного наивен. Приходя в Россию, наши предприниматели полагают, что ситуация здесь такая же, как была несколько лет назад, когда регионы любыми способами затаскивали к себе инвесторов. Но правила игры изменились, стабилизировались, стали сбалансированными. Россия – очень большой рынок, но нужны серьезные инвестиции и время. А через несколько лет можно получить соответствующую отдачу.

Прежние годы вообще были более спокойными, я это вижу в том числе по работе РГ ВТП. Раньше было мало проектов, мало мероприятий – такой спокойный, убаюкивающий период. Теперь же происходит интенсивный рост экономического сотрудничества, что требует в том числе от нас адекватных квалифицированных действий по максимальному расширению экономических взаимоотношений между Германией и Северо-Западом России.

Санкт-Петербург